Venom. Конрад «Кронос» Лант

Написал Dimon 27 ноября, 2019 в Немного Другой Музыки

[Материал из журнала "Planet Rock" за январь 2019 года]

Громче Motörhead, страшнее Black Sabbath, сатанинские симфонии Venom вдохновили легионы хэдбенгеров устроить ад на земле. Фронтмен Кронос настаивает, что Дьявол до сих пор отлично разбирается в музыке.

Кронос хотел бы сразу прояснить, что фронтмен Slayer НЕ мочился ему в рот. «Эта история столько раз перевиралась, – вздыхает он, вспоминая вымышленный рассказ из американского тура Venom 1985 года в компании калифорнийских трэшевых неофитов Exodus и Slayer, когда Том Арайа якобы совершил это грубое нарушение этических норм, – я слышал, что Том Арайа засунул член в рот нашему гитаристу, пытался трахнуть водителя автобуса в ухо… На самом деле концерт отменили, и мы разрешили ребятам из Slayer остаться в нашем автобусе, поскольку им негде было спать. Затем Том конкретно нажрался и обосс*лся. Меня это взбесило, я ё*нул его головой и вырубил. На следующее утро он пришёл с синяком, вёл себя робко и скромно и виновато приговаривал: «Извини, я был в неадеквате», на что я ему ответил: «Всё нормально, чувак. Это металл!».

Честно говоря, Кронос, как никто другой знает, что такое «металл». Если Black Sabbath являются наиболее влиятельной металлической командой современности, можно утверждать, что Venom – вторые. Команда была основана в 1979 году в Ньюкасле и хотела «вернуть в рок-н-ролл наглость, крутость и стёб» (как Кронос однажды радостно проинформировал газету “Guardian”). Трио из Ньюкасла может с лёгкостью утверждать, что вдохновило Metallica, Slayer, Pantera и почти каждый подпольный металлический коллектив на планете. Def Leppard и Iron Maiden, возможно, стали прорывными командами Новой Волны Британского Хэви-Метала, но от Скандинавиии до Южной Америки Venom – в союзе с Сатаной и страшнее войны – глубоко почитаемы и уважаемы, являясь для многих истинным голосом жанра.

Играющий на басу фронтмен Кронос, известный родителям как Конрад, с радостью соответствует дьявольским мифам своей группы – и когда сегодня мы спросили его, откуда он звонит, 56-летний музыкант с гоготом отвечает: «Из Преисподней!» – но дико гордится историей Venom, наследием и непрекращающейся популярностью.

«Я продал душу ради этой группы, – утверждает он, – это моё чадо».

Многие, возможно, будут удивлены, узнав, что родился ты не в Ньюкасле, а в Лондоне.

Ёлки-палки, чувак! Предки из Ньюкасла, но в начале 60-х там было не очень сладко, поэтому они решили попытать удачу в туманной столице и посмотреть, правда ли улицы вымощены золотом. Довольно смело с их стороны. Да, я родился в Кенсингтоне и начал ходить в лондонскую школу. В семь или восемь лет, когда семья переехала обратно, я был уже кокни, так что возвращаться в Ньюкасл было весело…

Местные приняли тебя скорее с кулаками, нежели с распростёртыми объятьями?

Каждый день были стычки. Я пытался находить язык с остальными ребятами, говоря о музыке и футболе, рассказывал о жизни в Лондоне, но они понятия, бл*дь, не имели, о чём я говорю. Стоило мне открыть рот и сказать с лондонским акцентом: «Сдароова, приятиль», меня тут же называли «ублюдком кокни», потом «уё*ком из Ньюкасла», а потом я получал по е*алу. Южан там не любили. Культура была другая, но это по-своему обогащает: я знал, что жители Ньюкасла были серьёзными работягами. Я их безумно уважаю, ведь благодаря им эта страна ещё не загнулась.

Когда в твоей жизни появилась музыка?

