Летопись журнала “Decibel”. 1991 год

[Статья из журнала "Decibel" за март 2016 года]

О том, как андеграунд и мейнстрим невероятным образом стал олицетворением самого коммерчески успешного года в тяжёлой музыке.

ВОЛОСАТИКИ СТАНОВЯТСЯ РОК-ЗВЁЗДАМИ

1987. Год Кролика. Рождение Симпсонов. Рональд Рейган призывает Михаила Горбачёва снести Берлинскую Стену. Мой друг, послушав в своей гостиной на стереосистеме альбом Guns N’ Roses ‘Appetite For Destruction’, сказал: «Эти ребята станут величайшей группой в мире», а я лишь посмеялся. Почти год спустя он оказался чертовски прав. Этот коллектив из Лос-Анджелеса заполонил газетные киоски, канал “MTV” и, конечно же, радио, зачаровав мир рока. Guns N’ Roses были повсюду, их практически нельзя было избежать. И история рока уже никогда не станет прежней. Но группу Guns N’ Roses практически оставили умирать.

Пока альбомы Mötley Crüe ‘Girls, Girls, Girls’ и Def Leppard ‘Hysteria’ взрывали общественность – с лета 1987 по лето 1988, с альбома Hysteria вышло шесть синглов, пять из которых попали в “Billboard Top 20″ – GN’ R как проклятые вкалывали на гастролях и продали лишь 200 000 копий альбома ‘Appetite For Destruction’. Лейбл группы, “Geffen Records”, уже был готов поставить крест на этом проекте, посчитав его провалом, и искать других подающих надежды молодых ребят с громкими гитарами. К счастью, Geffen дали группе ещё один шанс, чтобы доказать своё достоинство и значимость.

«Агент по подбору артистов считал, что у ‘Appetite For Destruction’ есть перспективы, – говорит гастрольный менеджер/советник Guns N’ Roses Дэл Джеймс, – он выделил им деньги на один клип – ‘Sweet Child O’ Mine’. И клип этот тут же тут же превращается в е*аный космический ракетный корабль! Альбом стал продавать 60-75 000 копий в неделю. Пластинка становится самым продаваемым дебютом».

Не только самым продаваемым дебютом – к лету 1988 альбом продержался на первых местах три недели подряд, оставив позади крайне успешных Def Leppard и бывшего гитариста Traffic Стива Уинвуда. За один год Guns N’ Roses превратились из никому не известного коллектива в суперзвёзд, и в основном благодаря единственному клипу. И вдруг ‘Appetite For Destruction’ стал частью молодёжного лексикона – как ребят, так и девчонок – а джинсовые куртки были от руки исписаны логотипами Guns N’ Roses.

Однако невероятно, что с 1988 по сегодняшний день в Америке продано свыше 18 миллионов копий альбома ‘Appetite For Destruction’. И всё это после того, как группе дали второй шанс и небольшую сумму денег на музыкальный клип.

Но Guns N’ Roses, Def Leppard и Mötley Crüe были не единственными рок-группами – так называемыми «глэмерами» – которыми жила Америка. С 1987 по 1990 эти команды, музыканты которых подводили глаза и завивали волосы, прекрасно отражали наши сексуальные пристрастия. Альбомы ‘Whitesnake’ Whitesnake, Poison ‘Open Up And Say… Ahh!’, White Lion ‘Pride’, Cinderella ‘Long Cold Winter’, Дэвида Ли Рота ‘Skyscraper’ , Бон Джови ‘New Jersey’, Ratt ‘Reach For The Sky’, Slaughter ‘Stick It To Ya’, Extreme ‘Pornograffiti’ и одноимённый альбом Skid Row были саундтреком тех развратных времён.

«Мы действительно чувствовали себя неудержимыми, – говорит гитарист Skid Row Дэйв «Змей» Сабо, – наш альбом отлично продавался, клипы постоянно крутили по “MTV”, и радио проявляло к нам большой интерес. 1989 год стал для нас очень успешным. Но должен сказать, что мы отличались от остальных групп. В нашей музыке было больше металла и гораздо меньше попсы, чем у остальных. Послушайте песни ‘Big Guns’ и ‘Youth Gone Wild’».

Тем временем, на более тяжёлой – ГОРАЗДО более тяжелой – музыкальной сцене иконы трэша Metallica готовились выпустить свой первый студийный альбом без трагически погибшего басиста Клиффа Бёртона. На создание альбома ‘…And Justice For All’ у группы ушло два года, и он превратил агрессию ‘Master Of Puppets’ в неизмеримо сложные и навороченные элементы отчаяния и меланхолии. Они, по сути, перешли от энергичных песен в стиле Diamond Head к классическим фугам. К большому удивлению, ‘…And Justice For All’ тут же превзошёл продажи ‘Master Of Puppets’, продав один миллион копий только в первые два месяца с момента выхода.

«Когда Metallica с независимого лейбла перешла на крупный, всё стало понятно, – говорит фронтмен Carcass Джефф Уокер, – альбом ‘…And Justice For All’ принёс им огромный успех. Он был и одновременно не был коммерческим. На мой взгляд, …And Justice For All’ уже не являлся андеграундом. Нет сомнений в том, что Ларс хотел сделать Metallica популярной».

