Вечное царствие Slayer

Написал Dimon 15 декабря, 2016 в Slayer, Цитаты и Интервью

[Статья из журнала "Revolver" за октябрь/ноябрь 2015 года]

Оправившись после смерти гитариста Slayer Джеффа Ханнемана, пионеры трэша впервые почти за 6 лет выпускают новый студийный альбом.

«Тяжелее всего было сказать Джеффу: «Чувак, ты для Slayer ещё не готов»», – вспоминает гитарист и автор песен Slayer Керри Кинг, рассказывая о том, как в 2012 году ныне покойный гитарист Джефф Ханнеман приехал на репетицию коллектива, который помог основать.

Кинг не пытался критиковать своего музыкального компаньона, с которым тридцать с половиной лет играл на одной сцене. Он был жесток из милосердия к своему другу, надеясь мотивировать Ханнемана. Керри хотел, чтобы Джефф не вешал нос, постарался взять себя в руки и вернуть былую форму после борьбы с некротическим фасциитом – смертельно-опасной бактериальной инфекцией, пожирающей кожу изнутри. Вероятно, причиной этому стал укус ядовитого паука в начале 2011 года, и рука гитариста стала медленно загнивать, в результате чего он не смог играть с нужной скоростью и точностью. Он пытался реабилитироваться, но понял, что процесс будет слишком долгим, поэтому погрузился в глубокую депрессию и не выпускал из рук бутылку.

«Мы пытались вселить в него уверенность, надежду, потому что он был в группе с самого её основания, и мы хотели его вернуть» – объясняет Кинг. И пока Ханнеман был не в состоянии играть, ребята из Slayer обратились за временной помощью к гитаристу Exodus Гэри Холту, поскольку группы вместе выросли на трэшевой сцене 80-х. «Мы сказали Джеффу: «Гэри играет вместо тебя и не лажает. Если ты сейчас выйдешь на сцену, поначалу у всех сорвёт крышу от твоего возвращения, но рано или поздно они въедут, что играешь ты, дружище, хреново». Тяжелый, конечно, был разговор. На каждой репетиции перед туром мы всегда верили, что Джефф поправится и будет готов выйти на сцену. Но он угодил в яму, из которой так и не выбрался».

Вокалист и басист Том Арайа всегда был с Ханнеманом в более близких отношениях, нежели Кинг. Том говорит, с тех пор, как во время работы над ‘World Painted Blood’ (2009) Джефф потерял отца, он постоянно пьянствовал. А после того, как занёс в руку инфекцию, перешёл на более крепкие напитки. «Я видел, что происходит, поэтому сказал ему: «Слушай, тащи свою задницу на гастроли. Всё остальное мы решим», – говорит Арайа, – но мне кажется, он на тот момент уже опустил руки. Наверное, ему действительно было очень тяжело. И вот мы гастролируем без него. Жизнь продолжается. Мы объяснили ему, что он очень важен для команды, но, к сожалению, не может заниматься любимым делом, то есть выступать на сцене перед публикой».

Тем временем, мощный корабль Slayer продолжал плыть вместе с Холтом на борту. Единственная проблема перед смертью Ханнемана возникла в начале марта. За четыре дня до того, как Slayer должны были лететь в Австралию на фестиваль Soundwave, барабанщик Дэйв Ломбардо выложил на Facebook сообщение, в котором публично раскритиковал своих коллег, заявив, что группа должна ему немалые отчисления, а также прибыль с гастролей. Застигнутые врасплох, Slayer – вместе с Ханнеманом – потолковали и решили уволить Ломбардо.

«Дэйву дали плохой совет, и он ему последовал, – говорит, пожимая плечами, Кинг, – мне было его жаль. Я ведь не планировал менять барабанщика, вообще. Не люблю я менять состав. Я хочу продолжать с теми, кто есть. Но Дэйв сам заварил эту кашу, и мы с Томом не собирались ему потакать».

Арайа настроен менее дружелюбно. Он так и не простил Ломбардо за то, что тот уже дважды уходил из группы. «Шокирован я, конечно, не был, поскольку мы прекрасно знали, что он за человек. Давай просто скажем, что история имеет свойство повторяться, – говорит он с презрительной усмешкой, – честно говоря, я ждал чего-то подобного. Мы с Дэйвом 3-4 года не могли ни о чём договориться».

Услышав о ситуации с Ломбардо, барабанщик Пол Бостаф, сыгравший на нескольких студийных альбомах Slayer в период с 1994 по 2000, связался с Кингом, сказав, что хочет вернуться в группу. Поначалу ребята из Slayer насторожились. Бостаф, как и Ломбардо, уходил из группы дважды.