Отец любил петь, а маме нравился кантри и вестерн, так что в доме всегда играла музыка. Полагаю, на меня подсознательно повлиял кантри, ведь если послушать некоторые трэшевые риффы, это фактически сыгранные на скорости кантри-риффы с рабочим барабаном и басовой бочкой в бешеном темпе (смеётся). Да, я всегда понимал, что такое музыка. В Лондоне группа The Who парковала свой грузовой фургон перед домишками, в которых мы жили, и когда мама останавливалась в местном магазинчике купить газету, она видела, как Мик Джаггер покупает сигареты. Я видел Мика Джаггера на сцене с микрофоном, когда смотрел наш маленький чёрно-белый телек, и приговаривал: «О, смотрите! Парень у киоска!».

Юность твоя началась, когда нация находилась под влиянием панк-рока. Какую музыку ты чувствовал лучше всего?

Да, панк открыл мне глаза – эта музыка говорила со мной. В детстве мне нравился Элвис, но лучше всего я чувствовал панк. Он произвёл на меня огромное впечатление своей энергией и доступностью. В детстве ты думаешь, что музыка – это то, что сделали другие, но панк как бы говорил: «Давай веселиться!». Этот элемент веселья меня и привлекал, и никто не собирался критиковать тебя за попытку. Главное было веселиться. Когда наш учитель по музыке узнал, что я пытался играть с друзьями на гитаре, он освободил нас от уроков английского и математики, придумав глупые отмазки, а нас учил играть Beatles и Status Quo. Было круто. Мы с огромным удовольствием бренчали на гитарах.

История Venom началась в день, когда подросток Конрад Лант соблазнил в кафе робкую официантку. Она привела его домой, где он познакомился с её парнем, Джеффри Данном, оператором на заправке, он играл на гитаре в местной кавер-банде «Гильотина». Собственная же группа Ланта «Карликовая Звезда» не играла быстро, но его страсть и энтузиазм впечатлили Данна, как и необычное желание создать самую громкую, тяжёлую и скандальную металлическую команду в Ньюкасле.

«Мне нравились Motörhead, – говорит Кронос, – они меня прилично вдохновляли, но я хотел добавить сатанизма Black Sabbath, театральности Элиса Купера и панковской агрессии. Я хотел, чтобы мы были зловещими».

К тому моменту, как Лант пришёл в «Гильотину» в качестве второго гитариста, группа (укомплектованная вокалистом Клайвом Арчером, басистом Аланом Уинстоном и барабанщиком Тони Брэйем) сменила название на Venom. После ухода Уинстона Лант переключился на бас и начал формировать свое видение. Для начала, вдохновлённый Джонни Роттеном и Сидом Вишесом, он решил, что группа должна придумать сценические имена. «Нам нужны были более брутальные имена, чем Конрад, Джеффри, Клайв и Энтони» – замечает Лант. Он стал Кроносом, Данн стал Мантасом, Брэй – Абаддоном, а Арчер стал Иисусом Христом. «Это не только сценическое имя, а состояние души, – рассказывал позже вокалист газете Sounds, – это одержимость. Мы, кстати, перед выступлениями чувствуем, как в нас бес вселяется».

После месяцев репетиций в местной церкви в апреле 1980 Кроносу удалось убедить своего босса в студии Impulse в Уолсенде выделить Venom четыре часа на запись. В результате появилось три трека – ‘Angel Dust’, ‘Raise The Dead’ и ‘Red Light Fever’ – на первой демо-кассете. Вокалист отправил кассету журналисту и поклоннику хэви-метала, Джеффу Бартону из газеты Sounds, и тот добавил все три трека в еженедельный хит-парад Sounds.