Возможно, Уокер прав. В 1988 песня ‘One’ стала первым хитом Metallica, попавшим в топ-40, достигнув 35 места. Альбом ‘…And Justice For All’ был номинирован на «Грэмми», и трэшеров из Туманного Города пригласили исполнить песню в прямом эфире перед аудиторией в 33 миллиона человек. Такого ещё не видела ни Metallica, ни тяжёлая музыка, ни Америка. То, чего не должно было произойти – произошло, да ещё КАК – невзрачно, дерзко, но коммерчески и артистически это было весьма актуально. После «Грэмми» Metallica выпустила клип на песню ‘One’ – свой первый. Несмотря на недовольство со стороны преданных фэнов тем, что группа обещала «не выпускать никаких видеоклипов», видео, снятое Биллом Попом и Майклом Саломоном попало на 1 место в топ-15 “MTV”. В 1990 году Metallica подготовила почву для своей первой победы – статуэтки «Грэмми», ставшей разумной компенсацией за то, что год назад группа проиграла старикам из Jethro Tull. Metallica удостоилась «Грэмми» за песню ‘One’ в новой номинации «Лучшее Металлическое Выступление».

Если у Metallica и были в коммерческом плане конкуренты, ими можно назвать Megadeth, Anthrax и Slayer. Несмотря на то, что эти три команды из «Большой Четвёрки» были не настолько богаты и успешны, как Metallica и Guns N’ Roses, им тоже сопутствовал определённый успех. В 1990 альбом Megadeth ‘Rust In Peace’ дебютировал в “Billboard Top-200″ на 23 месте, и они тоже получили «Грэмми». Anthrax подняли планку, установленную Aerosmith, выпустив в 1987 ‘I’m The Man’, первый платиновый сингл группы, ставший плацдармом для ‘Bring The Noise’. Тем временем, пятый альбом Anthrax ‘Persistence Of Time’ достиг высшей позиции в “Billboard-200″, оказавшись на 24 строчке через полгода после выхода. Slayer, однако, оставались Slayer. Успешными, но далёкими от американского мейнстрима. В 1988 группа Рика Рубина выпустила ‘South Of Heaven’ и постепенно пробивалась в “Billboard Top-200″, оказавшись на 57 месте, а следующий альбом ‘Seasons In The Abyss’, вышедший в 1990, забрался на 40 место.

Безусловно, если рок и металл не смогли остановить «мамочки» из Родительского Комитета по Цензуре в Музыке (PMRC) – хотя отчаянно пытались – остановить его не могло ничего. Более того, к 1991 году Америка изголодалась по року и металлу; и жанр никого не обделил.

К КРУПНОМУ ПЛАНУ ГОТОВЫ

Если в 1991 году были указатели – очень большие – то указывали они прямо в сторону Metallica, Skid Row, Guns N’ Roses, Anthrax, масштабных гастролях, «прибытия» Nirvana и смерти глэма. Короче говоря, рок и металл в 1991, к нашему удовольствию, переживал колоссальный успех – и не важно, в чём он выражался: первых местах в хит-парадах, риффовых композициях вроде ‘The God That Failed’ и ‘Slave To The Grind’ или подпольных боевиках вроде ‘Fall From Grace’ или ‘Suicide Machine’.

«Металл и хард-рок – музыка бунтарей, – говорит фронтмен Megadeth Дэйв Мастейн, – для большинства 1991 год был очень тяжелым. Знаешь, когда всё хорошо, все говорят: «Ох*енно!», а когда дела идут хреново, все говорят: «Идите на х*й». Я лично считаю, когда обстановка накаляется, хэви-метал и хард-рок становятся ещё популярнее. Металл появился в начале 1980-х. К тому моменту как вышли ‘Rust In Peace’ и ‘Countdown To Extinction’, Холодная Война и Война в Персидском заливе почти закончились. Также пала Берлинская Стена. Тогда это было значимое, мать его, событие. Металл и хард-рок были лишь отражением нашего времени, осознавали мы это или нет».

Музыканты Metallica, несомненно, понимали, что надвигалось нечто особенное. Год они начали, получив «Грэмми» в категории «Лучшее Металлическое Исполнение» за кавер на песню Queen ‘Stone Cold Crazy’ – это была их вторая награда в долгой череде побед. Через пять месяцев выходил сингл ‘Enter Sandman’, прекрасно принятый публикой и критиками. И через полгода выходил их пятый студийный альбом, катапультировавший ребят на высшие эшелоны популярной музыки, сохранив риффы, философию и рисунки Пасхэда.

С другой стороны, Skid Row из Нью-Джерси понятия не имели, что у них было на втором альбоме ‘Slave To The Grind’. К тому моменту, как они засели с именитым продюсером Майклом Вагнером в New River Studios в Форт-Лодердейл (штат Флорида), они всё ещё проходили четвёртый победный круг. Тем не менее, когда работа была выполнена, и Вагнер отправился по своим делам, Skid Row вышли из студии с взрывным альбомом, который набрал популярность и мог похвастаться тяжелыми риффами. Это был первый металлический альбом, когда-либо дебютировавший на 1 месте “Billboard Top-200″, и это было ещё большим безумием.

