Стив «Зетро» Суза: «После того как в 90-х Гэри Холт распустил Exodus, я устроился работать плотником»

Написал Dimon 7 ноября, 2016 в Немного Другой Музыки

Exodus, бесспорно, являются одной из лучших трэшевых американских команд. Группа выпустила уже десять альбомов, и в начале января 2017 собирается засесть в студии за работой над новым, релиз которого предварительного намечен на осень 2017. В эксклюзивном интервью мы поговорили со Стивом «Зетро» Сузой о трудностях, жизни за последние 30 с лишним лет и группе Exodus

Привет, Стив! Как поживаешь?

Я хорошо. Дел невпроворот! Такое ощущение, что с тех пор как я вернулся в группу, покой нам только снится! (смеётся). Но через пару месяцев мы всё же отдохнём, отметим зимние праздники и отправимся в студию, где будем работать над новым альбомом.

Отличные новости! Давай сначала поговорим о твоей юности; ты был в группе Legacy, которая потом сменила название на Testament, а затем на твоё место пришёл Чак Билли. Расскажи, как в твоей жизни появился хэви-метал и всё такое.

Думаю, появился он в моей жизни ещё в начале 70-х, потому что батя был олдскульным байкером и когда копался в своём мотоцикле в гараже, слушал радио. И я пацаном приходил к нему в гараж и слушал Black Sabbath, Led Zeppelin, Джими Хэндрикса – короче всё, что напоминало рок-н-ролл и хард-рок. Так что во мне всегда была эта музыка, вплоть до юных лет, даже в 20 с небольшим я слушал тяжелую музыку и ходил на панк-концерты. Слушал панкуху, потому что эта музыка была агрессивной и быстрой, а на концертах вечно все друг в друга врезались, устраивали слэм – так, кажется, тогда это называлось. Мне нравился британский хэви-метал – Iron Maiden, Def Leppard, Judas Priest и Thin Lizzy. Первое, что в голову пришло. Я всегда слушал эти команды, и когда я начал играть в группах, я был как парни из Metallica и Exodus, с которыми я тогда даже знаком не был! Я хотел играть металл, хард-рок, что-нибудь быстрее обычного. Думаю, мы с парнями из Legacy ходили на многие концерты и видели команды вроде Metallica, Exodus и даже Death! Мне нравились тяжелые гитары и быстрая музыка. Нам всем это нравилось. Меня до сих пор эта тема привлекает. Я несколько лет провёл в Legacy, и это, по сути, была моя группа, а потом мне предложили перебраться в Exodus. В ’86 я пришёл к ним и с ними уже рос. Мы с Чаком Билли из одного города. Его отец тренировал бейсбольные команды. Затем мы с Чаком и его братом начали тусоваться. Я ушёл из Legacy в Exodus и предложил Чаку пройти прослушивание. В прошлую субботу мы все собрались и дали интервью для фильма, посвящённого альбому ‘The Legacy’, которому в следующем году исполняется 30 лет. У всех взяли интервью! Круто было. Столько лет прошло – здорово было собраться и увидеться со всеми ребятами!

Ты ведь с Чаком ещё и в Dublin Death Patrol участвовал, верно?

Да, было это в 2000-х. Мы уже утвердились, как музыканты. Я был одним из тех, кто собрал группу. В Дублине было полно других ребят, которые тогда не играли на таком уровне как мы с Чаком. И мы хотели пригласить других ребят, брат Чака сыграл на басу в двух песнях, и ещё было несколько музыкантов. Мы с Чаком впервые спели дуэтом на альбоме, сработало отлично! Всем понравилось, мы даже на гастроли ездили. Пару раз были в Европе. Круто было, но, к сожалению, у нас с Чаком есть дела в основных группах, а это отнимает слишком много времени. Повеселились и хватит. Последние два с половиной года я в Exodus. Дел у нас полно. Я даже не присел ни разу, понимаешь меня? Мы едем в тур с Obituary, Prong и King Parrot. В среду уезжаем и к концу тура с момента моего возвращения в Exodus мы сыграем порядка 280 концертов. Так что да, отдыхать некогда.

