Рецензия на альбом Testament “Brotherhood Of The Snake”

Написал Dimon 28 октября, 2016 в Немного Другой Музыки

Представляем вашему вниманию рецензию на новый альбом Testament “Brotherhood Of The Snake” для журнала “Rockcor”!

Четыре года назад эти титаны трэша из Района Залива Сан-Франциско выпустили убойный ‘Dark Roots Of Earth’, но этот альбом, наряду с ‘The Evil Divide’ (Death Angel) и ‘For All Kings’ (Anthrax), можно по праву назвать одной из лучших трэшевых работ в столь урожайном и успешном для жанра уходящем году. ‘Brotherhood Of The Snake’ – это классический Testament 80-х в современном звучании. Такого быстрого и тяжелого альбома у группы, пожалуй, ещё не было. Любители Bay Area thrash по достоинству оценят ‘Stronghold’, ‘Centuries Of Suffering’, ‘Canna Business’ и ‘The Number Game’. Песня ‘Seven Seals’ – настоящий эпический шедевр с библейским текстом и потрясающим музыкальным сопровождением – гитары и вокал действительно завораживают.

Техника и владение инструментами – на высочайшем уровне. Да и как может быть иначе, когда в команде играют такие мастера как Эрик Питерсон, Алекс Сколник, виртуозный басист Стив ДиДжорджио и, конечно же, один из лучших барабанщиков современности (учивший игре на двух басовых бочках самого Дэйва Ломбардо), Джин Хоглан по прозвищу «Атомные часы». Отдельно стоит похвалить бессменного фронтмена и вокалиста Testament, Чака Билли – его вокал сминает своей агрессией и мощью. Чак поёт как в лучшие свои годы, периодически используя громоподобный гроулинг, при этом Билли привносит в столь убойную музыку Testament невероятную мелодику и гармонию. Соло Алекса Сколника поражают своей красотой, а риффы Эрика Питерсона безжалостно режут, словно лезвие острой бритвы. Ритм-секция в лице ДиДжорджио и Джина Хоглана звучит как раскаты грома в сумеречном небе. Отмечу, что на последних трёх альбомах Testament ощущается лёгкое присутствие блэка (сказывается участие Эрика в сайд-проекте Dragonlord), а также ребята стали периодически использовать бластбиты.

Всё-таки недаром изначально группа Testament называлась Legacy (наследие). Эта музыка навеки вписана в историю, и даже спустя 30 лет старички радуют своих поклонников настоящим сокрушительным трэшем. А мы за 30 лет убедились в том, что музыка, рождённая в Районе Залива Сан-Франциско – гарантия высочайшего качества и профессионализма.

Станислав «ThRaSheR» Ткачук


ЧАК БИЛЛИ: «Я СМОТРЕЛ НА СЕБЯ В ЗЕРКАЛО И ВИДЕЛ СОВЕРШЕННО НЕЗНАКОМОГО ЧЕЛОВЕКА»

Один из наиболее уважаемых коллективов в металле – Testament из Сан-Франциско – настоящие живчики. Преодолев смены состава, серьёзную болезнь и многочисленные личные проблемы за почти тридцатилетнюю карьеру, квинтет из Района Залива совсем скоро выпустит одиннадцатый альбом – ‘Brotherhood Of The Snake’. Альбом записывался в напряженной обстановке. Нам удалось пообщаться с вокалистом Чаком Билли о тяжёлом рождении пластинки, его неожиданном прослушивании в Sepultura и многом другом.

Привет, Чак! Как поживаешь?

Хорошо. Недавно проснулся, уже полон энергии. На следующей неделе мы отправляемся в тур, поедем в Европу, и я уверен, там не так солнечно как у нас в Калифорнии.

Тур у вас будет в поддержку альбома ‘Brotherhood Of The Snake’. Ждёшь выхода пластинки?

