Стив «Зетро» Суза из Exodus. Любитель монстров и мопсов

Написал Dimon 3 сентября, 2019 в Немного Другой Музыки

[Материал из шведского журнала "Sweden Rock" за август 2019 года]

Большое интервью в гостях у легендарного вокалиста Exodus.

Когда едешь на поезде в Дублин, тебя окружают чёрно-зелёные холмы. И некоторое время кажется, что едешь в столицу Ирландии, а не на окраину Района Залива и города, породившего многие легендарные трэшевые команды. Обычно жёлто-коричневые калифорнийские холмы годами снабжались дополнительной водой, что положило конец нескольким годам засухи, но из-за разрушенных мостов и поваленных деревьев тысячи туристов не смогли посетить национальные парки или проехаться по знаменитому шоссе вдоль тихоокеанского побережья. Я еду к Стиву «Зетро» Сузе, вокалисту Exodus (пришедшему в коллектив в третий раз) и большому любителю собак.

«Я их обожаю, – говорит он, когда в кухне вокалиста на меня нападают четыре лающих и задыхающихся мопса, – не бойся, это они любя».

Карьера Зетро всерьёз началась, когда в 1983 году он стал вокалистом группы Legacy, позже сменившей название на Testament, но Стив набрал обороты лишь уйдя в 1986 в Exodus. После выхода легендарного классического альбома ‘Bonded By Blood’ в 1985 ребята из Exodus решили расстаться с оригинальным фронтменом Полом Бэлоффом. Когда вакантное место предложили Зетро – он не раздумывал.

«Я начал играть с парнями из Legacy, потому что они хотели быть похожими на Exodus. Все постоянно говорили об альбоме ‘Bonded By Blood’. Даже Metallica, Megadeth и Slayer хотели быть как Exodus. Как тут можно отказаться?»

Зетро пришёл в уже сформировавшуюся группу.

«Странное было ощущение. Мне приходилось подписывать альбом, на котором я даже не пел. Помню, мы с гитаристом Гэри Холтом прилетели в Лондон на пресс-релиз альбома ‘Pleasures Of The Flesh’ («Плотские Наслаждения») 1987 года. Это была моя первая поездка за границу, а вечером мы пошли в элитный закрытый клуб. И вдруг парень закричал: «Не может быть! Это же Гэри и Стив из Exodus». Откуда, чёрт возьми, он знал моё имя? Поначалу было непривычно, потому что всё случилось очень быстро, но через месяц моя рожа красовалась рядом с Оззи на обложке журнала. А всего четыре месяца назад обо мне никто не знал».

Зетро пришёл в эти группы и сформировал музыкальный стиль, благодаря которому сегодня 80-е ассоциируются с золотыми годами, а Район Залива – с райским садом удовольствий.

Мы создали новое звучание. Смешали Iron Maiden, Judas Priest и NWOBHM со скоростью, грубостью и агрессией панка и придерживались менталитета таких групп, как Dead Kennedys, Black Flag, Wasted Youth и Germs. Если это что-то зловещее и плохое – значит, это то, что нам нужно. Если сатана злит людей - значит, мы должны писать о нем песни».

Зетро пробыл в Exodus до 1993 года, пока не настало царствие гранжа, и Exodus, как и многие другие трэшевые команды, загнулись. Несколько лет спустя Exodus реформировались, но уже с оригинальным вокалистом, Полом Бэлоффом. Случилось это в рамках благотворительного концерта «Трэш Титанов», который был устроен для того, чтобы собрать деньги на лечение больного раком вокалиста Testament Чака Билли. Когда в 2002 году Пол умер от инсульта, Зетро согласился вернуться в Exodus, но триумф был недолгим. Подробнее об этом позже.

В 2014 году Зетро снова вернулся в Exodus, и говорит, что больше уходить не собирается.

«Вернувшись, я сказал, что это навсегда. Я зарыл топор войны и не хотел вспоминать прошлые обиды. Сначала я колебался, но, кажется, теперь нам работается как никогда лучше».

Поскольку кухня Зетро объединена с гостиной, телевизор включен целый день, даже если его никто не смотрит. На стенах висят различные афиши и постеры Exodus.

