История создания альбома Venom ‘Welcome to Hell’

Написал Dimon 7 февраля, 2017 в Немного Другой Музыки

[Статья из журнала "Decibel" за декабрь 2010 года]

ДЬЯВОЛ ЗДЕСЬ

Решение ввести в Зал Славы “Decibel” дебютную работу Venom, ‘Welcome To Hell’, а не второй альбом группы, ‘Black Metal’, вызвано одним простым фактом: без ‘Welcome To Hell’ не было бы ‘Black Metal’ – ни альбома, ни жанра. Может быть, кажется очевидным, но успех и сдвиг металлической парадигмы на дебютном альбоме действительно установил планку для второй пластинки, который, являясь уже сам по себе превосходным, дал немного больше, чем название жанра. Безусловно, если говорить о влиянии, музыка на ‘Black Metal’ мало чем отличается от того же ‘Welcome To Hell’. Не стоит недооценивать взрывной эффект, который оказал этот богохульный дебютный диск на уже и так раскалённую добела металлическую сцену. Пока остальные команды Новой Волны Британского Хэви-Метала предпочитали двигаться в более традиционном направлении, спокойно заимствуя влияния у Black Sabbath, Deep Purple, UFO, Judas Priest и других тяжеловесов 70-х, Venom хотели сделать «дьявольскую музыку» по-настоящему зловещей.

Посмотрев в 2010 году на козлиную голову в пентаграмме на обложке альбома, любой металхэд сразу же всё для себя поймёт. Сатанинские/оккультные образы стали неотъемлемой частью тяжёлой музыки, особенно в некоторых жанрах. Но в 1981 году, когда вышел альбом ‘Welcome To Hell’, такого ещё не было. Конечно же, на обложке был изображён тот же козёл, что и на первом сингле, ‘In League With Satan’, но вся «чертовщина» и зло ждали вас на «заднике», куда группа – Кронос (режущий бас и адский рык), Мантас, (пилообразные гитары) и Абаддон (барабаны и ядерные боеголовки) – поместила следующую цитату: «Злом зловещим одержимы / мы желаем смерти Богу / плюём на деву, что вы боготворили / сидим по левую руку Сатаны». Зловещей атмосферы добавляли названия песен вроде заглавного трека, а также ‘Sons Of Satan’ («Сыны Сатаны»), ‘In League With Satan’ («В Союзе с Сатаной»), ‘Witching Hour’ («Колдовской Час»), ‘One Thousand Days In Sodom’ («Тысяча Дней в Содоме») и так далее. Это, бесспорно, был по-настоящему зловещий, псевдо-сатанинский металлический альбом. В то время как остальные – Black Sabbath, Pentagram и Kiss – с этими образами и мрачными темами лишь заигрывали, Venom тыкали ими прямо в морду.

И вела себя эта троица из Ньюкасла под стать своему образу – хулиганила и дебоширила, при этом, сыгранностью и слаженностью группа никогда не отличалась, однако именно такой образ прекрасно соответствовал общей атмосфере. Альбом был записан и сведён за шесть дней, и это прекрасно слышно. Но если посчитать команды, черпавшие вдохновение у этой первой дьявольской пластинки – Slayer, Hellhammer, Mayhem и сотни других – сложно не увидеть, насколько сильно альбом повлиял на всю историю металла, породив миллионы команд по всему миру – пусть даже сыгран он небрежно и грязно.

Что собой представляла музыкальная сцена Ньюкасла?

Джефф «Мантас» Данн: Новая Волна Британского Хэви-Метала (НВБХМ) только набирала обороты. Можно сказать, Ньюкасл был центром нового музыкального движения. Да, в Лондоне были ребята вроде Iron Maiden, но в Ньюкасле было до черта коллективов. Это была большая процветающая металлическая сцена, и все команды тусовались на лейбле Neat Records – Raven, Fist, Tygers Of Pan Tang, White Spirit.