Да, нам потребовалось немало времени, чтобы успеть закончить альбом. Нам не терпится, чтобы люди скорее услышали новый альбом, потому что у нас на него ушло порядка двух лет, это был весьма эмоциональный процесс. Мы с Эриком постоянно собачились и ругались.

То есть, было непросто?

Да. Не знаю, что происходило. Правда. У нас было несколько риффов, у меня полно текстов, и мы знали, что должны добить пластинку, и я всё ворчал: «Давай уже определимся с аранжировками!». Не знаю, почему, но у нас никак не получалось, и я злился на Эрика. Если мы хотели выпустить альбом в этом году, нам нужно было пойти в студию, что мы и сделали. В мае, потому что это был единственный период, когда Джин был свободен.

Меньше подготовки на этот раз?

Да, мы впервые пришли в студию, не имея на руках ни одной демки, но как видишь, альбом готов и ждёт своего часа. Видимо, мы должны были пройти через эти непростые времена, чтобы записать столь особенную пластинку. Мы всегда стараемся превзойти себя – сделать звучание лучше, песни и так далее, поэтому когда мы пришли в студию практически с пустыми руками, мы подумали: «Чёрт! Может быть, мы спешим? Может быть, это неверное решение?». Всё могло пойти совсем не так.

А по какой причине ты был недоволен Эриком? У него случился творческий кризис?

Нет, риффы-то у него были, но когда мы стали сочинять, он завалил меня риффами и я спросил: «Ну окей! Где здесь соло, а где – припевы?». А он отвечал: «Откуда мне знать? Придумай тексты, накидай пару фраз, а там видно будет». Ну, так я и делал, и сколько бы я ни показывал Эрику свои тексты и наработки, он говорил: «Э, тут не пой, тут соляки будут». А я ему отвечал: «Слушай, чувак, ну откуда мне знать, что там будут соляки? Я просто сочиняю тексты и всё». И так продолжалось полтора года, меня это реально раздражало. Я ему говорил: «Мне нужны аранжировки, Эрик. Я так писать не могу». Но у нас всё не клеилось и не клеилось, и я ему сказал: «Слушай. Хорош е*ать друг другу мозги! Погнали в студию. Выбора у нас всё равно нет. Если мы и дальше будем сидеть на жопе ровно – ничего у нас не получится, братан».

В общем, тебе пришлось взять ситуацию в свои руки?

Ну, можно и так сказать. Мы знали, что у Джина скоро будет окно, и нужно не проворонить этот момент. Но даже когда Джин приехал, у нас до сих пор не было ни одной демки, мы даже не джемовали вместе, и аранжировки всё никак не получились. Джин приехал, но ни вокала, ни соляков, ни готовых песен он не слышал – лишь пару идей и риффы. Забавное начало, конечно. Все были на нервах. Но результат превзошёл ожидания, и все остались довольны альбомом. Времени на раздумья у нас не было. Может быть, если бы у нас было полно времени, мы бы придирались к каждой мелочи, и пластинка не получилась такой живой и «сырой».

Альбом – фантастическое сочетание классического и современного Testament. От мощного заглавного трека до грувовых композиций вроде ‘Born In A Rut’.

В нём всего понемногу, и мне в песнях это очень нравится. Я сочинял на нервах, потому что некоторые риффы, на мой взгляд, не сочетались с лирикой. Я думал: «Какого чёрта этот рифф здесь делает?». Но как только я написал все свои партии, подумал: «Ух ты! А теперь очень даже в тему!». Я в восторге от результата! Никто не ожидал, что у нас получится настолько мощный альбом! Ребята постарались на славу! Они ведь практически вслепую писали свои партии!

Было много опасений и нервов, но всё в прошлом. Я считаю, мы превзошли ‘Dark Roots Of Earth’ (2012). Боже упаси нам ещё раз так сочинять! Ни за что больше за это не возьмусь! Мы выплеснули свой гнев на альбоме, получилось очень круто. Я сказал Эрику: «Чувак, никакого кайфа я от творческого процесса не испытал. ТАК мы работали в первый и последний раз!». Было тяжело.