Спустя несколько недель в рецензии на одноимённый дебют команды White Spirit из Хартлпула [в которой играл будущий гитарист Яна Гиллана/Iron Maiden Яник Герс] на лейбле Neat Records, Бартон подбивал новый лейбл выпустить сингл «жутких Venom». В феврале 1981 Neat Records так и сделали; сингл ‘In League With Satan/Live Like An Angel’ вышел в чёрном конверте и с обложки пристально и сердито смотрел с пентаграмы дьявольский козёл.

Звучащий как Motörhead, попавший в фабричную барабанную сушилку, состоящий из песен «Колдовской Час», «Сыны Сатаны» и уже упомянутой «В Союзе с Сатаной», дебютный альбом Venom ‘Welcome To Hell’ («Добро Пожаловать в Ад») вышел в декабре ’81 года. Джефф Бартон был в восторге. Написав на альбом хвалебную рецензию в Sounds, он назвал их музыку «бешеным шумом» и «ужасным грохотом» – по-видимому, это был комплимент.

«Так кричат навеки проклятые грешники, горящие в адском котле, – бесновался Бартон, – так в оргазме кричит суккуб, спаривающийся с человеком. Возможно, это самая тяжёлая пластинка, украшавшая полки музыкальных магазинов».

«Переписывание музыки убивает её, – гласило предупреждение в буклете альбома, – как и группа Venom».

Расскажи о своих командах до Venom.

Их было две: «Карликовая Звезда», то есть, самая тяжёлая субстанция на Земле, кусок взорванной планеты, и Album Graecum, что в переводе с греческого означает «высохшее собачье дерьмо» – типа белого собачьего дерьма, которое сегодня редко встретишь. В школе с друзьями я слушал всё, от Jethro Tull до Марка Болана и Боуи. Но с теми двумя командами я хотел играть более тяжёлую музыку. Когда я познакомился с ребятами из «Гильотины», они были вроде трибьюта Judas Priest, но это был шаг в правильном направлении. Venom были комбинацией разных идей, но если бы всё было, как хотел Джефф, мы были бы Kiss.

А как твои коллеги по цеху поначалу относились к Venom?

Мы были отбросами и маргиналами, потому что репетировали в церкви, и остальные не могли понять, какого хера мы делаем, поэтому вокруг нас был не только ореол тайны, но и враждебности. Когда нас в итоге вышвырнули из церкви, поскольку началась реставрация, нам стало сложно бронировать различные реп-точки. Как только мы называли имя группы, нам тут же отказывали. В итоге мы бронировали точки под липовыми именами.

Чувствовал ли ты родство с остальными командами НВБХМ?

Я не хотел иметь к ним никакого отношения. Были команды вроде Raven, Tygers Of Pan Tang, Iron Maiden и Saxon, но я никогда не причислял нас к той сцене. Я хотел создать собственный стиль. И по сей день не было второй группы Venom, никто и близко не подошёл к тому, что делали мы.

Как создавался альбом ‘Welcome To Hell’?

Он должен было стать очередным демо. Мы записали шесть или семь песен с оригинальным вокалистом, и как только мы от него избавились, за микрофон встал я, и нужно было перезаписать наши песни с моим вокалом. Так мы и сделали, и в конце сессии парень с лейбла Neat Records говорит: «Отлично, мы выпустим это как альбом». Я отвечаю: «Нет, это же просто демо». Он не стал церемониться и сказал: «Зае*ал. Либо выпускаем так, либо вообще никак».

На пластинке полно косяков и кривых аккордов, но мы подумали: «На альбоме классная атмосфера, новая, свежая, и звучит ни на что непохоже, поэтому, пох*й, выпускай». Раньше я говорил: «Послушай, если мы протянем хотя бы пару лет, и потом я вернусь работать кладовщиком, пусть будет так – по крайней мере, было весело. Мы делали, что хотели и никто нам не указывал». Я считал, если не нравится – сделай сам. Я чертовски гордился тем альбомом и по сей день горжусь».

К моменту выхода ‘Welcome To Hell’ Iron Maiden откатали тур с Kiss и Judas Priest, а AC/DC взяли с собой на гастроли группу Def Leppard. Venom поступали такие предложения?