«Эту гитару мне подарил поклонник из Сальвадора, – говорит Зетро, показывая на миниатюрную гитару на стене в кухне, – мне дарят кучу всего, но я всё храню. Подарки фэнов ценны для меня».

Иначе бы его кабинет просто ломился от сувениров. Вокалист Exodus собирает фильмы ужасов и фигурки персонажей ужастиков.

«Вот на что я трачу бабки. Некоторые из этих фигурок мне ужасно дороги. Я большой поклонник готического сериала «Мрачные Тени» 60-х годов. У меня есть все персонажи и все серии на DVD. Во время последнего тура с Obituary я посмотрел, наверное, более 160 серий».

Кругом бегают мопсы, и мы садимся в кухне и возвращаемся к разговору о животных.

«На гастролях я не скучаю по детям и девушке, но скучаю по своим четвероногим малышам, – говорит он, поднимая на руки Тыковку, и начинает целовать, – да, папочка любит целоваться. Да, любит, любит».

Две из трёх собак оказываются на поводке.

«Этого малыша мы нашли на улице, он весь съёжился от холода и страха, – говорит Зет, отпуская Тыковку, и берёт на руки Декстера, – не понимаю, как люди могут быть такими жестокими. Если я вижу по телевизору, как страдают люди, мне всё равно, но если я вижу страдания животных – тут же переключаю. Это не значит, что мне не жалко людей, но они во многом сами виноваты. А животные не понимают, почему их избивают. Они ведь невинные и беззащитные».

Помню, как во время интервью на фестивале Sweden Rock в 2015 году мне удалось заставить теперь уже 55-летнего вокалиста расплакаться. Я спросил, когда он в последний раз плакал, а потом выяснилось, что недавно умер его мопс Люси.

«Дети знают, что я люблю своих собак больше, чем их. Собаки ДЕЙСТВИТЕЛЬНО лучшие друзья человека. Возвращаешься домой, и им всё равно, как прошёл твой рабочий день и плевать, толстый ты или нет – они любят тебя безвозмездно. Кроме того, приятно осознавать, что я спас жизнь».

Он отпускает собаку и встает.

«Секундочку. Надо немного травки курнуть».

Помимо собак, ужастиков и большой коллекции фигурок и персонажей Зетро любит ещё кое-что: тяжёлый рок, спорт и травку.

«Я люблю пыхнуть. Все мои дети курят, и я уже 41 год курю. Теперь ты, кажется, понял моё преимущество. Я уже 40 лет вожу машину» – говорит он, громко и шумно смеясь.

Зетро действительно много курит. Как только я сел к нему в машину, он тут же взял электронную сигарету, которые курят, чтобы бросить. Затем он достает травку, трубку и кредитную карту.

«Меня никогда не накрывает. Просто расслабляет. Я могу целый день курить, а потом говорить с полицейским, при этом он даже ничего не заподозрит. У меня есть друг, который производит чудесные продукты из марихуаны. Когда я смотрел фильм «Звездные войны: сила пробуждается», я добавил двенадцать кусочков. Он мне не поверил».

Он зажигает трубку, затягивается, немного кашляет, и его окутывает большое пахнущее облако.

«Когда я вижу, как в фильмах курят какое-нибудь дерьмо, то думаю, где бы мне такое раздобыть».

Оказывается, рядом с домом у Зетро есть складское помещение, где он выращивает траву для медицинских целей.

«Exodus уже несколько месяцев ничего не делали, поэтому я должен хоть как-то зарабатывать».

В Калифорнии марихуана уже давно легализована в медицинских целях, а в прошлом году её полностью легализовали, так что закон Зетро не нарушает.

«У нас имеется 116 растений на законных основаниях, и есть все документы, поэтому полиция ничего не может сделать».

Так это твоя подработка?

«Это подра… что-то вроде того, – быстро отвечает он, – это хобби, которое приносит мне немного бабла. А ну, перестань!».

Я дёрнулся, думая, что он обращается ко мне. На самом деле он говорит это собакам, которые стали задыхаться под столом.

«Они всегда кашляют, но никто не связывается с Лемми (угадай, в честь кого я его так назвал). Он просто ворчит, а потом, как и остальные, успокаивается. Кстати, ты голоден?

После моего утвердительного ответа Стив начинает разогревать в микроволновке такитос (свернутые маленькие лепёшки тако) и картошку с фаршированным мясом. Всё это он подает на картонном подносе.