«Отлично помню, когда услышал эту новость, – говорит Сабо, – я был в Рэд Бэнк, штате Нью-Джерси. У нас была встреча в гастрольном автобусе. Мы ехали на концерт, чтобы выступить тем вечером вместе с Guns N’ Roses в Мэриленд. Менеджер подозвал нас и сказал: «Мои поздравления, ребята! Ваша пластинка будет дебютировать на 1 месте!» Я поверить в это не мог. Но через 15 минут я пришёл в себя и сосредоточился на работе. У нас были дела – концерт – и я не хотел отвлекаться. Однако ощущение было невероятное. На награде написано «Лучшие Поп-Альбомы» [смеётся]. Я знаю, что слово «поп» – сокращение от «популярный», но для широкой публики оно означает другое. На ‘Slave To The Grind’ мы были кем угодно, но только не попсой».

Через месяц после того, как лейбл “Elektra” обрушил одноимённый альбом Metallica на голодную до новых пластинок металлическую общественность, Geffen выпустил в один и тот же день второй и третий альбомы Guns N ‘Roses ‘Use Your Illusion’ и ‘Use Your Illusion II’, и они тут же влетели на 2-ое и 1-ое место в “Billboard”. На сегодняшний день ни одной группе или артисту не удавалось добиться такого успеха с двумя альбомами одновременно. Это восхитительно и невероятно рискованно.

«Я понятия не имею, как было принято решение выпустить сразу два альбома, – признаётся Дэл Джеймс, – в итоге они реабилитировались за свой провал. Они создавали правила там, где их не было. К примеру, Led Zeppelin тоже на ходу создавали свои собственные правила. Такое происходит, когда ты – невероятно популярный, успешный, и перед тобой нет почти никаких ограничений».

Если Anthrax не продавали свои пластинки в таком невероятном объёме, как Metallica, Skid Row и Guns N’ Roses, они были группой, которая собственноручно смешала металл с рэпом. Конечно, Aerosmith и Run D.M.C. в 1986 выстрелили с хитом ‘Walk This Way’, и Anthrax сами пошутили на эту тему, выдав навязчивую мелодию ‘I’m The Man’, но сотрудничество между трэшем и политизированным хип-хопом на ‘Bring The Noise’ было чем-то совершенно новым. Anthrax и Public Enemy доказали, что металл с рэпом имеют много общего, и оба жанра страдали от нехватки внимания и уважения. ‘Bring The Noise’ подтолкнул музыкантов Biohazard к сотрудничеству с Onyx, и они засветились на саундтреке к фильму «Ночь Страшного Суда»; а также создал плацдарм для рэп-метала. Появились артисты, которые хотели разрушать границы – музыкальные, социальные и культурные.

«Для мейнстрима это был настоящий переворот в сознании, – говорит гитарист Anthrax Скотт Ян, – но не для нас. Не для меня. Я уже в 1981 ходил по университету Святого Джона и слушал Run D.M.C. и Iron Maiden. Они цепляли меня. Я не видел сильного различия. ‘I’m The Man’ получилась шуткой для своих, но тогда до меня, наконец, дошло, и я подумал: «Хочу работать с Чаком Ди! Он – мой любимый вокалист. Его голос будет ох*ительно сочетаться с моим гитарным звучанием!». Эти мысли были у меня в голове, и нам повезло, что всё это действительно произошло. Мы сняли совместный клип на песню ‘Bring The Noise’, проехались по миру. Такого не делал ещё никто. Металл и хип-хоп. Никакого шаблона не существовало. Мы были первыми».

В 1990 Anthrax также приняли участие в знаменитом масштабном металлическом туре . ‘The Clash Of The Titans’ столкнул Anthrax, Slayer, Megadeth и – в Штатах – Alice In Chains с аренами, полными несговорчивых хэдбенгеров. Трёхмесячный тур летом 1990, бесспорно, стал настоящим хитом сезона.

«Мы всё лето провели в туре “Clash Of The Titans”, – продолжает Ян, – мы выступили в Мэдисон-Сквер-Гарден. Можешь представить? Трэш на Гарден. А осень мы провели в компании Public Enemy. Я бы сказал, это был невероятно важный год для нас. Мы были на пике».

Также это был важный год для новичков Sepultura, ветеранов грайндкора Napalm Death и легенд хардкора Sick Of It All, которые отправились в похожий тур, назвав его «Новые Титаны на Районе», проведя в дороге с июля по сентябрь. Похоже, сегодня смешивать трэш, грайнд и хардкор, кажется абсолютно логичным, но тогда это вызывало недоумение и агрессию. Столкновение металла и хардкора часто подвергало аудиторию риску.

«Тур «Новые Титаны на Районе» был охренительным, – вспоминает фронтмен Soufly/экс-Sepultura Макс Кавалера, – прикольное было сочетание Napalm Death и Sick of It All – мы стали корешами по жизни, но фэны реагировали неоднозначно. Металлюги и бритоголовые друг друга недолюбливали. Постоянно были драки и стычки. Особенно на восточном побережье, в Баффало и Нью-Йорке. И в Нью-Джерси. Добавьте сюда Napalm Death и их музыку – могу сказать, что это было настоящее безумие. Почти каждый вечер творилась жесть и кому-нибудь неслабо доставалось».