Ни хрена. Мы никогда не просили и нам никогда ничего не предлагали. Мы совершенно от них отличались и хотели быть сами по себе. Мы знали из писем, которые получали, что у нас была экстремальная публика. Я говорил ребятам: «Публика у нас ёбнутая на всю голову».

Подвергнутые жёстким насмешкам со стороны британской музыкальной прессы – в рецензии Kerrang! на альбом ‘In League With Satan’ журналист пренебрежительно назвал сингл «помпезной ужасающе-мощной тяжелой поступью» – в Европе Venom всё же обрели почитателей «ужасного шума». Их живые выступления с самого начала были зрелищными: Kiss ‘Alive!’ на скромный бюджет, музыканты в коже и шипах, бесконечная пиротехника, а Кронос похотливо болтал высунутым языком, приводя в шок молодых девушек в толпе.
Международные продажи обеспечили им финансовую возможность записать второй альбом, не менее грязный и мерзкий ‘Black Metal’, появившийся на прилавках в ноябре ’82, и снова Джефф Бартон в своей рецензии поставил альбому пять звёзд. Последний трек, ‘At War With Satan’ (превью) стал неким тизером концептуального шедевра, который Кронос сочинял со времён школьных дней: вдохновлённый группой Rush, 20-минутный эпик о том, как черти низвергают Бога в Ад. Всё величие и великолепие трека раскрылось в 1984 году, в качестве заглавного третьего альбома Venom.

Теперь у группы появились поклонники и в Америке, и новые команды вроде Metallica, Slayer и Exodus вдохновлялись бескомпромиссностью Venom. В том же году Venom завершили своё европейское турне «Семь Дат в Преисподней» взрывным аншлаговым шоу в лондонском Hammersmith Odeon, ставшим коммерческим пиком группы в Великобритании. В течение следующих двух лет группу покинул гитарист Мантас; после вялого ‘Calm Before The Storm’ (1987) разочарованный Кронос тоже ушёл. Три безликих альбома были записаны с бывшим вокалистом/басистом Atomkraft Тони «Подрывником» Доланом, пока Кронос, перебравшийся в США, начал гастролировать с собственной командой. Классический состав Venom реформировался лишь в 1995 году.

На ‘Black Metal’ у вас было немного больше времени?

Я всегда говорю, мы стали лениться, потому что на ‘Welcome To Hell’ ушло три дня, тогда как на ‘Black Metal’ ушло шесть. Из-за того, что времени было больше, мы смогли поэкспериментировать. Однажды я пришёл в студию с большими вёдрами земли и притащил несколько лопат, и звукоинженер спросил меня, какого х*я происходит, но я хотел, чтобы мы установили микрофоны на каменные ступеньки, ведущие в студию, накрыли их перевёрнутой картонной коробкой, и черпали лопатами землю, воссоздавая погребение тела во вступлении к песне ‘Buried Alive’ («Заживо Погребённый»). Получилось ох*ительно. И я видел нечто подобное в ужастиках по телеку, как добиться этого звукового эффекта. Когда кому-нибудь отрубает голову, и их режут на капусту. Мы сделали так же. Эффект тот, что нужно.

Когда вы наконец поехали в тур, фэны Venom оказались такими же безумными и оголтелыми, как вы и ожидали?

О, да. В ’83 мы выступали в Стейтен-Айленде, и на разогреве у нас играла Metallica, и когда мы отыграли и разбирали оборудование, один из охранников подозвал меня к себе. Показал пальцем на огромные металлические бочки у двери клуба и сказал: «Зацени!». Я заглянул, и они были наполовину полны оружия, ножей и дубинок, которые отобрали у подростков по дороге на концерт. Мы подумали: «Обоср*ться можно! Твою же мать!». Вот такая у нас была публика.

Как так вышло, что на разогреве выступала Metallica?