В DDP было много участников, гастролирующих вместе. Вы изначально решили устроить такое сборище именно по этой причине?

Да. У нас уже было два вокалиста, три гитариста, а это уже пять человек! (смеётся). Ещё мы пригласили двух басистов и барабанщика. Одним из басистов был мой брат, он приехал и сыграл на последних двух песнях. Я присутствовал в студии в тот момент. Да просто повеселились! Мы с Чаком хотели, чтобы остальные ребята почувствовали себя в группе и узнали, каково это, когда твой альбом лежит на полке в музыкальном магазине, и ты едешь на гастроли. Были и те, кто хотел продолжения, но у нас с Чаком и так дел полно – у меня в Exodus, у него в Testament. У них только вышел альбом ‘Brotherhood Of The Snake’, а мы откатаем тур с Obituary и в начале года пойдём в студию писать новый альбом, поэтому времени на DPP у нас, к сожалению, нет. Но я бы хотел сыграть пару концертов. Посмотрим! Было бы время.

Расскажи о следующем альбоме Exodus. ‘Blood In, Blood Out’ вышел два года назад. Какой будет следующая пластинка? Какая концепция?

Я пока не знаю, потому что с Гэри Холтом ещё не общался на эту тему. Он гастролирует со Slayer, а он в Exodus основной автор песен. Он мне несколько сообщений прислал, сказал, что сидел в номере отеля размером со спортивный зал и написал новую песню. Круто (смеётся). Это всё, что мне известно. Он считает, что ‘Blood In, Blood Out’ был мягковатым и хочет сделать следующий альбом ещё тяжелее, так что посмотрим, что получится.

Многие группы за годы экспериментировали со своей музыкой, привнося множество новых идей. К примеру, Metallica, Megadeth, Slayer экспериментировали на некоторых альбомах. Exodus тоже это делали на ‘Force Of Habit’, ‘Exhibit A & B’; конечно же, последних два альбома были записаны с Робом Дьюксом, но думаешь ли ты, что эти эксперименты дают музыкант шире взглянуть на свои возможности или же это всё делается в угоду фэнам?

Мы пишем для своих фэнов! Но не думаю, что на этот раз мы будем писать для них. Напишем то, что самим нравится. Знаешь, всем не угодишь. Одним понравится, а другим – нет. Так что нам плевать! Когда мы записывали ‘Force Of Habit’, мы были на крупном лейбле, и они оказывали на нас давление, чтобы мы писали более мейнстримовые песни. Мы появились во множестве журналов, было куча прессы, но мы больше не играем это дерьмо. Ни одну песню. Тогда-то мы гордились, пытались выживать в этой сцене, где металл постепенно загибался! Появилась Nirvana, гранж, Soundgarden, Alice In Chains, Pearl Jam, и хэви-метал ушёл на дно; я думаю, мы, как могли, старались удержаться и не упасть в эту бездну. Но я чувствовал, что мы играем не с душой. Когда я записывал ‘Tempo Of The Damned’ (2004), всё было хреново. Пластинка эта была записана, когда мы были на мели. Ни у кого не было ни цента. Мы пережили столько дерьма в 90-е и хотели вернуться и выдать настоящую пластинку Exodus! Никаких соплей! Альбомы ‘Exhibit A & B’ были по-своему тяжелыми. Я на них не пою, но они по-своему мощные и убойные. Я бы, кстати, не отказался и сам спеть некоторые песни с тех альбомов. Здорово, что я хотя бы теперь пою несколько из них живьём. Мы играем три-четыре песни периода Роба. Мне эти песни реально нравятся. На мой взгляд, Exodus на тех пластинках стал тяжелее. Альбом ‘Blood In, Blood Out’ – это олдскул. Люди услышали мой голос и сказали: «О, а вот это олдскул!». Во многом это связано со мной. Не думаю, что ребята специально сидели и размышляли: «Окей, напишем-ка этот альбом в стиле старых пластинок». Мне на последнем альбоме действительно нравятся все песни. Не могу сказать того же про все остальные пластинки Exodus, записанные со мной. Я могу слушать альбом ‘Blood In, Blood Out’ целиком и не проматывать и говорить: «О, вот эта прикольная, а вот эта не очень». Не обязательно, конечно, играть все песни с альбома, но хотелось бы! Отличные треки, классные метафоры и смысл. Мне повезло вернуться и спеть на этом альбоме. Мне нужно будет поговорить с Гэри, он последние пару лет постоянно в Slayer, возраст его немного измотал (смеётся). Посмотрим, что будет. 27 ноября мы возвращаемся домой и будем отдыхать все праздники, а в январе начнём работу над новым альбомом. И в следующем году, примерно в это же время, выйдет новая пластинка Exodus. Не могу сказать наверняка, но никогда не знаешь, что случится. Тем не менее, планы у нас на осень такие.