Тони «Абаддон» Брэй: Интересная была сцена. Ньюкасл – промышленный город, и я думаю, многие местные ребята придерживались эстетики панка. Если ты хорошо играл, допустим, в футбол, может быть, тебе удавалось избежать депресняка. Если ты умел играть на музыкальных инструментах, то мог избавить себя от ежедневного бесполезного существования, коим грешили предки. В стране тогда был экономический кризис. Повсюду закрывались шахты и сталелитейные заводы. Жители были жутко разозлены, было ощущение уныния и депрессии. Музыкальная сцена в этом плане очень помогала. Было множество команд, появившихся ещё до НВБХМ – вроде Raven, Tygers of Pan Tang, Fist. Мы брали с этих ребят пример, потому что они занимались любимым делом. Они выступали живьём – пусть и в дерьмовых клубах – зато живьём. Они сочиняли свою музыку. В крошечном местечке в центре Уоллсенда – это промышленный район Ньюкасла – находился лейбл Neat Records. Наверху располагалась их студия Impulse, где записывались все местные команды. Мы с ними постоянно тусовались и зависали, тёрлись возле них. Друзьями мы не были, но постоянно ошивались на окраинах района.

Конрад «Кронос» Лант: Тогда казалось, что каждый парень был в своей группе. Было множество музыкальных магазинов, и стоило куда-нибудь зайти, там сидел парень и играл на новой гитаре. Был очень большой интерес к музыкальным инструментам. Складывалось впечатление, что каждый хотел исполнять музыку. Все крутилось вокруг тяжёлого рока. Время панков пришло и ушло. Никто всерьёз не воспринимал эту музыку; все были в шоке. Главное было – позлить предков, а не стать музыкантом.

Насколько тепло группу Venom приняла местная музыкальная сцена Ньюкасла?

Лант: Да никак она нас не приняла, потому что мы сразу же задрали себе планочку. Мы хотели использовать две барабанные установки. Одной нам было мало. И колонки мы хотели ставить мощные, а не как у всех – 4*12! Потому что мы были себе на уме, крутые, все на нас указывали пальцем, приговаривая: «Тю-тю-тю. Так делать нельзя. Вам нужно усердно работать, играть по клубам и заслужить уважение». Мы этого никогда не понимали. Мы брали пример с команд вроде Kiss и, мать их, Judas Priest да Led Zeppelin. На Motorhead, Sham 69 или The Sex Pistols мы походить не хотели. Мы не смотрели на команды, играющие в маленьких клубах перед аудиторией в 50 рыл. Мы хотели, чтобы на нас приходило не меньше миллиона.

Данн: Мы были изгоями, маргиналами. Никому из других команд мы не нравились, скажем так. Я думаю, вызвано это было тем, что мы вышли из панковской среды и пытались придумать что-нибудь необычное, а не быть стандартной рок-командой. Остальные коллективы нас значительно превосходили в плане игры и умения, но нам было на это нас*ать – важно было оказаться в нужное время и нужном месте.

Брэй: Поначалу нас не принимали. Нас называли патлатыми панками. Тогда многие команды, которые якобы принадлежали к НВБХМ, считали себя пережитком 70-х. Мы были как бы вне закона. Потрясающими музыкантами мы стать не стремились. Мы хотели стать крутой группой, и я сильно сомневаюсь, что другие коллективы в это врубались, поэтому смотрели на нас с пренебрежением.

Вы изначально хотели пропагандировать откровенные сатанинские образы и тексты?

Лант: А как же! Рок-н-ролл – дьявольская музыка. Мы всегда это говорили. Было нереально круто, что все мы были единоличниками. Изначально мы играли в разных группах. Когда я познакомился с Мантасом, я играл в команде Dwarfstar, а он – в группе Guillotine. Познакомили нас наши девушки, с которыми мы встречались, и он сказал мне, что Guillotine ищут гитариста. Я уже с ребятами из Dwarfstar дошёл до той стадии, когда понимал, что ничего серьёзного у нас не выйдет. И я приехал на репетицию к ребятам и понял, что эти черти посерьёзнее будут, да и взгляды у нас совпадали. Они хотели использовать большие барабаны и задники во всю сцену, так что мы были с ними на одной волне.

Данн: Логотип Venom нарисовал Абаддон. Помню, эта идея у нас была ещё задолго до того, как в группу пришёл Кронос. Думаю, мы, как и любая группа, хотели шокировать общественность. Намеренно. Мы хотели выходить на сцену и привлекать внимание, быть мерзкими и наглыми. Нас прикалывали сатанинские образы, и мы придумали себе прикольные погоняла. Помню, однажды я приехал на репетицию, и увидел огромный задник, на котором была изображена пентаграмма – уверен, его придумала и сшила либо мама Абаддона, либо его тётушка. Это был наш самый первый задник. Конечно же, потом он стал обложкой первого сингла ‘In League With Satan’, а потом и украсил альбом ‘Welcome To Hell’.

