Классические альбомы. Discharge – ‘Hear Nothing See Nothing Say Nothing’

Написал Dimon 31 мая, 2017 в Немного Другой Музыки

[Статья из журнала "Terrorizer" за ноябрь 2006 года]

Трэк-лист:
Hear Nothing See Nothing Say Nothing; The Nightmare Continues; The Final Blood Bath; Protest And Survive; I Won’t Subscribe; Drunk With Power; Meanwhile; A Hell On Earth; Cries Of Help; The Possibility Of Life’s Destruction; Q: And Children? A: And Children; The Blood Runs Red; Free Speech For The Dumb; The End

Состав:
Гэри Малони (барабаны)
Рой «Дождливый» Уэйнрайт (бас)
Тони «Костлявый» Робертс (гитара)
Келвин «Кэл» Моррис (вокал)

Лейбл: “Clay Records”
Год выпуска: 1982

КЛАССИКА

На то время это был самый свирепый и брутальный альбом в истории. Радикализм пластинки поражал и уничтожал: к примеру, в припеве ‘The Possibility’ был всего один аккорд. Бледная противоположность тому, что делали Ramones – легко сыграть, но не сочинить. И действительно, никто так и не выбрал эти особенные священные полутоновые комбинации – ни до, ни после Discharge. ‘Hear Nothing See Nothing Say Nothing’ был первым гитарным альбомом без единой мелодии – только безжалостная роковая дистилляция на молниеносных эпичных скоростях. Каждая песня основывалась на двух-трёх предложениях о социальных проблемах и ужасах войны. Никто ещё не набрался смелости петь об этом напрямую – панковский жест, вызвавший такой же резонанс, как и картина Пабло Пикассо «Герника». Стена сэмплов в ‘Cries Of Help’, которые заканчиваются строчкой: «Огромная дверь захлопывается в глубины Ада», с отсылкой к ядерному взрыву, до сих пор является лучшим описанием звучания альбома.

ИСТОЧНИКИ ВДОХНОВЕНИЯ

Альбом стал самым непосредственным отражением политического климата и мирных отношений начала 80-х, основным событием которого стал ядерный катаклизм. Апокалиптический страх возможного полного уничтожения вкупе с яростью, направленной в адрес политической системы, превратившей эту угрозу в неотъемлемую часть ежедневной жизни, стал фитилем, зажёгшим четырнадцать зарядов, записанных этими четырьмя подростками, которые хотели расти, а не превратиться в пепел. Лаконичные тексты лишь усилили эти чувства, идеальный пример простоты, передающей то время, когда очень многие чувствовали то же самое: «Запах смерти близок, она как близка как никогда». ‘Protest And Survive’ отражала необходимость действовать как можно быстрее и не сидеть, сложа руки. Последняя строчка на альбоме «Мир погряз во мраке и больше не вращается», была ярким и живым образом возможного апокалипсиса.

В музыкальном плане альбом был в высшей степени уникальным и оригинальным – такого не было ни до, ни во время. Никто не знает, почему альбом получился настолько мощным. Гитарист Тони Робертс и продюсер Майк Стоун не называют никаких шаблонов:

«Усилители у нас были лучше, мы открыли для себя реверберацию, я играл на “Gibson SG Junior”, ещё у меня был «Маршалл» и дешёвая дисторшн-педаль “JHS”, – признаётся Тони, – песни мы написали за одну неделю и записали их в том же порядке, что и сочинили, за два дня. Мы были готовы, нам повезло, и ничего подобного нам добиться больше так и не удалось».

«Альбом записывался на 16-канальной студии Cargo в Рочдейле, – вспоминает Стоун, – звукоинженером был Джон Барли, и в панке он разбирался хреново. Многие звукоинженеры панк всерьёз не воспринимали, и я как раз помогал преодолеть этот барьер. Я научился кое-каким фишкам у продюсера Пита Хинтона, работавшего с ребятами из Saxon. Переломным моментом было то, что партии гитары на альбоме были записаны дважды. Кэл не хотел, но я предложил попробовать, и когда они услышали, они охренели. Вокал был записан с первого дубля. В результате у нас получился шедевр».

РЕАКЦИЯ НА ПЛАСТИНКУ

Альбом попал на 40 место в национальном хит-параде. Группа была первопроходцами и пионерами в экстремальной музыке, и им очень сильно помог Джон Пил. В то же самое время Discharge на панковской сцене были сами по себе, поскольку многих отталкивало отсутствие мелодии и наличие металлических, однако жутко примитивных соло. Музыкально они не вписывались в уличный панк, да и к анархо-панкам тоже никогда не принадлежали. Однако откатав успешные гастроли по Штатам в компании Black Flag и Circle Jerks, они нашли себе новое призвание: хардкор. Спустя несколько лет это остро чувствовалось.

ОБЛОЖКА

Резкая чёрно-белая обложка была такой же эпохальной и выдающейся, как и звучание. Она отвечала требованиям не менее влиятельного содержания раннего каталога группы. Грубая, но не лишённая искусства, раздражающая обложка (придуманная Кэлом) прекрасно сочеталась с канонической группой и логотипом лейбла, а также текстами сделанными «машинным» шрифтом. Однако именно образы участников группы на заднике дополнили первоначальную концепцию. Профиль Кэла, отличный панковский «ёжик», яростно раскрытый рот – это и есть сущность панка.

ВЛИЯНИЕ АЛЬБОМА

Наравне с дебютной работой группы Venom, альбом ‘Hear Nothing See Nothing Say Nothing’ оказал огромное влияние на всё последующее поколение экстремальной музыки. Его брутальность пришлась по душе абсолютно всем основным представителям трэшевой сцены – будь то Slayer, Metallica или Anthrax. Благодаря этому альбому на свет появился кроссовер в лице Suicidal Tendencies, DRI и SOD. Он помог анархо-панку стать более острым и резким и породил целый поджанр: дискор. Минималистическая ярость, напор и вызывающие тексты вроде «Висит их содранная кожа» стали прототипом для грайнда и горграйнда. «Сырость», примитивность, а также эстетика этого альбома позже послужила вдохновением для блэк-метала.

Материал и перевод: Станислав «ThRaSheR» Ткачук


Dimon

  1. Севастополь сказал тебе 1 июня, 2017 в 2:30 дп

    Знаю, что все уважают группу, коверы играют. Но саму никогда не слышал. Спасибо, будем дальше внутренне обогащаться.

    Ответить

Чего задумался? Ну давай, напиши ответ...

Как сменить аватару?

Иди на gravatar.com и загрузи аватар туда.

Архивчик

Весь Архив

Любимые Сцылочки

Наши Темы