Конечно же, стремительное наступление гранжа, бесспорно, было важным событием в 1991 году. Таким образом, спустя некоторое время глэм-метал загнулся. Гранж послужил плацдармом для альтернативного рока и металла, пробившись в мейнстрим. Традиционный металл и безудержное веселье спустя 10 лет многим приелись, и наступило увлечение меланхоличной музыкой. Особенно это касалось первого сингла Nirvana с альбома ‘Nevermind’ – ‘Smells Like Teen Spirit’ –в одночасье раздавившего остатки рока 80-х. Это было что-то свежее, новое, но при этом в меру агрессивное. Вышедший в сентябре 1991 ‘Smells Like Teen Spirit’ застигнул аудиторию врасплох. К рождеству 1991 музыканты Nirvana продали свыше миллиона копий альбома ‘Nevermind’. И всё благодаря цепляющему язвительному гимну ‘Smells Like Teen Spirit’.

«Помню, я достал кассету ещё до выхода ‘Nevermind’, – говорит Джеймс, – как и все остальные, услышав ‘Smells Like Teen Spirit’, я ох*ел. Мы были в Чикаго и сочиняли песни. Однажды вечером все пошли на концерт Metallica – они выступали вместе с Cult. Потом несколько ребят пошли на Concrete Blonde. У меня не было 12 баксов на билет, поэтому я пошёл в другой клуб, где мой друг знал владельца. Не помню, что это был за бар, но там выступала группа Nirvana. Я не мог определить их жанр. Нельзя было сказать: «О, это очень напоминает Новую Волну Британского Хэви-Метала», или «Здесь много дума». Я не понимал, что это было, но понял лишь, что это было мощно и мне нравилось. Прошло немного времени, и они стали самой популярной группой на планете. Безусловно, у них своя история, но многим казалось, что группа стала невероятно успешной буквально в одночасье. У них был сокрушительный хит».

«Nirvana действительно изменила облик тяжёлой музыки, – признаёт барабанщик Voivod Майкл Ленджвин, – за год до этого мы гастролировали с Soundgarden, так что были в курсе зарождения гранжа. Я познакомился с Дэйвом Гролом на концерте группы Scream в Монреале и прекрасно понимал, почему он перешёл в Nirvana. Я был фактически уверен в том, что результат будет поразительным».

Однако что-то произошло. Nirvana нельзя было назвать тяжелым металлом. То же самое касалось и Soundgarden, чей альбом ‘Badmotorfinger’ привлекал к себе огромное внимание благодаря синглам ‘Jesus Christ Pose’, ‘Outshined’ и ‘Rusty Cage’; Группа Alice In Chains, чей сингл ‘Man In The Box’ стал хитом на радио, также пользовалась огромной популярностью. Эти коллективы нравились металлической аудитории, принимавшей другое звучание – особенно тем, кому нравились иконы металла и прото-метала 70-х Black Sabbath и Led Zeppelin. В то время как мощь и напор Slayer были слишком суровы, а скриминг и гроулинг никуда не годились, потребности фэнов тяжелой музыки – но не СЛИШКОМ тяжёлой – удовлетворили коллективы вроде Nirvana, Soundgarden и Alice In Chains.

КОГДА В АНДЕГРАУНДЕ СТАНОВИТСЯ ТЕСНО…

Трэш находился на пике успеха, либо был близок к этому. Ребятам из Metallica удалось сделать то, чего не удавалось ещё ни одной металлической команде в истории – будь то трэш или любой другой жанр. Пока остальные их коллеги по цеху распадались, либо перебивались лапшой быстрого приготовления, парни из Metallica, по сути, потягивали Шато Марго и ели белужью икру. Но опять же, мертвецам много еды не надо (если только под рукой не валялись аппетитные мозги), а таковых в 1991 году было много – я, конечно же, имею в виду дэт-метал.

Несмотря на то, что пионерами дэта в 80-х стали Death и Possessed, потребовалось почти десять лет, чтобы достигнуть критической точки. Это были команды, смешавшие энергию трэша с брутальностью дэта – вроде Sadus, Ripping Corpse, Merciless и, конечно же, Sepultura, чья музыка на четвёртом альбоме ‘Arise’ размыла не только все жанровые, но и географические границы. На группу обрушилась невероятная слава не только в Бразилии, но и во всем мире.

«Мы с альбомом ‘Arise’ появились откуда ни возьмись, – говорит Кавалера, – многие в Штатах узнали про нас из передачи Headbanger’s Ball. Но в Бразилии мы были невероятно популярны. В безумных масштабах. Подростки сходили по нам с ума. Мы иногда не могли даже в магазин сходить, нас тут же окружали фэны. Думаю, случилось это всё из-за того, что у Бразилии, наконец, появилась своя собственная металлическая команда. Этакий бразильский ответ Metallica. Нам до них, конечно, было как до луны, но столь повышенное внимание к нам не могло не радовать».

В то же самое время выползавший на поверхность жанр «дэт-метал» стал вызывать интерес. Теперь дэтовые альбомы можно было спокойно купить. Журналы перестали игнорировать дэтовые команды. В 1991 году лейбл “Earache” выстрелил с пластинками Bolt Thrower ‘War Master’, Entombed ‘Clandestine’ и Carcass ‘Necroticism – Descanting the Insalubrious’ Ещё один британский лейбл “Peaceville” также купался в деньгах. Выход второго альбома Paradise Lost ‘Gothic’ разжёг готический жанр. Давний лейбл “Metal Blade”, дав Metallica путёвку в жизнь, также переживал успешное возрождение, выпустив американские брутальные пластинки Cannibal Corpse ‘Butchered At Birth’ и Broken Hope ‘Swamped In Gore’.