«Я летел в Австралию на фестиваль Soundwave. Барабанщик Джон Детти уже ждал нас там с Anthrax, – рассказывает Кинг, – и вот мы приземляемся, я включаю телефон, и первое сообщение приходит от Пола. Я подумал: «Зачем мне человек, который дважды уходил из группы?» Но Пол никогда не уходил со скандалом, да и фэны его любят. У него в Slayer есть своя армия поклонников, которые его обожают, а это нам, безусловно, на руку».

Вернув к осени Бостафа в группу, Slayer планировали начать работу над новым альбомом, надеясь, что Ханнеман будет участвовать в творческом процессе, пусть даже играть он не мог. Он ведь, в конце концов, написал музыку для многих лучших песен группы – в том числе ‘Angel Of Death’, ‘Raining Blood’, Dead Skin Mask’, ‘South Of Heaven’ и ‘War Ensemble’. Но на новом альбоме Slayer, ‘Repentless’, есть только одна песня Ханнемана – ‘Piano Wire’, и ТО… она просто не вошла в альбом ‘World Painted Blood’ (2009). Вокал и барабаны записали заново, а всё остальное осталось нетронутым.

Даже если Ханнеман и был рад поработать над новым альбомом, физически и психологически он не мог сосредоточиться и написать новый материал.

«Джефф прислал нам одну песню, склеенную из множества старых кусков, которые мы уже забраковали, – объясняет Кинг, – думаю, парню было непросто вспомнить, каково быть Джеффом Ханнеманом. Вряд ли он понимал, что отобрал материал, который мы уже слышали и отправили в мусорный ящик».

Ещё задолго до психологического краха Ханнемана Кинг понял, что Slayer может оказаться без нужного количества материала. Как только гитарист занёс в руку инфекцию, Кинг тут же начал сочинять и дорабатывать свои песни. Длился этот процесс на протяжении четырёх лет, с перерывами. Ханнеман приезжал на репетиции, но обычно надолго не оставался. А потом и вовсе перестал приезжать. Арайа связался с гитаристом, но Ханнеман перестал ему отвечать. От Джеффа не было ни весточки, но весной 2013 года Ханнеман написал Тому, что ему пришлось снова лечь в больницу.

«Я спросил, что случилось, но Джефф мне не сказал, – говорит Арайа, – затем он написал мне, что его выписывают, и я ответил: «Это же здорово! Вернёшься домой, наберёшь форму и снова поедешь с нами на гастроли».

Но оптимизм Тома был недолгим. «В следующий раз я услышал о Джеффе уже, когда наш менеджер позвонил мне и сказал, что Ханнемана больше нет, – говорит Арайа грустным голосом, – я подумал: «Что??? Да он мне только недавно писал и сказал, что его выписывают, и он едет домой».

Джефф Ханнеман, со-основатель Slayer, легендарный блондин, стоящий с правой стороны сцены в толстовке Oakland Raiders, до последнего дня жил Slayer. Он умер 2 мая 2013 от печёночной недостаточности.

Ханнеман никогда не говорил своим коллегам, что страдал циррозом печени, вызванным многолетним употреблением алкоголя. И чем сильнее ухудшалось его здоровье, тем больше он отдалялся от окружающих.

«Я, конечно, знал, что состояние Джеффа хреновое, – говорит Кинг, – но никто не ожидал, что он умрёт. Когда его положили в больницу, никто не говорил: «Ребята, вам лучше навестить Джеффа. Ему недолго осталось».

Пока Арайа оплакивал потерю друга, он всерьёз подумывал завязать со Slayer. Он не только не был уверен, как группа собирается существовать без одного из основных авторов песен – он также был разгневан комментариями в интернете, о том, что Slayer больше не Slayer.

«В голове накопилось множество вопросов, – признаётся Арайа, – конечно же, Джефф написал множество отличных песен, которые мы до сих пор исполняем на каждом концерте. Керри тоже написал классные темы, но я всегда считал, что именно Джефф является неотъемлемой частью Slayer. Все это знали, и я считал, что нам снова придётся доказывать, чего мы стоим. И я не был уверен, стоит оно того или нет. Я подумал: «Боже, хочу ли я продолжать, когда эти ублюдки критикуют нас на каждом углу? Да на х*р мне это нужно!». Я отдал Slayer 33 сраных года».

При других обстоятельствах Slayer, МОЖЕТ БЫТЬ, действительно развалились бы после смерти Джеффа. Но Холт уже несколько лет заменял Ханнемана, и фэны давно его уже приняли. К тому же новые песни Кинга были в типичной стилистике Slayer. Помимо быстрых и агрессивных треков, которыми славится Керри, он также написал несколько медленных, мрачных минорных пассажей и тяжёлые думовые риффы в духе Ханнемана.