Брэй: Да, с самого начала хотели. Мы знали, что не собираемся называть себя христианскими именами. Мы хотели придумать себе лаконичные прозвища, состоящие из одного слова. Образ у нас был с самого начала, с самых первых репетиций. Я приносил на репетиции пиротехнический порошок, и мы репетировали с пиротехникой. Взрывали всё вокруг, устраивали пиздец и смотрели, что будет – хотели однажды воплотить всё это на сцене.

Как вы вышли на лейбл “Neat Records”?

Лант: Я работал у них, подыскивал группы и артистов, притаскивал в офис всякие команды и постоянно докучал ребятам из лейбла: «Я хочу свою группу подписать, подпишите нас!». А они отвечали: «Закрой рот, сынок!». Они не воспринимали меня всерьёз. Они считали, что я прикалываюсь, потому что мне нравится тяжёлая музыка, и поскольку я притаскивал другие команды в студию, то и сам хочу попробовать. И я до сих пор считаю, что они разрешили пойти Venom в студию только бы мы от них отстали. Я спросил у звукоинженера, сможет ли он работать бесплатно, а сам обещал тусоваться в студии сверхурочно. В общем, первые демки были дерьмового качества, я их конкретно запорол. Только лишь когда мы их записали, представители лейбла проснулись и сказали: «О, подождите-ка минутку – а это ни на что не похоже. Из этого может что-нибудь толковое получиться».

Данн: Мы им проходу не давали, всё просили выпустить нашу пластинку. Они выпустили сингл ‘In League With Satan’/ ‘Live Like An Angel’, и всё вдруг закрутилось-завертелось. И я до сих пор убеждён, что они хотели выпустить несколько синглов и дождаться, пока всё это накроется медным тазом. Они ведь в таком случае могли нам спокойно сказать: «Ну что, ребята, у вас был шанс, и вы его просрали, а теперь проваливаете отсюда!».

Брэй: Сначала мы выпустили сингл, и он получил отличные рецензии. Нас снова пригласили в студию, где мы записали бы вторую серию демок. Но когда мы поднимались наверх с оборудованием – помню, этажей 8 было, ужасное место для записи – нас прямо на лестнице остановил парень из Neat Records и сказал: «Сдались вам эти демки? Давайте лучше побольше песен наберём, и запишете альбом». Мы прыгали от радости и подумали, что идея зае*ись!

Получается, вы должны были записывать демки, а получился дебютный альбом?

Лант: Да. Нас обманным путём заставили, потому что мы думали, что пишем демку. Мы записали первые три песни, и ребята с лейбла спросили: «Послушайте, ребята! А ещё песни у вас есть?». Мы ответили: «Да, до хрена!». И они сказали: «Идите-ка в студию, и мы дадим вам три дня. Запишите всё, что у вас есть, а там видно будет». И на запись ‘Welcome To Hell’ у нас ушло три дня. Мы думали, что пишем демки, а не студийный альбом. А потом лейбл выставил нам ультиматум: либо мы выпускаем этот материал как альбом, либо не видать нам контракта. Мы были в бешенстве, потому что знали, что можем записать гораздо лучше.

Данн: На работу в студии нам дали три дня. Надо было добить несколько песен, и мы заканчивали сочинять их уже в студии. Там мы написали заглавный трек, ‘Welcome To Hell’. Написали его мы очень быстро. Видно, что у сингла ‘In League With Satan’ и первого альбома одинаковая обложка, и мы по этому поводу не парились даже. Та же самая обложка, только увеличенная.

Брэй: В итоге были как плюсы, так и минусы. Альбом получился неистовым, сделанным на скорую руку. Нужно было все песни лучше доработать, но кто же знал. Многие говорят, что альбом звучит небрежно, перед записью песни нужно было доработать – да мы и сами в курсе вообще-то. Но на пластинке чувствуется адреналин и энергетика.

Как вы подошли к записи песен, зная, что времени у вас в обрез?

Данн: Ни у кого из нас не было опыта работы, так что мы как в фильме Spinal Tap, пришли, врубили на всю мощность и записали. Конечно, за 30 лет качество звучания сильно изменилось – новые цифровые технологии и всё такое – но мне кажется, слушая ‘Welcome To Hell’, понимаешь, что группа старается и играет живьём. На мой взгляд, песни действительно прошли испытание временем. Плевать на качество записи. Главное – песни.