«Обычно, когда что-то становится чересчур коммерческим – всегда приходит ответ из андеграунда, – говорит владелец “Metal Blade” Брайан Слэгел, – дэт стал о себе заявлять. Если музыка называлась «дэтом», она прекрасно продавалась. Но у нас был другой подход. Если посмотреть на наши релизы в 1991 – видно, что мы были очень избирательны. Начало 90-х было интересным временем для металла».

«В 1991 я работал на лейбле “Roadrunner”, – добавляет Монте Коннер, нынешний президент “Nuclear Blast”, – мы были на пике дэтовго безумия. Лейбл был одержим дэтом. Мы раньше всех увлеклись этой музыкой и смогли подписать одних из лучших команд в жанре. У нас были Deicide, Gorguts, Immolation, Suffocation, Cynic. Мы не просто подписывали дэтстеров. Мы были лидерами в этом жанре».

Были не только лейблы “Metal Blade” и “Earache”. Для любительского лейбла из Дортмунда (Германия) Century Media 1991 год стал весьма успешным. Grave ‘Into The Grave’, Tiamat ‘The Astral Sleep’, Asphyx ‘The Rack’ и Morgoth ‘Cursed’ – все эти альбомы имели отличительный загробный налёт, особенно обложки, вдохновлённые творчеством Вона Оливера. “Nuclear Blast” из Донцдорфа также находился по локоть в «смертельном металле». Dismember ‘Like An Everflowing Stream’, Benediction ‘The Grand Leveller’ и Pungent Stench ‘Been Caught Buttering’ были знаковыми релизами для лейбла и музыкальной сцены. В 1991 году лейбл заявил о себе миру и вписал своё имя в историю, а “Nuclear Blast” стал самым главным и крупным металлическим лейблом на планете.

«Нас тогда, конечно же, волновал вопрос, куда же делся трэш, – рассказывает Томми Виктор из Prong, – всё кардинально менялось. Дэт-метал начинал привлекать серьёзное внимание. Я знаю, что он и раньше привлекал, но в начале 90-х игнорировать его было довольно тяжело. Лично мне нравились Morbid Angel. Они были интересными и не похожими на других. Я не мог поверить, что такое можно играть. Но Тед [Парсонс, барабаны] и Трой [Грегори, бас] ненавидели эту музыку. Она была им чужда».

Автор ‘Extremity Retained’ и басист/вокалист Misery Index Джейсон Нетертон называет 1991 годом жанрового разделения, музыкальных исследований и – особенно это касалось дэта – перенасыщенности.

«Когда музыка разделялась, особенно это касалось экстрима/андеграунда, в каждом поджанре в андеграунде создавалась отдельная микро-сцена, – говорит он, – тогда впервые начали говорить: «Да, тебе нравится металл, но какой КОНКРЕТНО?». Помню, когда к 1991/1992 блэк-метал и остальные поджанры стали разделяться на отдельные музыкальные сцены, в первую очередь это было вызвано перенасыщением дэтовых команд в андеграунде. Следующее поколение команд интуитивно раздвигали границы, чтобы стать быстрее, мрачнее, тяжелее и уникальнее. Это в некоторой степени было прогрессом/расширением жанра «из низов».

В начале 90-х норвежцы были недовольны дэтом – шорты до колен, высокие кроссовки и общественно-политические тексты – а потому создали свою собственную версию, в первую очередь перевернув и обглодав до костей риффы Venom, Hellhammer и Bathory. В особенности второй альбом подростков Darkthrone ‘A Blaze In The Northern Sky’ вызвал череду событий, до сих пор ощущаемых в экстремальной музыке – в том числе получившее широкую огласку самоубийство фронтмена Mayhem Пера «Мертвеца» Охлина. В 1991 году Вторая Волна Блэка переживала рассвет.

«Когда в начале 1991 года, наконец, вышел ‘Soulside Journey’, мы показали миру совершенно другую музыку – признаётся Фенриз из Darkthrone – мы были одной из первых ретро-групп. Сегодня это очевидно. В 1991 мы слушали очень много старья, просто тонну. Но ещё тогда на кассете вышел дебют Samael, Blasphemy ‘Live In Leipzig’; официально он ещё тогда не вышел, но все кто хорошо был знаком с ребятами из Mayhem, достали кассету благодаря Евронимусу – и демо команды The Thorns».

Вместе с Darkthrone появились такие норвежские именитые коллективы как Emperor, Burzum, Satyricon и Enslaved. Сам блэк-метал Норвегией не ограничивался. В Англии родилась команда Cradle Of Filth; в городе Гданьске (Польша) присягнули на верность мраку Behemoth. А команда Absu была одной из представителей Второй Волны Блэка в Штатах.

Помимо «готического» и «чёрного» металла, на поверхность в 1990 выползли также и другие жанры металла. Вайкинг-метал – ставший фактически гибридом хэви-метала и блэка, с текстами о скандинавской мифологии – пустился в плавание из ниоткуда, Скандинавии. И действительно, с выходом альбома ‘Twilight Of The Gods’ Bathory утвердили статус королей грома Тора. А шведы Unleashed на дебютном альбоме ‘Where No Life Dwells’ молились Мьёлниру (молоту громовержца), как церковь – кресту. Первыми «вайкинг-металом» эту музыку окрестили норвежцы Enslaved, спустя несколько лет после выхода демо 1991 года ‘Nema’. Без Bathory, Unleashed и Enslaved не было бы Amon Amarth (или их подражателей).