Был у меня кореш, занимался бутлегами и он отправил мне видеокассету с концертом Metallica в Лос-Анджелесе или Сан-Франциско, и [гитарист] Дэйв Мастейн был в футболке ‘Welcome To Hell’. И когда я потом послушал ‘Whiplash’, подумал: «Подожди-ка! Это же ‘Witching Hour’. Они не просто носят наши футболки, они пиздят нашу музыку!» Но они были молодые и полны энтузиазма, так что мы пригласили их сыграть концерты в Стейтен-Айленд. Энергии у них было хоть отбавляй, и мы отлично провели время. Мы их и на следующий год пригласили.

И как тебе Metallica?

Прикольные. Ларс [Ульрих] попросил у меня футболку, которая была на мне, и обменял на их футболку «Металл Тебе в Задницу». Мы отлично ладили и знатно угорали. Во время их последнего выступления, в Бельгии, мы надломили Ларсу барабанные палочки, насыпали на его рабочий барабан тальк, а под барабанный подиум запихнули пиротехнику. Едва он начал играть, как тут же сломал палочки, потом чуть не задохнулся от талька, а затем чуть не взлетел. Я ему говорю: «Ну всё, это было посвящение. Теперь ты принят в ряды Venom!». Но никаких обид не было, он сам угорал, учитывая, что мы им испортили к х*ям собачьим всё выступление!

Metallica не сыграла с вами последний концерт тура 1 июня 1984 в Hammersmith Odeon. Позже концерт вышел на кассете. Это было эпохальное и значимое шоу?

Странное. Мы снимали его, поэтому пришлось включить освещение, чтобы снять публику, что немного убило атмосферу. Я сказал ребятам: «Послушайте, надо отыграть концерт и забыть». Обычно дальше первых трёх рядов не видишь, просто знаешь, что там море безумных зверёнышей, а на том концерте было видно даже веснушки на носу. Было скучно и банально. Парни на галёрке разрывали друг другу бошки, но впереди они просто стояли как мёртвые. И нас это расстраивало, потому что я играл в родном городе, но аншлаг в Hammersmith Odeon того стоил.

В Америке вы выступали с хардкорными и трэшевыми командами. Black Flag, похоже, были от вас в шоке (вокалист Генри Роллинз писал о Venom в своём гастрольном дневнике Black Flag «Садись в Фургон»), а тур Ultimate Revenge со Slayer и Exodus стал почти легендарным.

Да, тур со Slayer и Exodus был потрясающий. Black Flag, как мне кажется, слегка потерялись во времени. Они пропустили взрыв панка, а когда поехали с нами, хардкор уже вымирал, и их это расстраивало. Я читал, что этот тупорылый вокалист [Роллинз] был разочарован концертом, и винил всех вокруг, только не себя – это ведь глупо. Панк вымирал, а металл был на подъёме, и Black Flag пытались запрыгнуть в уходящий поезд, несущийся на полном ходу. Но металлюги были отпадные. Ребята из Slayer и Exodus до сих пор мои хорошие кореша. Это дружба на всю жизнь.

Мантас не играл в том туре, потому что, поговариваю, подхватил ветряную оспу и в итоге ушёл из группы после выхода ‘Possessed’ (1985). К этому всё и шло?

Да, у Джеффа были свои проблемы. Не знаю, говорил он об этом прессе, но мне однажды сказал, что до прихода в Venom у него был нервный срыв. Мы с барабанщиком поняли, что… короче, у парня были серьёзные психические проблемы. Прямо перед туром нам сказали: «О, Джефф болеет, поехать не сможет». Я был вне себя от ярости и ушам не верил. Как так-то? Да я бы сдох, но поехал, меня табун безумных лошадей бы не остановил, и я бы вышел и отыграл в Нью-Йорке. Я не мог понять, куда делся его энтузиазм. И потом мы ему сказали: «Чувак, если тебе не в кайф – прощай!». А что сделаешь, если он и дальше будет тянуть группу ко дну. Наши легионы фэнов – мощь и сила, и они заслуживают от нас той же преданности.