На альбоме ‘Blood In, Blood Out’ также отметился Кирк Хэмметт. Расскажи, как вам удалось позвать его спустя столько лет?

Думаю, для Кирка это было круто, потому что многие из нас, наконец-то, снова воссоединились. Я в 2001 спел на сборнике Testament/Legacy ‘First Strike Still Deadly’, потом на благотворительном вечере в поддержку Чака Билли и Шульдинера вышел с оригинальным составом Legacy и спел целый сет. Ведь нынешняя публика ещё никогда не слышала, как я пою в Legacy. Если вы молоды, вы никогда этого не слышали. Думаю, по этой причине Кирк и отметился на альбоме. Меня тогда ещё в группе не было, я ещё не вернулся. Гэри рассказал, что они позвали Кирка на ужин, было это на рождество 2013, кажется. Гэри спросил Кирка: «Эй, братан, хочешь на новом альбоме Exodus сыграть?», и Кирк ответил: «Бля, да вы че, серьёзно? Наконец-то, ты меня попросил сыграть на альбоме. Я бы очень хотел». Опять же, меня тогда в группе ещё не было, но я слышал об этой истории. Фэны знали, что Кирк начинал в Exodus. Они были бы рады услышать Кирка в Exodus. Это ведь вполне логично. Ребята остались друзьями и поддерживали друг друга, и мы недавно выступали с Metallica в прошлом году на нескольких фестивалях, виделись с ними, общались и могу сказать, что они по-прежнему классные ребята. Мы очень душевно пообщались и отлично провели время.

Ты несколько раз уходил и приходил в Exodus. Чем это мотивировано?

Ушёл-то я всего один раз. Первый раз, в 1993, Гэри Холт распустил группу, мы были в Японии. Это мой третий раз в группе. Ушёл я всего один раз – в 2004 году, и тогда для этой музыки было хреновое время, мы ни черта не зарабатывали. Так что в 1993 году я вернулся к обычной жизни и стал работать плотником в Калифорнии. Я неплохо поднялся и зарабатывал приличные бабки! У меня были маленькие дети, поэтому в 2000-х я разрывался между Exodus и работой, поскольку мне нужно было обеспечивать семью, как это было раньше. Сейчас у меня совершенно другой образ жизни. Тогда на мне было трое детей и жена. Я был кормильцем, поэтому не мог ездить на гастроли. И на год мне пришлось пренебречь детьми, забить на их дни рождения, я не видел как они закончили учёбу, и этого уже не вернёшь. Я приезжал домой после тура и это были гроши по сравнению с тем, что я зарабатывал на стройке, и с бывшей женой я уже развёлся; хреновое было время, не хватало на кусок хлеба. Когда я уезжал в тур, я всегда старался одним глазом присматривать за домом и детьми, поэтому и ушёл в 2004. Это и была причина, по которой я ушёл из группы. Понимаешь ли, можно учиться 9 лет и стать ебаным доктором. Но в музыке никто не даёт тебе никаких гарантий, никаких. Я был вынужден пожертвовать любимым делом ради того, чтобы содержать семью. Столько раз я корил себя, говоря себе: «Чёрт возьми! Я отказался от всего и пошёл на работу, чтобы содержать детей и семью». Думаю, я поступил правильно, потому что у меня выросли отличные парни. До возвращения в Exodus я играл в другой группе – Hatriot. Там играют мои сыновья, они теперь продолжают без меня. Один сын поёт и играет на басу, а второй – барабанщик. Много всего хорошего произошло за это время. Я смог снова собраться с Dublin Death Patrol, мы с Чаком записали ещё один альбом. Я написал несколько текстов для Testament. Я был занят делом, но да, после того как я услышал, что ребята написали для ‘Blood In, Blood Out’, я не мог дождаться вернуться и спеть эти песни. Я им практически сразу же сказал: «Да, я в деле, ребята!».