Как и в андеграунде – за исключением альбома Death ‘Human’ – в 1991 году музыкой и вокалом ещё больше впечатляли прогрессив-метал команды. Группы вроде Fates Warning, Last Crack, Conception и особенно Dream Theater имели свой стиль и, как и трэш, дэт, блэк и другие жанры, боролись за внимание слушателя.

«Речь идёт о командах вроде Crimson Glory и Death, – вспоминает автор Sound Of The Beast и публицист Bazillion Points Ян Кристи, – игравших довольно прогрессивную музыку, и подросткам, безусловно, она нравилась. После 10 лет классических хэви-металлических риффов и отвратительных дэтовых риффов появились действительно виртуозные команды. И это было чем-то новым для тяжёлой сцены. Так что была и такая музыка. Некоторые команды играли ещё более тяжёлый и суровый металл, чем когда-либо и выводили эту музыку на совершенно новый уровень».

«У нас были Fates Warning, – вспоминает Слэгел, – они выпустили альбом ‘Parallels’, пользующийся огромным успехом. Также альбом Armored Saint ‘Symbol Of Salvation’ был охренительной пластинкой. Это, кстати, один из моих любимых релизов на “Metal Blade”. В то время нам помогали Warner Bros. У каждого из нас была надежда, что один из альбомов произведёт фурор и станет невероятно успешным. Успех им сопутствовал, но до уровня «золотых пластинок» они не дотягивали».

Представьте всю эту активность и суматоху вокруг двух или трёх групп высшего эшелона. Продажи, хит-парады, менеджеры, владельцы лейблов, радиоэфир и бабки. Но опять же, людям было мало уже существующей музыки, и металлические команды стали находить новые интересные способы самовыражения. В 1991 году добились огромной популярности дэт, блэк, готик, вайкинг и прогрессив-метал. Можно утверждать, что это также был год дум-дэта, рождения стоунера и широкое распространение получила музыка Primus.

ПРОТИВОРЕЧАЩИЕ ВЗГЛЯДЫ СМИ

Интернета в 1991 практически не существовало. Он для простого народа появился гораздо позже и перевернул сознание. Группы и лейблы должны были подлизываться, а иногда и наполнять карманы СМИ – радио, телевидения и печатных изданий – за репортажи. Одни называли это рекламой. Другие – необходимым злом, без которого невозможно было повернуть колесо фортуны в сторону металла.

В 1991 коммерческое радио плевать хотело на большинство металлических команд, особенно это касалось андеграунда. Skid Row и альбом ‘Slave To The Grind’ – ну, диджеев особо убеждать было не надо. Guns N’ Roses и альбомы ‘Use Your Illusion’ и ‘Use Your Illusion II’ – программные директора могли весь год не покупать себе новую обувь, врубая 15 раз в день ‘You Could Be Mine’ или ‘November Rain’. Metallica с пятью синглами – а рифф ‘Enter Sandman’ узнавался с первых нот – цена вопроса? Новый Шевроле Корветт. Глэм-метал или Metallica: они созданы для радио. А радио для них.

И всё же, металл по-прежнему нуждался в помощи радио. Без поддержки радио и других аспектов продаж, маркетинг и гастроли становились немного сложнее. Появляется передача MetalShop – The Only Show With Teeth.

«Эту передачу крутили 56 коммерческих станций, – вспоминает DJ MetalShop Чарли «Мясник» Кендалл – она шла с 9 вечера до часу ночи. Мы вещали из Нью-Йорка. Поскольку мы были первым таким шоу о тяжелой музыке, конкурентов у нас особо не было. Были отдельные радиостанции с шоу, но до нас им было очень далеко».

Кендалл помнит, что 1991 год стал очень успешным для MetalShop. К ним пришли Ларс Ульрих, Стив Харрис и Нико МакБрейн, К.К. Даунинг и Ян Хилл, Дэйв Эллефсон и Ник Менза, а также Рейчел Болан и Дэйв «Змей» Сабо. Но знаменитый DJ также говорит, что в 1991 году радио-эксперты частенько начинали диктовать репертуар эфира. Женщины, к примеру, не любят слово «металл». И им, безусловно, не нравится музыка, которая называется «металлом». Если бы MetalShop внезапно прекратил крутить эту музыку в Вашем городе в США, винить можно было бы только радио-экспертов – профессионалов, по словам Кендалла, ненавидевших металл.

Что же касалось телевидения, то передача MTV Headbangers Ball была, наверное, единственным местом, где можно было узнать и услышать металл, не боясь, что вам на спину прольёт пиво какой-нибудь пьяный кретин; и больше не приходилось пролистывать страницы с Боном Джови и Джином Симмонсом в джинсовых шортах. Сначала передачу вёл Кевин Сил, затем Адам Карри, и наконец, к 1991 ведущим стал Рикки Рэкман. В передаче Headbangers Ball крутили самые популярные металлические песни, и в конце эфира можно было услышать три трэшевых песни. Однако перемотать было нельзя. Приходилось слушать Bonham, Helix или Sea Hags. Пропустили любимую песню – что ж, очень жаль. Может быть, повезёт на следующей неделе.

«Мы тогда даже клипы не снимали, – говорит Коннер, – мы не сняли ни один клип с альбома Death ‘Symbolic. Мы никогда не снимали клипов Deicide. У Obituary было всего одно видео. Мы намеренно не снимали клипы для своих групп, потому что их негде было смотреть. По Headbangers Ball крутили Sepultura и Biohazard, но ничего тяжелее они не ставили. Поэтому мы и не парились. Подросткам практически негде было их смотреть».