Ты упомянул фэнов: а группи у вас были?

Чувак, это рок-н-ролл – секс, наркотики, рок-н-ролл и сатанизм – куда же без этого? Ты молод, безумен, хочешь отрываться на всю катушку. Когда мы записывали альбом ‘Possessed’, мы жили в старинном замке [Мур Холл, Сассекс] и жили как короли. К нам каждый день из разных уголков Европы прилетал шеф-повар и баловал едой. Было непристойно и чересчур дерзко, но это рок-н-ролл. Хоть раз в жизни такое надо попробовать.

Ты покинул Venom после альбома ‘Calm Before The Storm’ (1987) и начал сольную карьеру. Чем мотивировал свой уход?

Как только ушёл гитарист, мне показалось, что барабанщик тоже утратил пыл и энергию. Мы взяли двух новых ребят [гитаристов Майка Хики и Джеймса Клэра] и всё стало слишком удобным и комфортным. Venom были никем и в итоге добились концертов на больших площадках, и мне не хватало чувства голода. Легко кайфовать, когда спишь в крутых отелях и рассекаешь на лимузинах, но я хотел узнать, а интересен ли мне рок-н-ролл, если я снова буду ездить в фургоне, уставший, голодный, на мели и продрогший от холода. Мне снова хотелось бросить себе вызов. Поэтому я перебрался в США и сколотил Cronos, и мы жили так три или четыре года. Денег не было, но было чертовски весело. Я чувствовал, что я снова в рок-н-ролльной команде.

Следил за творчеством Venom?

Я знал, что они взяли нового вокалиста, и слышал, что публика кричала: «Ты не Кронос!», и его это раздражало. В интервью он говорил, что не врубается в этот сатанизм, и хотел быть от него подальше, но какой Venom без сатанизма?! Как можно петь «Добро Пожаловать в Ад» и «В союзе с Сатаной»? Полагаю, они переживали не лучшие времена.

Классический состав Venom реформировался в 1995 году. Что послужило мотивацией?

Ну, я скорешился с парнем по имени Марк Уортон, он играл на барабанах в Cathedral и котировал Venom, поэтому постоянно меня спрашивал: «Можно ли нам сыграть ‘Burn The Witch’ и ‘Countess Bathory’?». Мы снова играли классические песни, и появилась былая искра. Покинув Venom, я смог по-настоящему понять эту группу. Я понял, что Venom значил не только для фэнов, но и как группа. Я знал, что два других парня сидели без дела, поэтому хотел посмотреть, можно ли возродить былую магию, благодаря которой альбомы ‘Welcome To Hell’, ‘Black Metal’ и ‘At War With Satan’ стали столь особенными.

Однако долго вы не продержались. Есть классная история о том, как Абаддон пытался тебя уволить, а ты ему ответил: «Невозможно изгнать дьявола из ада!».

Верно! У нас с первого дня было правило, если кто-нибудь уходит из Venom, остальные могут продолжать без него. Я не просил их менять имя, когда ушёл и сколотил Cronos, и как только мы записали альбом ‘Cast In Stone’ [1997], всё снова загнулось, чего я и ожидал, как вдруг этот идиот отправляетмн письмо со словами: «Твой контракт уничтожен». Я ему: «Что, прости?» (смеётся). Я сказал лейблу: «У барабанщика мания величия и он считает, что выгонит меня». И глава лейбла сказал мне эти вечные слова: «Да если даже я рядом с Кроносом макак поставлю – это всё равно будет Venom». Именно это мне и нужно было услышать. Вы меня, конечно, извините, но именно я сколотил эту команду, это мои рисунки и образы, мои идеи, мои песни и видение. Как меня можно выгнать из собственной же группы?