«Обычно я такое не ем. Стараюсь себя не распускать. Мне не нравится наедаться, поэтому я каждый день в шесть утра иду в спортзал. Вся семья ходит в спортзал, когда есть возможность. Ещё я не пью. Единственный «вред» – это травка.

Однако когда в 2002 году он вернулся в Exodus, были и другие, возможно, более вредные плюшки.

«Мы жрали метамфетамин, и мне было плевать на горло. Я весил чуть более 120 килограммов и страдал от болей в желудке. Вернувшись домой после обеда, я открывал холодильник и съедал два бутерброда, пачку чипсов и мороженое. Настолько был голоден, что до шести часов лежал на диване. В восемь-девять приступал к песне, а на следующий день было то же самое».

На самом деле Зетро не хотел возвращаться в Exodus.

«У меня были маленькие дети, я работал столяром в мастерской и мне прилично платили. Я привык к определённому образу жизни с домом, машиной и футбольными матчами, которые рок-н-ролл мне никогда бы не дал. Со мной, наверное, было нелегко. Кроме того, когда годом ранее умер Пол, ребята из Exodus не позвали меня, сказав мне, что я невыносим. Пока они веселились, торчали и сидели на шее у жён, я устроился на нормальную работу и обеспечивал семью. Они пригласили меня только потому что умер Пол. Я назвал им свои условия, и между нами возникли трения. В 80-х Exodus был важной частью моей жизни, но теперь он был на четвёртом, а то и на пятом месте. Например, я не хотел уезжать на гастроли, потому что моя любимая (американская футбольная) команда «Окленд Рейдерс» вернулась в Окленд, и я не хотел пропускать их матчи».

Считаешь ли ты, что вёл себя как засранец?

«Да, наверное. Мне было жаль, что я больше не рок-звезда и каждый день нужно ходить на работу. Да и ребята плевать на меня хотели и позвали только потому что так сложились обстоятельства. Я надеялся, что смогу снова жить нормальной жизнью, но не смог.

1 августа 2004 года Зетро ушёл из Exodus.

«Я должен был уйти, чтобы вырастить и воспитать троих детей. Так я и сделал. Я решил, что так будет лучше для всех».

Зетро не горел желанием возвращаться в Exodus, к тому же ребята никак не могли завязать с наркотиками, поэтому было маловероятно, что Стив продержится в группе долго.

«Многие годы мы поливали друг друга грязью. Моя вторая группа Hatriot (в ней играют два сына Зетро) звучит так же, как Exodus, а название взято из текста песни ‘Scar Spangled Banner’ («Усеянное Шрамами Знамя») с альбома Exodus ‘Tempo Of The Damned’ (2004). Я знал, что это разозлит Гэри. Когда, воссоединившись, они выступали с Полом, меня даже не позвали, и барабарнщик Том Хантинг отказался со мной играть. Но я потом читал интервью с Полом Бостафом (ударные, 2005-2007) и Робом Дьюксом (вокал, 2005-2014) и понял, что, они это не Exodus. Я уважаю их, но Exodus у них не в крови. И всё это было как-то неправильно. Я пришёл позже, но Exodus – это Гэри и Том. И я решил, что как-нибудь справлюсь с этой ситуацией».

Стив выразил свои мысли в интервью и вскоре ему позвонил тот, кто не был с ним в одной лодке.

«Я был уверен, что буду готов, если услышу песни и снова возьму в руки микрофон. Тем временем, поддерживал себя в форме, чтобы продержаться, так сказать, полный раунд, когда появится такая возможность. Однако Гэри позвонил и сказал, что я никогда не вернусь в Exodus. Никогда. Но когда меня вынудили вернуться, я об этом не раз говорил в интервью» (смеётся).

Ты проходил прослушивание?

«Да. Коллега на следующий день на работе спросил, как дела, и я просто сказал и сделал вид, что всё круто. «Если они не выберут меня после тестовой песни, у них явно не всё в порядке с головой» – сказал я. Мне позвонили в тот же день. И на этот раз условия были, как я уже сказал, не столько финансовыми, сколько социальными. Я просто больше не хотел ругаться. Как и они. Понятное дело, что мы не всегда ладим, но ненависти между нами не было, и я снова решил вернуться».

