Мрачные воспоминания. Альбом Testament “The Legacy”

Написал Dimon 14 марта, 2016 в Немного Другой Музыки

[Статья из журнала "Terrorizer" за июнь 2009 года]

Дни «Наследия» (Legacy) Testament были омрачены сменой названия и уходом их оригинального вокалиста в «Исход» (Exodus). Но настойчивость принесла свои плоды, и гитарист Эрик Питерсон рассказывает нам историю легендарного дебютного альбома Testament, который возвёл группу до небес.

ДАВНЫМ-ДАВНО

Legacy была моей первой группой. Появились мы в 1983 году, так что песня “The Legacy” была написана ещё давным-давно. “First Strike Still Deadly” мы сочинили под влиянием Mercyful Fate “Satan’s Fall”; в ней было много различных частей, и мы не возвращались к начальному риффу. Многие наши самые первые песни мы пытались делать более эпичными, словно забирая слушателя в долгое путешествие. На момент заключения контракта мы играли этот материал уже три или четыре года, и лучше понимали структуру песен, благодаря чему песни на альбоме “The Legacy” доведены до автоматизма, и тогда можно было постоянно находить всё новое вдохновение.

Раньше плотно и жёстко играть на гитаре было так же важно, как играть соло, особенно в жанре «трэш-метал». Алекс [Сколник] был нашим соло-гитаристом, а я играл ритм. Я всегда мог сыграть соло, но Алекс учился у Джо Сатриани и был настоящим виртуозом, поэтому я просто сдался и решил: «Ладно, пусть будет так». Алексу больше нравился Гэри Мур и Джими Хэндрикс, он был больше гитаристом, мне же нравилось играть жёсткий плотный ритм на гитаре, больше напоминающий подход «новой школы». Я играл музыку, которая тогда считалась новым жанром. И всё отлично сработало. Когда мы записывались, Алекс мог записать ритм, а я – соляки.

НЫТИКИ И КРУТЫЕ ПАРНИ

«Помню, мы сочиняли “The Haunting” и Зет [бывший вокалист Стив «Зетро» Суза] написал первый куплет и всё. Особенно, когда песня была реально классная, он обычно быстро придумывал тексты, но он вдруг начал забивать на репетиции, перестал отдаваться работе, а ещё мне кто-то сказал, что он пробовался в Exodus. Мы раньше были очень сосредоточены на том, что делали, и я ему позвонил и спросил: «Чувак, у тебя какие-то проблемы? Уже две недели прошло. Мы должны добить эту песню». А потом он начал отмазываться, и я говорю: «И как проходит прослушивание в Exodus?», а он ответил: «ЧЁРТ ВОЗЬМИ! Я хотел, чтобы все было не так!» и повесил трубку. В тот вечер он пришёл на репетицию и сказал, что уходит в Exodus. Мол, ждать он, видишь ли, не может, ему важно сделать карьеру, он этим, мол, занимается уже очень давно, хотя это враньё. Короче, нём полную х*рню. И он начал реветь, а мы на него смотрим и говорим: «Да нормально всё. Дело твоё. Мы сейчас ведём переговоры с Music For Nations. У нас тоже сделка будет». А он говорит: «Да, но Exodus подписываются на Capitol, и мы будем нереально крутыми» и так далее. А мы ему говорим: Окей, как знаешь».

«Зет дружил с Чаком, потому что они из одного городка, и он предложил Чаку пройти у нас прослушивание. Чак такую музыку никогда не слышал и понятия не имел, как её надо исполнять, он слушал Judas Priest, Dokken. Он уже успел со многими командами в клубах поиграть ещё до того, как я сколотил группу. Он самый старый участник Testament. Так что он парень бывалый, но он явно не вписывался в те группы. Он не был милым пай-мальчиком, он был крутым здоровяком. В общем, Чак приехал и прошёл прослушивание, и я ему пытался объяснить, как нужно петь конкретные партии, рассказал про всякие фирменные фишки, потому что музыка сильно отличалась. Голос у него был классный, мне нравился его диапазон. Он высокие ноты брал гораздо лучше. Зет больше ныл в микрофон и ворчал. Голос Чака был намного мощнее».

НА САМОЛЁТЕ В НЬЮ-ЙОРК

Прилетели Джонни с Маршей [Зазулой, Megaforce Records], и мы записали демку для “Over The Wall” и “The Haunting”. Таким образом, мы и подписались на Megaforce. В итоге наша пластинка вышла, а Зетро в своём Exodus бодался с юристами из-за проблем с лейблом Capitol. И мы добились большого успеха, а Зетро был сильно раздражён. Но вернуться в группу он не пытался – он же был в Exodus, сам себе яму вырыл. А для меня та ситуация стала хорошим уроком: не надо думать, что у соседа трава в саду зеленее. Довольствуйся тем, что имеешь.

Лейбл Megaforce базировался в Нью-Йорке, так что они нам сами выбрали студию и сказали, что мы летим работать с Алексом Перелиасом [продюсером Anthrax и Nuclear Assault]. Но мы не стали говорить: «Нет, мы хотим работать со своими людьми». Нам за честь было, что мы сможем поработать с парнем, который продюсировал альбом Anthrax “Spreading The Disease” , а мы эту пластинку очень любили. Мы были чертовски рады. Я бы такое ни на что не променял: классные были времена. К тому же, мы никогда не летали на самолёте, а тут первый раз и сразу в Нью-Йорк, прикинь? 2 месяца в профессиональной студии. Бесценный опыт.