Тем не менее, MTV в то время очень поддерживал металл – правда, может быть, не так, как мы с Коннером того хотели. Metallica, к примеру, выиграла награду MTV за клип ‘Enter Sandman’, а ‘Hangar 18’ и ‘Holy Wars… The Punishment Due’ постоянно были в ротации; и в 1991 Queensryche получили награду в номинации «Лучший Выбор Зрителя» за песню ‘Silent Lucidity’, ловко оставив не у дел чрезвычайно популярных R.E.M.

Импортные журналы того времени Kerrang! и Metal Forces были потрясающей находкой, но были не всегда доступны для подростков в захолустье либо с ограниченными средствами. Американские журналы вроде Rip, Circus и Hit Parader имели успех, но никогда не продавались в обычных магазинах. Опять же, в элитных журналах писали в основном о придуманных склоках между Bulletboys и Cinderella, либо лепили фотки группы Winger, чтобы журнал лучше продавался.

«Журналы всегда оказывали поддержку Megadeth, – утверждает Мастейн, – возможно, потому, что я всегда что-нибудь говорил, а потом жалел или приходилось пояснять. Радио-диджеям не нравилось название нашей группы, но стоило нам поехать в тур или выпустить альбом – нам всегда звонили журналисты. Мне было всё равно, с кем мы делили страницы, но воспоминания о большинстве журналистов у меня очень хорошие. Я, пожалуй, воздержусь от комментариев» [смеётся].

К 1991 году было не менее четырёх крупных печатных рок-изданий, и Metal Maniacs гордо освещал самые тяжелые и громкие команды. Учитывая вес MTV и повсеместное присутствие радио, журналы обеспечивали металлу приличное продвижение. Их можно было купить чуть ли не в местном книжном, магазине продуктов и даже аптеке.

«Журнал Metal Maniacs начинал набирать обороты под руководством Кэтрин Людвиг, – говорит Ян Кристи, – это было самое начало эры Metal Maniacs, так что особой поддержки у журнала не было. Ещё не стоит забывать, что был бум фанзинов. До этого у подростков не было возможности узнать о любимых командах. Они в андеграунде сами создавали свою культуру металла, а фанзины были для них теми же социальными сетями.

ВСТРЕЧАЮТ ПО ОДЁЖКЕ…

Грув обычно с металлом не ассоциировался. Это, конечно, не иностранное понятие, но металл, по природе своей, известен своей костлявостью и грубостью. Все уже давно забыли качовый ритм ‘Immigrant Song’ и ‘Sweet Emotion’. Но для южных трэшеров Pantera, переживавших успех и славу после выхода синглов ‘Cowboys From Hell’, Cemetery Gates’, и ‘Psycho Holiday’, грув был неотъемлемым элементом – таким же важным как две басовые бочки и мощные риффы. Довольно быстро фэны Metallica, Slayer, Anthrax и так далее открыли для себя Pantera и их «новый» подход к тяжести.

«Pantera были очень грувовой командой, – вспоминает бывший басист White Zombie Шон Айслот, – однако я бы не стал сравнивать с грувом White Zombie. Мы играли что-то тяжелое и металлическое, но это всё же был не хэви-метал. Под нашу музыку можно было ритмично двигаться».

Pantera привнесла в тяжелую музыку безупречное живое исполнение. Если большинство групп частенько не отличались стабильностью на сцене, техасцы каждый вечер были в безупречной форме. Виктор из Prong вспоминает высший уровень профессионализма музыкантов Pantera.

«Мы с ними гастролировали. Они играли друг с другом с детства. У них был грузовик с оборудованием, техниками, освещением. Они 15 лет гастролировали по Техасу. Они нас просто уничтожили! Мы потеряли уверенность, и тур стал для нас провальным. У меня был расстроен усилитель и сломано пару гитар. Наш техник понятия не имел, какого чёрта он делает. Pantera была настоящей машиной. И эта машина уничтожила Prong. Майк [Кирклэнд] потом долго не мог прийти в себя. Потом для нашей группы настали тяжелые времена».

Но, как и Pantera, Prong были не похожи на остальных. Вокруг них было полно групп, музыку которых нельзя было назвать металлом, либо они вообще с ним связаны не были. Когда в 1991 году вышел альбом Prong ‘Prove You Wrong’, о группе уже хорошо знали благодаря передаче Headbangers Ball. Prong сочетали в своей музыке панк, индастриал и хардкор, и многим такой коктейль пришёлся по душе. Они в некоторой степени стали определяющим элементом жанра. До сих пор ни одна металлическая команда не набралась смелости смешать Killing Joke, Die Kreuzen и Discharge, разукрасив звуковую палитру.

В Нью-Йорке тем временем крушили стены Helmet, сочиняя сложные джазовые песни, звучавшие обманчиво просто. На втором альбоме, ‘Meantime’ (1992), группа отметилась лишь хитом ‘Unsung’, поскольку крупные лейблы судились с квартетом из-за дебютной работы, ‘Strap It On’, вышедшей на лейбле Amphetamine Reptile. И здесь фэны тяжелой музыки получили дозу новой музыкальной реальности. Helmet доказали, что металл – это не только сиськи и Сатана.