Несмотря на то, что предыдущий уход был очень болезненным и тяжелым, в третий раз Зетро чувствует себя в Exodus прекрасно.

«Я понял, что проблема во мне, а не в них, поэтому стал лучше. Было тяжело себе признаться, но именно поэтому я считаю себя честным. Я задал себе вопрос, в чём моя вина и что я могу сделать. Уважение – ключевое слово в жизни. Таков менталитет старого байкера. Прояви уважение, ублюдок».

Нас прерывает постоянная возня под столом.

«Что я говорил? С Лемми шутки плохи».

После обеда мы едем в город, где вырос Зетро. Он родился в Окленде в 1964 году. Год назад родители купили дом, в котором до сих пор живет его отец.

«Если мы сядем в машину, то через 45 секунд будем на месте» – говорит он, используя систему отсчета, которую может использовать только американец, когда фактически можно дойти пешком.
Улица, на которой находится его дом, была в американском семейном фильме, а рядом находится торговый центр с бесконечной парковкой, которая напоминает американские научно-фантастические комедии вроде «Безумного приключения Билла и Теда» и «Под Кайфом и в Смятении».

«Видишь кого-нибудь на улице? Вот почему я люблю здесь оставаться. Чисто, нет бездомных и прочего дерьма. Я могу выйти в шесть утра и в одних трусах забрать газету. Вокруг – ни души. Попробуй сделать такое в Сан-Франциско. Тут тихо и спокойно, поэтому иронично, что в таком маленьком дерьмовом городишке с населением около 25 000 человек родилось столько успешных музыкантов».

Дублин также подарил миру тяжелого рока Чака Билли, Фила Деммела (гитарист Vio-Lence, экс-Machine Head), Троя Луккетту (Tesla) и Уилли Ланге, басиста Laaz Rockit, разбившегося на мотоцикле в 2018 году.

«В то время здесь жили почти одни белые. Это был рабочий город, поэтому многие слушали рок и хард-рок, но я пошёл гораздо дальше. Все друг друга знали, отрывались и устраивали вечеринки, как большинство подростков».

С тех пор город сильно изменился, и Зетро указывает на этот район, когда мы его проезжаем.

«Раньше дорога на восток была открыта. Там был кинотеатр и можно было поесть гамбургеров, куда меня брали предки. Мне нравилась острая еда. Было бейсбольное поле и пиццерия, которая теперь служит жилым зданием, а на месте музыкального магазина теперь обувная мастерская. Я раньше работал здесь шеф-поваром и ходил в кино».

Детство у Зетро было счастливое, но воспитание строгое.

«У меня было нормальное воспитание, по субботам можно было посмотреть мультик. В то время было всего 13 каналов, и по трём с 7 до 12 можно было попасть на мультик. Тринадцать каналов! Это не так, как сегодня. Все занимались спортом и конкурировали между собой. Мне давались все виды спорта: бейсбол, футбол, баскетбол, американский футбол, хоккей и гольф. Я хотел стать профессионалом, и не важно, в каком виде спорта. Отец Чака был тренером. Все знали мистера Билли».

Это были счастливые 70-е с родителями из 70-х.

«Они в основном заботились о себе. Мои предки были не единственными, кто любил мотоциклы и вечеринки. Они ходили на свинг-вечеринки и в бары, и все мы смолили и курили травку. Я должен был найти свой путь, и я бы, наверное, не был таким мудрым и смышлёным без того опыта. Если бы я не вырос на улице, Led Zeppelin не оказали бы на меня такого воздействия».

Отец Зетро не понимал увлечения сына и Стиву не раз влетало. Эта тема даётся Зетро нелегко.

«Прости, мне тяжело об этом говорить, неприятные воспоминания, – говорит Стив, вытирая щеки бумажной салфеткой, – я вырос не в очень любящем доме. Отец был очень сильным, и нам с братом приходилось давать ему отпор. Он говорил, что я слишком хитрый и умный, и что я превращаюсь в «монстра». Если я действительно раздражен, что бывает довольно часто, я превращаюсь в монстра. Это во мне есть. Я ненавижу это состояние. Но я сразу вижу, что из себя представляет человек».

Чем больше мы вспоминаем его детство, чем больше неприятных моментов, но Зетро говорит, что в этом нет ничего необычного.