Брэй: На мой взгляд, большинство барабанных партий были записаны с первого дубля. Мы пришли в студию и сразу стали записываться, и подумали: «Звучит круто и интересно». Конечно же, с гитарами пришлось повозиться. Многие песни были написаны ещё до прихода Кроноса, но он написал другие тексты, так что на это тоже ушло некоторое время.

Лант: Дело в том, что песни мы играли на репетициях уже около полутора лет. С песнями проблем не было; мы знали их задом наперёд. Учить ничего не пришлось. Мы продублировали только вокал и несколько соляков, а потом секретарша из лейбла поднялась к нам наверх и прочла псалом в середине ‘Welcome To Hell’. За исключением некоторых эффектов, никаких наложений мы не делали.

Можно ли сказать, что пластинка сразу же привлекала своим «сырым» и «грязным» звучанием, прекрасно подходящим песням?

Данн: Бесспорно. И доказательство тому – наш первый концерт в Hammersmith Odeon. Помню, я выбежал на сцену, и в первом ряду стояли одни панки. Панки вместе с металлистами. Многие панки тащились от Venom. Мы ведь были выходцами из панковского английского движения – полный DIY («сделай сам»). Ты приходил в студию, включал микрофон и рубил. Никакого вылизанного звучания и прочей подготовленной х*рни, где все инструменты звучат правильно, чётко и выверено. Конечно же, в этом «сыром» и «грязном» звучании заключается вся прелесть и шарм Venom, если угодно – агрессивная живая подача и пох*истическое панковское отношение. Думаю, всё это очень чётко ощущается на альбоме ‘Welcome To Hell’.

Лант: Вылизывать звучание и играть правильно было бессмысленным занятием, потому что мы считали, что в панке должна быть свобода и развязность. Хэви-метал немного «чище» и адекватнее. И мы не знали, получится ли смешать два жанра. Мы себя тогда называли патлатыми панками, потому что всерьёз себя не воспринимали. Мы постоянно говорили, что плевать хотим на музыкальный бизнес – мы хотим развлекать. Мы спускали все бабки на крутые сценические декорации и оборудование. Мы просто хотели отрываться.

Кто придумал обложку альбома? Беспокоило ли вас когда-нибудь, как отреагирует на неё общественность?

Лант: Ребята с лейбла Neat Records были открыты для всего нового, и мне кажется, они были не против, потому что слишком хорошо меня знали. Конрад и Кронос – два разных человека. Кронос – е*аный демон, а Конрад может пивка выпить, поржать и шутку отмочить. И они не видели в этой обложке ничего зазорного и неприятного. Для них это была обложка Конрада. Они понятия не имели о чёрной магии и этих образах. Они не знали, что они означают. Они впервые увидели нечто такое. Им и в голову не приходило, что это зловещие образы. Потом вышел альбом, и поклонники стали засыпать нас письмами сомнительного содержания: «Круто, парни! Мы принесём девственницу в жертву», а лейбл не врубался и спрашивал: «Какого х*ра происходит?!»

Данн: Мы хотели привлечь внимание. Такого образа – козлиной головы в пентаграмме – на обложке альбома ещё никогда не было. Блядь, сегодня футболку с изображением Бафомета можно купить чуть ли не в любом магазине одежды.

Брэй: Да мы об этом даже не думали. Нам было плевать, что мы делали. Никакого эпатажа и скандала мы вызвать не хотели. Логотип и обложку альбома придумал я. Конечно же, я спёр её у Антона ЛаВея, но мы хотели показать, что собой представляет наша группа. Поэтому у нас и были богохульные тексты на заднике. И мы решили, что не будем ни от кого ничего скрывать и маскировать. Они прямо на обложке. Если вам не нравится или вы не хотите, чтобы ваши дети это видели – это ваш родительский выбор. Это – искусство, наше искусство. Ничего в нём нет ни богохульного, ни скандального. Мы хотели сказать, нам никто не смеет указывать, что делать. Вряд ли можно было придумать что-то более эпатажное и вызывающее, если не брать в счёт откровенно сексуальные образы.

Насколько вы понимали, что песни на пластинке сыграны, мягко говоря, с ошибками и небрежно?