«Вступление ‘When the Stillness Comes’ хранилось у меня 20 лет, и я никуда не спешил, – говорит Кинг, – мне оно нравилась, но я не знал, что с ним делать. Я знал, что атмосферный материал в Slayer всегда сочинял Джефф. Но теперь, когда вся ответственность лежала на мне, и нужно было написать не только быстрый трэш, я стал работать над этой песней, и получилось очень круто. Я был удивлён и одновременно доволен – это ведь была моя первая попытка написать что-то мрачное и атмосферное, пробирающее до мурашек».

С помощью продюсера Терри Дейта (Pantera, Soundgarden, Deftones) Кинг с Арайей смогли слепить из этих песен мощный, музыкально разноплановый альбом. К тому же Дейт помог упрямым музыкантам породниться, чего раньше никогда не было. «Мы с Керри как никогда близки, но нам по-прежнему нужно о многом поговорить, – признаётся Арайа, – с Джеффом у нас всё равно были другие отношения. Джефф приглашал меня к себе домой, и мы работали над идеями для его песен. Керри же просто давал мне песни и ждал результата. Сначала я стараюсь петь, как того хочет он, потом добавляю что-то своё и меняю некоторые партии. И ему зачастую это не нравится. И если нам с Терри партии нравились, а Керри был против, Терри выступал в роли судьи и говорил: «Всё нормально. Оставляем!».

«Терри проделал отличную работу, но я предоставил Тому больше свободы, – говорит Кинг, – «остались только я да ты, да мы с тобой. Готов выслушать твои предложения». Обычно я ему докучал, критиковал его вокал, потому что у меня были свои идеи, и я хотел, чтобы было именно так, как хочу я. Но Том не любит, когда его ограничивают. Его достаточно направить, а дальше он уже сделает, как считает нужным».

Однажды Slayer репетировали заглавный трек без текста, и Кинг придумал название для альбома. Отыграв песню, Бостаф сказал, что она просто неумолима. И используя игру слов, Кинг сказал, что она «не знает раскаяния», и ему тут же понравилось это слово [«Нераскаявшийся» – прим. ThRaSheR]. Ещё он решил, что этим названием группа прекрасно сможет воздать должное Ханнеману, который испытывал к Slayer бескорыстную любовь. В тексте были следующие строчки: «Ненавижу эту жизнь, терпеть не могу эту славу, ненавижу это ё*анное общество / все поливают друг друга грязью, один круче другого / нах*й всю эту суету».

Арайя согласен, что Кингу отлично удалось передать мировоззрение Ханнемана. Даже когда Slayer стали легендами металла, гитарист чувствовал себя непонятым.

«Он всегда говорил, вот бы здорово было, если бы кто-нибудь изобрёл телепорт, чтобы после концерта мы могли сразу оказаться дома, – смеётся Арайа, – и он говорил нашему менеджеру: «Может быть, мы просто отыграем один концерт где-нибудь в Штатах? Приедет куча народу, мы будем играть несколько часов, и всё будет зае*ись. А потом мы им скажем, что увидимся в следующем году!»».

Помимо песни ‘Piano Wire’, вошедшей в новый альбом, музыканты Slayer завершили ещё одну безымянную песню, которую Ханнеман начал сочинять ещё в середине 90-х.

«Если она выйдет на следующем альбоме, все скажут: «Да, эту написал Джефф», – говорит Кинг, – помимо этого там есть ещё кое-какие фишки Джеффа. Может быть, мы что-нибудь склеим, но пока слишком рано об этом говорить».

Арайа подгонял под себя тексты Кинга и сам написал на альбоме песню ‘Pride In Prejudice’. Атмосферный трек, сыгранный в пониженном строе – повествует о том, как государственные авторитеты пренебрегают своей властью.

«Поначалу я хотел написать о расовой несправедливости, посмотрев эпизод, где избивают Родни Кинга, – говорит Арайа, – в 1991 году было заведено громкое дело. Этого парня избили офицеры полиции после того, как гнались за ним на большой скорости. Это видео сегодня можно найти в YouTube. Состоялся публичный суд, и полицейских признали невиновными. В результате чего в апреле 1992 в Лос-Анджелесе возникли легендарные беспорядки. Вдохновившись более свежими событиями – стычки с полицией в Фергюсоне, штат Миссури и Стейтен-Айленде, штат Нью-Йорк – Арайа решил вернуться к этой песне.

«я был рад, когда всё получилось, – говорит Арайа, – поначалу я застрял, но потом придумал фразу «Гордость За Предубеждение», и всё встало на свои места. Я понял, что имел в виду Керри, когда добавил в песню несколько строчек о том, что случилось в Фергюсоне. Песня стала ещё актуальнее. Но она для меня и так была актуальной, потому что в Америке всегда будут проблемы расовых отношений».