«Мама тоже была не самым заботливым человеком. Она была очень строгих взглядов, часто сердилась и плохо считала. Но это нормально. У неё было другое воспитание».

Можно ли сказать, что «монстр» в тебе просыпается из-за строгого воспитания?

«Здесь всего понемногу. Дублин был рабочим городком, окруженным двумя прекрасными городами – Сан-Рамоном и Плезантоном, и жители называли нас «Бездублином». Нам доставалось. Не знаю, за что, но все получали пиздюлей. Даже девушки. Но во многом такой менталитет способствовал моему музыкальному прогрессу».

Однако Зетро не хотел относиться к своим детям так, как к нему относились его родители.

«Я даже не понял, что сделал для своих детей. Я даю им столько, сколько могу, и каждый день говорю им, что люблю их, даже детей своей девушки. Если я не на гастролях, я посещаю все их концерты. Всё, что мне не нравилось в собственном детстве – я изменил. Я никогда не бил своих детей. Они видели, что я могу сильно разозлиться, но я никогда не позволял себе перейти грань».

Мы едем в мемориальный парк Мейп и спускаемся к небольшому холму, ведущему к лужайке.

«Здесь мы тусовались, курили и слушали металл. Неважно, в будни или на выходных – всегда кто-нибудь был. Иногда собирались компанией из 80-100 человек».

Зетро смотрит на гравюры на стволах деревьев, пытаясь узнать надписи.

«Мы спускались с холма, чтобы нас было не видно. И если приходил полицейский, мы разбегались. Покупали сигареты у двух братьев-хиппи, которые всегда сидели на скамейках в парке на холме, чтобы всё видеть».

С хард-роком Стива познакомил отец.

«Он слушал Allman Brothers Band, Black Sabbath и Led Zeppelin, копаясь в гараже в своих мотоциклах. В семь-восемь лет я услышал ‘Stairway To Heaven’ и сразу же подсел. Джимми Пейдж стал моим кумиром. Сначала я играл на гитаре, но у меня пальцы как сосиски, слишком короткие. В тот год на мой день рождения отец отвез меня в музыкальный магазин и купил альбом Led Zeppelin “IV”. Кстати, я знал этот альбом наизусть. Я был еще ребенком, поэтому мне нравилась попса вроде Osmonds, Jackson 5, «лёгкие» песни и те, которые крутили по радио. Но меня всегда привлекала более тяжелая музыка вроде Теда Ньюджента, Элиса Купера и Deep Purple. Тем не менее, KISS мне не нравились. Я считал Led Zeppelin тяжелее, и мне нравился альбом Rush “2112″ с фальцетом Гедди Ли. Постепенно я начал слушать Judas Priest и панк».

Первым концертом Зетро был KISS во время тура “Love gun” 16 августа 1977 года в Cow Palace в Дейли-Сити, к югу от Сан-Франциско.

«В тот день умер Элвис. И следующим моим концертом был фестиваль Day On The Green в Окленде в 1978 году. Было очень круто увидеть в один день Пэта Треверса, Cheap Trick, Blue Oyster Cult, Van Halen, Foreigner, AC/DC и Aerosmith».

Организатором фестиваля Day On The Green – проходившего с 1972 по 1992 (в 2015 году фестиваль вернулся под названием A Day On The Green) – был самый известный промоутер Сан-Франциско Билл Грэм (1931-1991). Человек, отвечавший за психоделическую сцену города в 60-х, когда каждые выходные выступали такие артисты, как Grateful Dead, Дженис Джоплин и Jefferson Airplane. В 17 лет будущий вокалист Exodus стал подрабатывать охранником Билла Грэма.

«Я получал 35 баксов за концерт и видел всех звёзд на расстоянии вытянутой руки. Меня пригласили на вечеринку с Van Halen, и я был на тусовке с Heart на фестивале Day On The Green. Это было безумно круто. Мне не всегда удавалось смотреть выступления, но я должен был быть рядом с Биллом. Музыка была моей жизнью и окружала меня. Я мог спокойно пройти за кулисы, и в столь юном возрасте это было что-то нереальное».

Так продолжалось до окончания средней школы, пока Зетро не пришёл в свою первую группу On Parole, где играл с гитаристом Филом Деммелом.