Лант: Дело в том, что это была фирменная фишка Venom. Я много где работал на студийных сессиях с другими группами и музыкантами, и считаю себя опытным компетентным музыкантом. Мне плевать, кто какие рецензии пишет на альбомы Venom. Когда выходит альбом Venom, это должен быть Venom, и эту планку мы задали на ‘Welcome To Hell’. На альбоме ‘Resurrection’ мы попробовали сыграть более плотно и слаженно – закрепить, так сказать, все винтики и сыграть по метроному, но услышали следующее: «Звучит круто, но это не совсем Venom, потому что Venom играют более развязно и «грязно» – не так точно и идеально». Если рекламируешь батончик Mars, нужно продавать именно батончик Mars. А Venom должен быть Venom, и дело здесь не в точности и идеально сыгранных партиях. Главное – ощущение, атмосфера агрессии и мощи на пластинке. Я могу простить любую незначительную оплошность и ошибку гитаристу и барабанщику, если сыграно с душой и мощно.

Данн: Для нас не было разницы – записывать альбом или демку. Мы пришли в студию и придерживались своих взглядов. Мы от себя многого не ждали. Пришли в студию и сделали, что было в наших силах. Если слушать трек ‘Welcome To Hell’ на виниле, видно и слышно, что в начале песни скорость одна, а конец звучит в три раза быстрее [смеётся]. Блядь, ну не получалось у нас держать всю песню один и тот же темп. Абаддон как никто умел запарывать такие темы – он ни разгоняться нормально не мог, ни замедлять ритм, но даже когда в конце 90-х мы поменяли Абаддона на Анттона [Энтони Лант, брат Кроноса], Анттон сказал: «В этом и была фишка Venom – развязность, «сырость» и пох*изм». Да, он был прав. Нас за это много критиковали.

Брэй: Я никогда не хотел брать уроки игры на барабанах, не хотел учиться по всяким видео и всё такое. Никогда не хотел стать лучше. Я играю, как умею, стараюсь. На мой взгляд, я тогда был лучшим барабанщиком для Venom, потому что играл небрежно и неправильно – понимаешь меня? Сомневаюсь, что кто-нибудь из нас хотел стать первоклассным музыкантом. Думаю, мы хотели стать агрессивнее, безумнее и отвратительнее. Пока я доволен своей игрой и выступлением, остальные могут идти лесом.

Почему, на ваш взгляд, этот альбом стал невероятно влиятельной работой?

Данн: Все были готовы к чему-то новому, свежему и интересному. Наверное, поэтому так и получилось. Можно сказать, что успех на Venom обрушился буквально в одночасье. Нам не пришлось прозябать в мелких рок-клубах на 300 человек и всё такое. Мы понятия не имеем, что это такое. Мы отыграли в парочке мелких клубов в Ньюкасле, и буквально через неделю уже репетировали в зальном храме, на западной окраине Ньюкасла, а ещё через неделю выступали в Бельгии перед аудиторией в 3 000 человек на спортивной площадке. Да, вот так всё внезапно. Пресса тут же подхватила ажиотаж. Нам не пришлось двигаться к успеху постепенно. Честно говоря, успех нам немного вскружил голову, и мы были сбиты с ног. Мы думали, что так и должно быть. Мы думали, что такое с каждым должно случиться. Наивняк полнейший. Надо было сколотить команду, записать немного песен и стать знаменитым. Казалось, так выглядит инструкция для рок-группы.

Брэй: Конечно же, набирала ход Новая Волна Британского Хэви-Метала, и было множество команд. Но среди них было много неуверенных и робких. Команды вроде Saxon, Iron Maiden преуспевали, но они так и остались в рамках своего жанра, и их всё устраивало. И вдруг из ниоткуда появляются Venom и как бы говорят: «Ребята, стойте – из этой музыки можно выжать гораздо больше». Все металлические команды были очень похожи друг на друга. Мне кажется, нужна была команда вроде Venom, которая могла бы сказать: «Окей, это всё, конечно, очень круто, но мы можем забраться на ступень выше». И я не говорю о виртуозном владении инструментами; я о том, чтобы просто прийти и сказать: «Да нах*й всё это». Возьми, к примеру, Emperor и Pantera. Возникает вопрос: «Как эти две команды хотя бы отдалённо связаны между собой? Они же совершенно разные». Но когда хочется экстрима, тянешься к Venom. Ни к Iron Maiden, ни к Saxon или Tygers Of Pan Tang, а именно к Venom. И я этим очень горжусь.