Вы уже много лет на лейбле Nuclear Blast. Расскажи, какую поддержку он оказал группе за все эти годы?

Я бы сказал, у них все козыри на руках. Когда мы записывали ‘Tempo Of The Damned’, у нас ещё не было контракта. Мы сами себя финансировали. Был у нас один парень в студии, и мы могли пойти туда, записать альбом и продать. В 2002 году на Nuclear Blast было очень мало команд. Были у них Dimmu Borgir, да ещё пару коллективов. Ребята из лейбла поверили в нас и стали помогать. Сегодня NB – самый крупный и успешный металлический лейбл в мире. Они знают, что делать со своими группами и сами любят эту музыку, и деньги для них далеко не на первом месте. Мы недавно были в Европе с гастролями, некоторые ребята с лейбла ездили с нами, и сказали, что им не терпится услышать новый альбом. У него (Марка, сотрудника NB) на лейбле есть группы куда популярнее нашей, но он до сих пор нас очень любит – мы одна из его любимых групп. Лейбл называется Nuclear Blast («Ядерный Взрыв») в честь одной из песен Exodus – ‘And Then There Were None’ («И не осталось никого»), и глаза ослеплены ядерным взрывом. Он мне это за завтраком сказал давным-давно! Он начал с фанзина, затем основал лейбл и мечтал собрать на нём все свои любимые группы и стать к ним ближе – так он мне и сказал. Теперь его мечта сбылась, и это круто. Он никогда не думал, что такое случится, поэтому мы очень рады быть частью большой семьи Nuclear Blast и уходить никуда не собираемся.

Как ты совмещаешь Exodus с другими проектами?

А никак! Я всё остальное бросил! Я был в группе Hatriot, тогда сын играл на басу, а теперь он ещё и поёт. Я только выступаю со своей трибьют-группой AZ/DZ, когда я дома. Мы играем в барах прикола ради. Я полностью выкладываюсь на концертах Exodus. Не хочу отвлекаться ни на что другое, для этого нет времени. Я хочу, чтобы группа продолжала и была лучшей, и чтобы фэны во всём мире наслаждались кайфовали. И добиться этого можно лишь одним способом – забить на всё остальное!

Кого бы ты назвал своим самым близким другом в музыкальной индустрии?

Самым близким? Ну, это Чак Билли. Мы с ним уже давно сотрудничаем, вместе выросли в Дублине; следим за карьерой друг друга со времён Legacy. Я стал вокалистом Exodus, а он заменил меня в Legacy, так что Чак – мой самый близкий друг в бизнесе!

Перевод: Станислав “ThRaSheR” Ткачук


Dimon

  1. Мизгирь сказал тебе 7 ноября, 2016 в 2:31 пп

    Отличная статья,жизненная.Спасибо за перевод а то все Металлика да Металлика

    Ответить
  2. Севастополь сказал тебе 10 ноября, 2016 в 2:03 дп

    Force Of Habit - отличный диск! Очень бы хотел с него песни живьём услышать.

    Ответить

Чего задумался? Ну давай, напиши ответ...

Как сменить аватару?

Иди на gravatar.com и загрузи аватар туда.

Архивчик

Весь Архив