В 2019 неукротимый лидер всё так же одержим Venom. В декабре 2018 увидел свет 15-ый студийный альбом, ‘Storm The Gates’ , удостоившись хвалебных отзывов, а в мае BMG выпустил навороченный супер-делюксовый бокс-сет из винилов с первыми четырьмя студийными альбомами коллектива, концертной пластинкой ‘Eine Kleine Nachtmusik’ (1986), записями с репетиций в холле церкви 1979 года и демо из студии Impulse 1980 года ‘In Nomine Satanas’. Следующим летом, спустя 40 лет после выхода первой демо-кассеты, группа отыграет перед публикой в 80 000 человек на фестивале Wacken в Германии, и их место навеки вписано в историю. Ожидайте осветительные бомбы, пентаграммы и хохочущего с голым торсом 47-летнего парня из Ньюкасла.

Твоя страсть к Venom не угасла…

Песни вроде ‘Suffering Dictates’ или ‘Bring Out Your Dead’ запросто могли оказаться на альбоме ‘Welcome To Hell’ , а ‘Long Haired Punks’ с последнего альбома [‘From The Very Depths’ 2015] могла оказаться на ‘Black Metal’. Огромная разница в музыкантах и звучании. Ребята, с которыми я сейчас играю, Рейдж [гитара] и Данте [барабаны] – потрясающие, они врубаются в блэк и с огромным энтузиазмом исполняют старые песни, которые не играл даже оригинальный состав. У нас, как всегда, потрясающие и безумные выступления. Мои ровесники, выросшие на ‘Welcome To Hell’, стоят сзади, сложив руки на груди, но юные ребята в первых рядах дико рады колбаситься под ‘Long Haired Punks’ или ‘Grinding Teeth’ так же, как под ‘Witching Hour’ или ‘Blood Lust’.

Каких музыкальных достижений тебе ещё не хватает?

Хочу украсть побольше душ! Мне нравится, что, слушая нас, кто-нибудь думает: «Хочу играть в группе», как и я, когда слушал Status Quo. Мы ещё на многое способны. У меня полно безумных идей относительно сценического шоу – осветительное оборудование, которое превращается в огромные перевёрнутые распятия, гидравлические подступы с дымящимися щупальцами словно гигантские зловещие осьминоги – и если смогу найти промоутеров, которые нормально заплатят, смогу воплотить все эти идеи в жизнь. К тому же, у меня написано столько музыки, что мои дети и внуки смогут выпускать альбомы Venom ещё две сотни лет. Вы, ублюдки, просто так от Venom в ближайшем времени не избавитесь!

Материал и перевод: Станислав “ThRaSheR” Ткачук


Dimon

  1. Севастополь сказал тебе 27 ноября, 2019 в 11:12 пп

    Шикарнейшее интервью! И множество замечательных эпизодов из дьявольской истории группы. Кронос - злобный вариант Паука. И ещё очень часто группы в церквях у них репетируют. Это как? Пастыри руки греют и им по фиг, кто в божьем месте косит? Какое конфессия, такие и прихожане - “По делам судимы будете”.

    Ответить
  2. Ларс Ульрих (барабанщик, шоумен, миллионер) сказал тебе 4 декабря, 2019 в 5:24 пп

    Огромное спасибо за материал! Модераторы сайты-Вы большие молодцы!

    Ответить
  3. Ларс Ульрих (барабанщик, шоумен, миллионер) сказал тебе 4 декабря, 2019 в 5:29 пп

    Олдскульный трэш высочайшего уровня. И пусть не говорят, что Venom закончились в 1986 году. Все у них ок. Нынешний состав вместе уже больше, чем состав классический. И 3 последних альбома-Fallen Angels, From the Very Depths, Storm The Gates-просто офигенные.

    Ответить

Чего задумался? Ну давай, напиши ответ...

Как сменить аватару?

Иди на gravatar.com и загрузи аватар туда.

Архивчик

Весь Архив

Любимые Сцылочки

Наши Темы