Лант: Я считаю, что наша музыка радикально отличалась от всего остального. Все отказывались верить, что три парня могут играть настолько мощно и агрессивно. Мне кажется, они просто не въезжали в прикол. Они, наверное, думали: «Бля, да вы послушайте их, они же в ноты не попадают, барабанщик выбивается из ритма. Какого чёрта они делают?». Ну, мы создавали нечто новое. Иногда человек боится перемен, боится меняться. Всем нравится нормальность, им удобно, что они могут предсказывать завтрашний день. И как только они видят, что не могут этого сделать – они начинают нервничать, им становится страшно. А некоторые испытывают от этого невероятный кайф. Помню, в одной рецензии было написано: «После этой пластинки придётся нести ваш проигрыватель в ремонт». Тогда ничего подобного вроде не было. Мы действительно были уникальными и особенными. Я работал в студии и каждый день видел множество разных команд, и до сих пор не пойму, почему Venom считали настолько потрясающим коллективом, а про другие группы так не говорили. Такое ни попросишь, ни предскажешь и не пожелаешь. Это либо есть, либо нет.

Назовите ваши любимые песни с альбома или же те, которые на ваш взгляд являются классикой Venom?

Данн: Мне всегда нравились ‘Welcome To Hell’. Всегда нравилось исполнять эту песню живьём. ‘One Thousand Days In Sodom’ тоже нравится. ‘Live Like An Angel’, ‘Schizo’ – вот эти песни я бы назвал своими любимыми.

Брэй: Для меня ‘Witching Hour’ и ‘Buried Alive’ [которая, к слову, на альбоме Black Metal].

Лант: Наверное, ‘Sons Of Satan’ всегда была моей любимой, потому что я её самой первой написал, и она очень дерзкая. Круто, что мы смогли исполнить её первой на альбоме. Она сразу же задала темп всему альбому. Даже заглавный трек, на мой взгляд, был классным, потому что несмотря на быстрые темы, всегда прикольно было сбавить темп и сыграть более мощные агрессивные треки. Такие песни как ‘In League With Satan’ – это большой средний палец всяким Black Sabbath, которые пели ‘Please God Help Me’ («Господи, Помоги Мне»). Мы могли открыто заявить, что находимся «в союзе с Сатаной», «я рос в аду», и «я – демон». Это же прикольно и необычно. Это не похоже на всё остальное. Для меня классический трек на альбоме – ‘Witching Hour’. Помню, мы сочиняли эту песню и Мантас придумал рифф, и я сразу же буквально за несколько секунд набросал текст. Это одна из песен, которые рождаются моментально. Такое редко бывает. Пять минут и у тебя готова убийственная телега.

Что скажете об альбоме?

Данн: Все, с кем я говорил, с фэнами, с которыми я общаюсь, особенно очень преданными поклонниками – они сразу же упоминают о двух альбомах – ‘Welcome To Hell’ и ‘Black Metal’. На мой взгляд, ‘Black Metal’ даже имеет преимущество над ‘Welcome To Hell’, просто потому что это «блэк-метал». С этого альбома всё началось. Полагаю, в силу искренней любви и воспоминаний, ‘Welcome To Hell’ выделяется и является тем самым альбомом Venom. В конце концов, с этого альбома началась наша карьера. Мы ведь понятия не имели, что делаем. Делали, что могли и как умели, и вот такой получился результат. И спустя 30 лет я обсуждаю этот альбом с теми, кому интересно о нём знать. Для меня это потрясающее достижение. Подумать только – мы пацанами пришли в студию, играть нормально не умели, что-то там сварганили, и 30 лет спустя эти песни считаются классикой. Как здесь не гордиться?!

Брэй: Приятно, когда читаешь в журнале интервью какой-нибудь группы, и в числе коллективов, оказавших на неё влияние, упоминается Venom. Я чертовски горжусь этим. Вот уже 30 лет.

Лант: Я очень горжусь альбомом ‘Welcome To Hell’. Да, он мог бы быть лучше, но я бы не стал ничего менять. Это был момент времени. Второго такого уже никогда не будет. Это было нечто особенное. Мы были совсем молодыми, и это просто невероятно, что мы смогли создать альбом, который изменил жизнь стольких людей и музыкантов во всем мире. Приятно слышать, что первые наши альбомы оказали на эти группы огромное влияние.


Bonus!

Welcome to Hell ‘Hammer

[Статья из журнала "Decibel" за декабрь 2010 года]

Лидер Triptykon Том Г. Уорриор объясняет, почему дебютный альбом Venom изменил его жизнь.

Где и когда ты купил альбом ‘Welcome To Hell’?