«У нас был свой довольно новый словарь, – говорит фронтмен Helmet Пейдж Гамильтон, – мы были минималистами, играющие грув. Но это был не обычный грув. Вокал у меня тоже был специфический. Мне нужно было придумать, как лучше спеть поверх этих странных ритмических рисунков. Таким образом, я выработал свой стиль. Каким бы он там, блядь, ни был. Немцы назвали меня Леонардом Коэном в тяжёлой музыке. Не знаю, так ли это. Я лишь старался, чтобы всё звучало гармонично».

Участники Helmet выглядели не как все. Мощные чёткие песни, неклишированные тексты и обычный прикид парней сразу же бросались в глаза консервативной металлической элите.

«Честно говоря, мы никогда не думали о том, как будем выглядеть, – признаётся Гамильтон, – нас поливали дерьмом, и это печально. Нам было плевать на маркетинг. Я никогда не думал, в чём мне ходить и как выглядеть. В самом начале у Генри [Богдана, бас] были дреды. Питер [Менгеде, гитара] носил ботинки в стиле «Битлз» и джинсы-галифе, мы с Джоном [Станьером, барабаны] носили футболки. Мне футболки покупала моя девушка, теперь уже бывшая жена. Она говорила: «Смотри, что я на распродаже в GAP нашла!». Честно говоря, мне было до пи*ды. Но было прикольно, что не нужно было идти в магазин. Если не хотите быть как Зигги – будьте собой» [Come As You Are, песня Nirvana – прим. ThRaSheR]

Ирония заключается в том, что в 1991 году Гамильтон ссылался на песню Nirvana. Но он так видел. Металл в город Кролика фактически был самим собой. Но он никогда не был единым целым. Он превратился в сложную разнообразную структуру, знающую, однако, свои корни. Металл был глэмом, трэшем, дэтом, блэком, думом, грувом, фанком, индастриалом – да чем угодно. Проще говоря, в 1991 году металл будоражил умы, расстраивал, торжествовал и наслаждался успехом. И сегодня нас бы с вами не было (я утрирую), если бы в 1991 году не случилось всего того дерьма. Так что поднимите бокал, загните все пальцы кроме указательного и мизинца и выпейте за 1991 год!

Материал и перевод: Станислав “ThRaSheR” Ткачук


Dimon

  1. Севастополь сказал тебе 3 декабря, 2016 в 1:26 дп

    Огромный материал какой! Сейчас читать будем.

    Ответить
  2. Den244 сказал тебе 3 декабря, 2016 в 10:35 дп

    Спасибо за перевод

    Ответить
  3. Gonzo сказал тебе 3 декабря, 2016 в 5:41 пп

    Огромное спасибо! Как-будто эволюцию метала посмотрел! Почти физический кайф

    Ответить
  4. Гугенот сказал тебе 3 декабря, 2016 в 5:54 пп

    Спасибо большоЕ!

    Ответить
  5. Гугенот сказал тебе 3 декабря, 2016 в 5:56 пп

    Да, картинка к статье особенно знатная - прям говоловоломка: угадай-ка ху из ху(й) ;)

    Ответить
  6. Серый сказал тебе 3 декабря, 2016 в 6:15 пп

    @Гугенот:
    Это точно, но Слэш и наш Батя сразу бросаются в глаза, их ни с кем не перепутаешь.

    Ответить
  7. Denalex сказал тебе 3 декабря, 2016 в 10:39 пп

    Почему то глядя на многие молодые команды, напрашивается мысль что глэм сука не умер! По крайней мере внешнее его проявление!))))))

    Ответить
  8. Dimma сказал тебе 3 декабря, 2016 в 10:54 пп

    Осилил столь объёмную статью. Спасибо всё хорошо. В своё время проживал и следил за всем этим.

    Ответить
  9. Sweet Anger сказал тебе 3 декабря, 2016 в 11:01 пп

    А что там за старые пердуны на заднем фоне в десны друг друга засасывают?))

    Ответить
  10. ThRaSheR сказал тебе 3 декабря, 2016 в 11:28 пп

    @Sweet Anger:
    У меня есть подозрение, что это Горбачёв с кем-то… )

    Ответить
  11. Севастополь сказал тебе 4 декабря, 2016 в 12:18 дп

    91-м годом всё и закончилось, как я говорил.

    Ответить
  12. Koptich сказал тебе 4 декабря, 2016 в 12:18 дп

    @Sweet Anger:
    На остатке берлинской стены рисунок сохранен)))

    Ответить
  13. AVB сказал тебе 4 декабря, 2016 в 1:45 дп

    Интересный материал! Спасибо.

    Ответить
  14. pycuk сказал тебе 5 декабря, 2016 в 10:17 пп

    Фух, наконец-то осилил. Материал супер, сразу школу вспомнил… Стасу, как всегда респект и уважуха.
    З. ы. Вот никогда Ганзев не считал глэмерами. Они больше как из бунтарских 70-х, чем попсовых 80-х. Да и звучание у них какое-то особенное.

    Ответить
  15. Игорь сказал тебе 8 декабря, 2016 в 10:51 пп

    Отличная статья!Осилил многабукаф-не пожалел потраченного времени.Спасибище немерянное!

    Ответить

Чего задумался? Ну давай, напиши ответ...

Как сменить аватару?

Иди на gravatar.com и загрузи аватар туда.

Архивчик

Весь Архив