«Я всегда играл в группах. Помимо всего прочего, я пробовался в группе Чака Билли – точнее, братьев Билли – Rampage, но я хотел петь сам. Фил хотел, чтобы я остался с ним, поскольку я был экспертом в музыке. Был в курсе всего нового. Я первым в городе услышал альбом Saxon ‘Denim And Leather’. То же самое касалось Iron Maiden и Y & T».

Ребята поменяли название группы On Parole на Metal Warrior и дали первый концерт, который так и не стал успешным.

«Я валял дурака. Я весь концерт пел фальцетом как Роберт Плант. Фил говорит, у него остались те записи и когда-нибудь он их выложит» – рассказывает Зетро, снова громко смеясь.

Основное влияние на Стива оказал Бон Скотт (1946-1980) из AC/DC и Удо Диркшнайдер из Accept.

В 1978 году я впервые услышал AC/DC и охренел. Мне нравится манера пения Бона, и мне кажется, в нём было что-то от дьявола. У меня есть трибьют-группа, посвященная Бону Скотту, и меня называют «Боном Скоттом трэша». Удо занимается тем же самым».

Стив начинает с хрипотцой петь песню Accept ‘London Leatherboys’.

«Я пытался петь «скрежущим» голосом, чего до меня никто не делал. Затем добавил немного Лемми и Джонни Роттена (Sex Pistols). Я старался быть более… уникальным что ли».

Мы проезжаем мимо его старой школы.

«В классе у меня был высший бал, и в Exodus я был единственным, кто не бросил школу».

Несмотря на желание учиться, на свою первую работу в Дублине Зетро устроился в 13 лет – мыл посуду в китайском ресторане.

«Я был слишком молод и вряд ли это было законно, но я работал по выходным и получал три доллара в час. Предки мне не помогали, поэтому я всегда зарабатывал сам. Отец чинил мотоциклы Harley Davidson, всё мне о них рассказывал, и позже я сам их чинил. До прихода в Exodus я мыл посуду в ресторане, подрабатывал поваром. Я мог бы заниматься чем-то ещё. Мне всё интересно».

Когда в 1993 Exodus в первый раз залёг на дно, Зетро пришлось найти работу.

«В 30 лет рок-н-ролл для меня закончился, и я ничего не умел. Музыкальный бизнес кардинально изменился. Я не знал, что делать, и пришлось оплачивать счета. Я устроился работать плотником к брату. Моя личность не давала мне покоя, но у меня неплохо получалось осваивать новое ремесло. Свою работу я ненавидел, и бывало, просматривал наши выступления и думал, что же я сделал не так, но приходилось кормить семью. Я отработал 20 лет в профсоюзе, и у меня большая пенсия. С голоду не помру».

Мы вернулись к Стиву домой, и я снова спрашиваю его о «монстре». Зетро многое пережил как дома, так и на улицах Дублина, поэтому ездить на себе не позволяет.

«Я не пользуюсь этим. Но если есть необходимость – монстр срывается с цепи. И я не боюсь последствий. Я серьезно. Когда на меня слишком давили, моя девушка пару раз видела этого монстра. Она не может смириться с тем, что он живёт во мне, но я не хочу срываться без причины. Я не знаю, как драться. Я знаю, как уничтожить. Я могу взорваться в одно мгновение. И либо ляжешь ты, либо – я».

Откуда в тебе пробуждается монстр?

«Полагаю, из-за неуважения во всех его проявлениях и жестокости. Если я иду по улице и вижу бродягу, я помогу. Мне, как и отцу, очень повезло с образом жизни. Многие готовы были отрубить себе руку, чтобы оказаться на моём месте, но иногда люди пытаются задеть. И я не боюсь показать другим, что они не правы».

Если тебе не нравится это состояние, как ты себя сдерживаешь?

«Я напоминаю себе, что лучше со мной не шутить. Просто предупреждаю. Но всё нормально, потому что я больше не подвергаю себя риску. К примеру, я больше не хожу в паб, потому что могу нажраться. Я встречал тех, кого раздражал мой успех. Однажды один парень сказал мне: «Ты думаешь, что чертовски крут, потому что рок-звезда». Я не стал ему ничего отвечать. Он стукнул пивную кружку о стол и сказал: «Некоторые вынуждены пахать, как проклятые, чтобы выжить». Он явно мне завидовал. Я не хотел доводить до крайности, поэтому знал, что лучше уйти».