В 1981 году ещё молодым парнем я приехал в Англию. Я был ярым поклонником Новой Волны Британского Хэви-Метала. И вдруг наткнулся на ‘In League With Satan’, первый 7-дюймовый сингл Venom, ещё до выхода дебютного альбома. Я о группе ещё не слышал, но сингл купил, потому что мне понравился задник. Ничего подобного я ещё не видел. Приехав домой, я тут же врубил сингл, и ничего тяжелее мне ещё слушать не доводилось. Я стал боготворить этих ребят и сингл. Я искал музыку, которая была бы такой же тяжёлой, и на тот момент таковыми являлись только Discharge. Но открыв для себя Venom, я узнал, что хэви-метал может быть ещё более тяжелым. Позже я услышал, что ребята собираются выпустить полноценный альбом, поэтому, конечно же, считал дни до его выхода. И как только ‘Welcome To Hell’ вышел, я пулей помчался в музыкальный магазин и в тот же день его купил.

Помнишь свои первые впечатления, когда увидел обложку?

Всё встало на свои места. Они всё делали, как надо. Нужно понимать, что до них экстремального металла не существовало. Самой успешной и крутой металлической командой была AC/DC, а наиболее экстремальной, наверное, была Motörhead. Меня поразило, насколько радикальные образы используют ребята из Venom, позируют с ножами, топорами, в чёрных кожаных штанах и шипах и всё такое. Это был хэви-метал нового уровня, которого ещё не видывали. Сегодня группам сложно понять, какое влияние оказали Venom, потому что экстремальный металл популярен уже в течение 20-30 лет, но тогда ничего подобного не было. Это было настоящее откровение. Фотографии ребят и их музыка навсегда изменили мою жизнь.

Расскажи об ощущениях во время первого прослушивания

Это было фантастическое ощущение. Я боялся, что Venom изменятся или «почистят» звучание, уйдут в коммерцию. Сингл был записан примитивно, но именно этим он и цеплял, своим «сырым» звучанием. Они вели себя как панки, несмотря на то, что играли хэви-метал. В то время все основные успешные команды пытались «вычистить» звучание. Пытались петь оперным вокалом, брать несколько октав. Всё должно было звучать «чисто» и профессионально. Парни из Venom плевать на это хотели. И когда вышел альбом, я боялся, что они пойдут на поводу у сцены. Я включил пластинку, и оказалось, что все песни были, как первый сингл. Каждый трек был записан очень небрежно и примитивно. В игре слышно было много косяков. Сведение было сделано очень небрежно и «сыро». По звучанию и качеству напоминало демку, но я ничего лучше не слышал.

Какие возможности ребята из Venom дали молодым музыкантам вроде тебя?

Детство у меня было очень сложное, и я понимаю, почему пришёл к экстремальной музыке. Я подсознательно искал что-нибудь тяжелое. В 1978 я открыл для себя UFO, и тогда они были довольно оригинальными, затем были Motörhead, а те ребята были ещё более радикальными и оригинальными. Но в глубине души я всегда стремился найти более агрессивную, тяжёлую и мрачную музыку. Но затем я открыл для себя Venom, и они заполнили всю эту пустоту. Конечно, я мечтал стать музыкантом, и, глядя на Venom, я понимал, что мне это по силам – писать и сочинять музыку. Я понял, что другие ребята тоже въезжали в эту музыку, сочиняли её и записывали. Наверное, тогда-то я и понял, что хочу сколотить своё трио – им стала группа Hellhammer.

Почему тебя зацепил именно альбом ‘Welcome To Hell’, а не ‘Black Metal’?

Я знаю, что ‘Black Metal’, возможно, популярнее, и он оказал огромное влияние почти на всю норвежскую блэковую сцену, но, на мой взгляд, на нём уже чувствовалась коммерция. Мне больше нравится ‘Welcome To Hell’, потому что если говорить о сатанинском подпольном металле, этой пластинке просто нет равных. На ‘Black Metal’ были шутливые песни, а ‘Welcome To Hell’ был серьёзным альбомом, с богохульными текстами и настоящей агрессией – ребята шли наперекор нормам и правилам. И лично на меня ‘Welcome To Hell’ оказал колоссальное влияние – этот альбом для меня в миллион раз важнее и значимее, чем ‘Black Metal’.