Тем временем, Холт сочинял следующий альбом Exodus ‘Blood In, Blood Out’, поэтому не мог слишком долго работать с Томом и Кингом над новыми песнями Slayer. Он прилетел одним днём и разом записал все 9 соло.

«Я к тому времени уже уничтожил своё левое запястье, – объясняет гитарист, – появилась сильная боль, которой раньше не было. Я продолжал стряхивать руку и играть, а на следующий день не мог ей пошевелить».

«Я хотел, чтобы Гэри чувствовал себя частью группы и творческого процесса. Ведь в Slayer должно быть две разных гитары, – объясняет Кинг – в следующий раз я с радостью выслушаю его предложения и идеи. Я об этом постоянно думаю. Гэри сочиняет потрясающие риффы, и у нас бы получился отличный дуэт. Просто этот альбом я хотел сделать самостоятельно».

Холт был не прочь наблюдать со стороны за работой над ‘Repentless’. Важнее всего для него было не дать заглохнуть Exodus, который он возглавил после ухода Кирка Хэмметта в Metallica в 1983 – при этом не потерять место в Slayer. Ему, конечно, грех жаловаться на чрезмерную нагрузку, но легче гастрольный график от этого не станет.

«В 2011 году Slayer попросили меня помочь, и я до сих пор здесь играю. Никто не думал, что мы потеряем Джеффа, – говорит Холт, – и я каждый вечер выхожу на сцену и выкладываюсь. Однако невероятно тяжело соблюдать баланс между двумя командами. Мой «каскадёр» в Exodus Крэген Ли из Heathen катается с ними по Европе, пока я здесь, и это, конечно, дерьмово. Но я никогда не запрещу им гастролировать, если не смогу отыграть каждый концерт. Я полностью их поддерживаю и если какое-то время нужно, чтобы они играли без меня – я готов это принять. Я никогда не подведу ни одну из групп. И если я буду жаловаться на то, что играю в двух легендарных трэш-командах, вышибите мне мозги».

Но Холт понятия не имел, насколько Ханнеман восхищался его игрой. Узнал он об этом, когда вдова Ханнемана, Кэти, произнесла речь на поминках у мужа.

«Она сказала, Джефф был очень обеспокоен тем, что кто-то другой будет играть его партии. Но когда она сказала ему, что это буду я, он улыбнулся и произнёс: «Бл*!!! Да это же ох*ительно!» – вспоминает Холт, – а это самый лучший для меня комплимент».

Невозможно предсказать, как бы звучал ‘Repentless’, если бы Ханнеман полностью вложился в альбом. И со стороны критиков несправедливо говорить, что это не настоящая пластинка Slayer – всё равно, что говорить такое об альбоме AC/DC ‘Back In Black’ или ‘Black Gives Way To Blue’ группы Alice In Chains. Альбом ‘Repentless’ не только звучит в стиле Slayer – Кингу также удалось использовать все фирменные фишки группы, благодаря которым она и прославилась – минорные аккорды, думовые риффы, скоростные трэшевые боевики и безумные молниеносные соло. Одобрил бы Ханнеман? Опять же, точно знать мы не можем, но Кинг говорит, что его покойный товарищ уже дал молчаливое согласие.

«Я знаю, он слышал ‘Implode’ и, возможно, ещё несколько песен, над которыми я работал, – говорит Кинг, – он никогда ничего не говорил, но молчание Джеффа означает, что ему очень нравится!».

«Думаю, он был бы впечатлён и удивлён, – подытоживает Арайа, – я знаю, что Джеффу альбом бы понравился. Потому что это Slayer».

Материал и перевод: Станислав “ThRaSheR” Ткачук


Dimon

  1. Севастополь сказал тебе 15 декабря, 2016 в 9:32 дп

    Когда все на бороде очень культово выглядели. Особенно Дядюшка Ау - Том Арайя.

    Ответить
  2. Cliff-Burton сказал тебе 15 декабря, 2016 в 12:26 пп

    отличная статья, senk u guyz

    Ответить
  3. master сказал тебе 15 декабря, 2016 в 8:52 пп

    Я наконец понял кого мне Арайя сейчас напоминает, Гарри - снежного человека.

    Ответить
  4. Мизгирь сказал тебе 17 декабря, 2016 в 2:10 дп

    Отличный материальчик о Слэйерах.Спасибо за перевод!

    Ответить

Чего задумался? Ну давай, напиши ответ...

Как сменить аватару?

Иди на gravatar.com и загрузи аватар туда.

Архивчик

Весь Архив