Название Testament придумал нам Билли Милано. Помню, мы были на вечеринке у него дома, и зависали большой компанией. Мы знали, что нам нужно сменить название и так сказать, «разбрасывались словами». Помню, Билли готовил барбекю, и почти как в фильме «Зверинец», он как Джон Белуши говорит: «А как насчёт Testament?». Именно так он и сказал, классика. И мы с удивлением: «Вау!». Отлично помню тот момент. Ну, и я сразу же начал рисовать буквы, и заметил, что буква Т была с начала и с конца, а в середине – буква А. Я придумал логотип, а потом мы отдали его профессионалу, чтобы он его сделал более ровным чётким – мой вариант напоминал логотип дэтовой команды – и как только мы получили готовый вариант, мы сказали: «О! то, что надо!». Для нас было очевидным назвать альбом “The Legacy”, потому что ту музыку придумала группа Legacy. Для нас это было важно. Когда мы стали Testament, всё начинало приобретать более широкий смысл.

ПЕРВЫЙ УДАР – СМЕРТЕЛЬНЫЙ

Пластинка должна была называться Legacy “First Strike Is Deadly”, а на обложке должны были быть изображены две ракеты, направленные друга на друга – российская и американская, а в середине череп с прицелом. Короче, это должна была быть военная тема: первый удар – смертельный. Но песня-то о змеях. Мы думали о том, чтобы на обложке изобразить королевскую змею из «Конана» [Тулса Дум], и чтобы её нарисовал кто-нибудь вроде [Фрэнка] Франзетты. Но в итоге альбом назвали “The Legacy”, и на обложке была книга с черепом. Получилось более мрачно, что-то неизведанное».

«Мне понравилось, как парень нарисовал череп, прикольно было. У него получился как раз тот самый череп Testament. Знаешь, как получилось, что язык выглядит влажным, и с него будто стекают капли? Кажется, мы использовали что-то вроде мёда. Обложка сфотографирована. Я часто интересовался, куда же делся тот череп? Кто-то, возможно, забрал его и хранит в подвале, а может быть, ребёнок художника играет с этим драконом и сломал ему хвост. Хрен его знает.

«В книге эльфийские руны, там текст песни “The Legacy”, который был у нас ещё, когда Зет был в группе: там про замок и прочее дерьмо. Песня “The Legacy”, которая на альбом не попала, и в итоге появилась на пластинке “Souls Of Black” (1990). Это была наша самая первая песня. Одна наша подруга Нэнси умеет писать на рунах. Не уверен, что это за язык, но это руны. Никто никогда этого не замечал, и я, мне кажется, об этом лишь раз сказал в интервью, так что довольно интересно получается».

***

БУХАРИКИ И ДЕБОШИРЫ. ДОРОГА В ЭЙНДХОВЕН

Альбом имел в Европе огромный успех и продавался настолько хорошо, что нам предложили выступить на фестивале Dynamo на разогреве у Stryper, хотя казалось бы… И в тот день мы устроили полный хаос, разнесли там всё в пух и прах. Потом во всех журналах писали: «Testament: бухарики и дебоширы». Мы должны были убедиться, что везде оставили свой след. Мы думали, что всё это продлится не больше двух лет, поэтому отрывались, как могли – обычно это было пиво, и мы творили всякую х*йню. Но в итоге тот концерт был записан, и все вышло очень круто.

Testament тогда, безусловно, считались жёсткой командой. Я думаю, на записи мы всегда были немного сдержаны; когда мы выступали живьём, получалось в тысячу раз мощнее, жёстче и быстрее, и особенно на концертном альбоме “Live In Eindhoven” можно услышать, насколько быстрее мы играли. Но в студии приходится записываться трезвыми. Мы не знали, как передать эту убийственную алко-атмосферу, которая ощущалась, стоило нам выйти на сцену и играть перед толпой. Безусловно, репутацию жёсткой команды мы заработали благодаря живым выступлениям дома. Да, прежде чем мы поехали в Европу, мы отыграли много концертов в Районе Залива – раз в месяц мы играли по разным клубам, но мы никогда ещё не ездили в тур. Первый наш тур был с Anthrax, мы прокатились с ними по Штатам, дали порядка 30 концертов в Америке, поэтому дома нас не было месяца три».

Материал и перевод: Станислав «ThRaSheR» Ткачук

P.S. Прошлая статья об истории “The Legacy” хранится здесь!


Dimon

  1. Севастополь сказал тебе 14 марта, 2016 в 10:08 дп

    Как же я люблю читать про те времена. Каждое слово ловлю. 80-е - лучшее место в пространстве и времени. Но, это к слову.
    Материал - класс! Спасибо. Тестамент всегда были не хуже любой группы в четвёрке. Я в них ворвался сразу на полную катушка, как в 1988 по Голосу Америки услышал. У меня до сих пор на кассете советской та передача есть.
    P.S. А Соузы - нытик :)

    Ответить
  2. Blitzer сказал тебе 14 марта, 2016 в 2:39 пп

    Великая и потрясающяя вещь альбом The Legacy !

    Ответить
  3. Astral сказал тебе 14 марта, 2016 в 10:09 пп

    Вот настоящий HMR !!!

    Ответить
  4. Гугенот сказал тебе 15 марта, 2016 в 1:56 дп

    Вот это круть! Крайне благодарю!

    Ответить

Чего задумался? Ну давай, напиши ответ...

Как сменить аватару?

Иди на gravatar.com и загрузи аватар туда.

Архивчик

Весь Архив