Материал и перевод: Станислав “ThRaSheR” Ткачук


Dimon

  1. Blitzer сказал тебе 7 февраля, 2017 в 6:17 дп

    У Веном слушаю первые три, 98 и 2000 особенно, самый лучший у них, остальное не зацепило. Трэш и Блэк группы развивались с момента появления, и только эти остались топтаться на одном, а сейчас вообще сдали. Нет больше того духа черного рок н ролла и драйва.
    Всегда было интересно почему Металлика не сделали ни одного кавера на них за все время, Хэт с Мастейном в свое время веномскую футболку на двоих таскали)) и нету кавера после этого? непорядок, Welcome to hell могла бы спокойно на Гаражах оказаться.

    Ответить
  2. Севастополь сказал тебе 7 февраля, 2017 в 10:42 дп

    Я по-хорошему Венома не очень фанат: чуваки от балды по струнам лупят. Но, уважаю очень и посмотреть на угар всегда готов. И то что влияние оказали на рождение экстремальной и не только музыки - это неоспоримо. И блэк придумали они. Жаль, что потом блэк стал развиваться в коммерческом и гавно-направлениях, а дух утерян был.

    Ответить
  3. Леонид сказал тебе 7 февраля, 2017 в 12:04 пп

    Сам фанат Venom с 1990 года где-то.
    Очень радует, что группу до сих пор не забывают.

    Сам ценю их больше всего Calm Before The Storm и Prime Evil. Однако, хиты типа Bloodlust и Witching Hour с первых альбомов - это вечная классика.

    Отличная статья. Переводчику огромное спасибо!

    Ответить
  4. Metallicunt сказал тебе 7 февраля, 2017 в 3:06 пп

    Я если честно, тоже как-то не проникся их творчеством. Но зато был дико приятно удивлен, что мой зять в молодости слушал их и когда он достал старую, всю пожеванную кассету с великом ту хэлл я аж офигел! Их влияние бесспорно! Спасибо им за целый жанр!!! Хотя формировался он по “кусочкам” от разных сатанюг)
    @Севастополь:
    Блэк жив и сейчас есть много очень хороших команд, если тебе не нравится сам жанр, это не значит, что он сгнил и все играют какашку!

    Ответить
  5. Севастополь сказал тебе 7 февраля, 2017 в 5:35 пп

    @Metallicunt:
    Я получается блэк до Вас уже слушал, а Вы мне про “не нравится жанр”. Нравится. Но не ту коммерцию, которое сейчас некоторые блэком пытаются назвать: лишь бы морда была гавном вымазана. Вымазана значит всё - блэк :)

    Ответить
  6. ThRaSheR сказал тебе 7 февраля, 2017 в 5:36 пп

    @Metallicunt:
    Севастополь не врубается в блэк) бесполезно его переубеждать в чем-то)
    я не ярый поклонник блэка, но некоторые команды очень нравятся. Immortal - любимая. Жду второй альбом Аббата (у нас на сайте есть замечательный материал об истории создания альбома Immortal “At The Heart Of Winter”). Сделал я его на одном дыхании, потому что пластинка шикарная, как и сама группа.

    Ответить
  7. Metallicunt сказал тебе 8 февраля, 2017 в 2:22 дп

    @Севастополь:
    Ваша позиция предельно ясна. Действительно, нет смысла дальше дискутировать)
    @ThRaSheR:
    Иммортал безусловно мегавлиятельные в жанре, но сольные работы Аббата, по-моему мнению, намного интереснее, оригинальнее. Вообще, дико уважаю Аббата, он открыл второе дыхание у Блэка! Слышал наверное I-Between two worlds? Этот альбом у меня стабильно в плейлисте уже лет 5. И его одноименный альбом прошлогодний шикарен просто! А вообще если интересно, если не слышал, то обязательно послушай:
    Mgla-Exercises in Futility
    Shylmagoghnar-Emergence
    Rotting Christ-Rituals
    Aggaloch-The Serpent &The Sphere
    Enisum -Arpitanian lands
    Могу долго продолжать еще)

    Ответить
  8. truutt сказал тебе 8 февраля, 2017 в 4:39 пп

    @Metallicunt:
    После Mgla-Exercises in Futility уже не надо)))

    Ответить
  9. truutt сказал тебе 8 февраля, 2017 в 4:40 пп

    Venom вроде эксплуатировали тематику сатанизма, а одевались как пидорасы зачем?

    Ответить

Чего задумался? Ну давай, напиши ответ...

Как сменить аватару?

Иди на gravatar.com и загрузи аватар туда.

Архивчик

Весь Архив

Любимые Сцылочки

Наши Темы