Ты когда-нибудь срывался на сцене?

«К сожалению, да. Один раз это было. Я пришёл в Exodus, но мне нужно было отыграть один концерт с Legacy. Мы выступали в клубе Ruthie’s Inn в Беркли, и некоторые фэны стояли спиной к сцене в знак протеста, что Exodus выгнали Пола. В какой-то момент я просто швырнул микрофон, прыгнул в толпу и начал дико орать».

Он поднимает бутылку, имитируя, будто отрезает её посередине и начинает крутить.

«БАМ, БАМ, БАМ!!! Кто первый? Пошёл к чёрту! Кто, черт возьми, пришёл на мой концерт? Либо вы здесь, либо пошли вон!». Меня сразу же зауважали. Я стал хорошим воином. Не солдатом, а воином, потому что всегда готов к бою».

Зетро снова берёт на руки собаку.

«Обожаю этих маленьких монстров. Они полны мужества. Я люблю мопсов. Они такие милые с их милыми маленькими мордашками».

Он закрывает лицо руками, и собака пытается заставить его убрать руки, начиная облизывать Стиву лицо.

«В детстве у меня была собака, но не знаю, любил ли я её так сильно, как люблю своих мопсов сегодня. Ведь если не чувствуешь любви от отца, не можешь знать, что это такое. Помню, когда уже стал взрослым, задавался вопросом, у всех ли дома было так же, как у меня. То есть, меня удивляло, что других отцы не пиздили. Для меня это было нормально, ведь ничего другого я и не знал. Думал, так везде. Сегодня с отцом у нас нормальные отношения, но теперь всё по-другому».

Сегодня в доме Сузы царит любовь. 55-летний музыкант чувствует себя прекрасно и является фронтменом одной из самых успешных трэшевых команд в мире.

«Робин Трауэр однажды сказал, что музыкант переживает три стадии: сначала ты – рок-звезда, потом муж, а потом ты становишься легендой. Мне это нравится, и я сейчас переживаю третью стадию, верно? Когда в 1992 году мы выпустили альбом ‘Force of Habit’, всем было плевать на трэш. Многие команды загнулись. Slayer выпускали альбомы, но выступали в клубах. Motorhead и Megadeth тоже на некоторое время залегли на дно. Но только так и можно заслужить статус легенды. Либо посмертно. Таковы правила. И Пол не будет забыт. Он – легенда. Ведь все хотят услышать ‘Bonded By Blood’ и ‘Toxic Waltz’, хоть и прошло 30 лет. Разве это не бессмертная классика? Нас ещё рано списывать со счетов. Такие группы, как мы – легенды. Мы стояли у истоков и создали новое звучание в металле, и никто никогда у нас этого не отнимет. Никогда».

Материал и перевод со шведского: Станислав “ThRaSheR” Ткачук


Dimon

  1. Севастополь сказал тебе 3 сентября, 2019 в 9:58 пп

    Очень хорошее интервью. Всегда люблю такие честные и интересные о жизни и мировоззрении. Стив сейчас меня заставил о самом себе задуматься и на себя со стороны посмотреть. Неожиданный вот такой вот эффект.
    И ещё, Стив - 100% америкос.

    Ответить
  2. ThRaSheR сказал тебе 3 сентября, 2019 в 10:03 пп

    @Севастополь:
    Бабушка или дедушка (не помню точно, кто именно) из Португалии. А так, по менталитету и взглядам америкос.

    Ответить
  3. Севастополь сказал тебе 3 сентября, 2019 в 10:58 пп

    @ThRaSheR:
    а про Пола Белоуффа у тебя нет информации подробной о его корнях: русских и ли монгольских? И вообще про него хочется как можно больше узнать. Личность крайне важная для становления всего трэш-металла с Западного берега.

    Ответить
  4. Георгий металюга сказал тебе 10 сентября, 2019 в 8:29 пп

    Эх, зря Кирк ушел из этой банды, была бы крутая группа, а так порожняк полный

    Ответить

Чего задумался? Ну давай, напиши ответ...

Как сменить аватару?

Иди на gravatar.com и загрузи аватар туда.

Архивчик

Весь Архив

Любимые Сцылочки

Наши Темы