Вам не впервой сталкиваться со всякими проблемами. Вы каждый раз становитесь лишь сильнее.

Ну, не знаю. Такого у нас ещё точно никогда не было. Обычно мы собираемся, играем и каждый предлагает свои риффы. На этот раз Джин с Алексом были заняты в своих проектах, поэтому возможности поджемовать у нас не было. Всё свалилось на плечи Эрика. Не знаю, как он себя чувствовал, но меня всё раздражало. Даже когда мы уже всё записали, я ему сказал: «Слушай, братан, я не хочу давать интервью, потому что не хочу обсирать новый альбом, но мне реально было не в кайф». А что я должен сказать? Всё было прекрасно? Охренительно? Это лучшее, что я сделал?!». Не хочется врать, понимаешь?

Твой вокал на новом альбоме превосходный. Похоже, ты стал использовать меньше наложений.

Конечно. На ‘Dark Root Of Earth’ вокал был чище, и мне это понравилось. Я использовал наложения только там, где это было нужно; например, где-нибудь в припеве и всё такое. Мы ведь с Эриком всегда принимали участие в сведении, и решили, что на этот раз всё будет звучать более естественно. Я понял, чем «чище» звучание – тем громче. Мы только на прошлом альбоме до этого допёрли, и пожалели, что не сделали этого раньше. Теперь слышно чуть ли не каждое слово – не надо для этого даже буклет читать.

В конце октября и начале ноября вы возвращаетесь в Великобританию и Ирландию в компании Amon Amarth; ждёшь этих концертов?

Да, очень жду этого тура. Год назад нам предложили поехать с Amon Amarth и мы согласились. Мы подумали, что к моменту нашего сольного тура альбому будет уже полгода. Я думаю, это хорошая возможность для нас познакомить с музыкой Testament новое поколение поклонников и фэнов Amon Amarth; а может быть, кто-нибудь придёт специально на нас – знаешь, олдскульные фэны, например.

Тяжело ли выбрать песни для выступления?

В этом туре у нас 50 минут, так что три песни с нового альбома сыграем. Треть сета – новые песни. В этом туре будет много трэшевых боевиков. Никаких медляков!

В 2012 году группа записала кавер на песню Iron Maiden ‘Powerslave’, которая вошла на вторую сторону сингла ‘Native Blood’. Почему вы выбрали именно этот трек?

Это к Эрику вопрос – он выбирал. Помню, я предложил ‘Dragon Attack’ (Queen), и честно говоря, я не знал, что мы будем записывать песню Iron Maiden. Классная песня. Парни проделали фантастическую работу. Очень плотно и мощно получилось. Я обычно так не пою, поэтому приятно было попробовать свои силы и бросить себе вызов.

К разговору о песнях чужих исполнителей. Когда Макс Кавелера в 1996 ушёл из Sepultura, ты пробовался на место вокалиста, верно?

Да. Это было перед альбомом ‘Demonic’. Контракт с лейблом Atlantic Records у нас истёк, и мы думали, с кем будем работать дальше. Контракта у нас ещё не было, и в последний момент я сказал: «А знаешь что? Может быть, мне стоит найти более стабильную группу?», и ребята из Sepultura устраивали прослушивание. И по окончании прослушивания я подумал: «На х*р всё! Надо попробовать!». Спел я, кажется, три песни: ‘Refuse/Resist’, ‘Territory’ и написал свою версию ‘Choke’, и отдал парням. Но они к тому моменту взяли Деррика Грина, и, наверное, так и должно было быть.

Каково тебе было исполнять музыку с новыми ребятами после того, как ты почти всю карьеру провёл в одной группе?

Было бы странно, конечно. Не знаю, был ли я готов. Если бы они дали добро, я бы, наверное, попросил дать мне время подумать. Не знаю, что бы было. Я спонтанно принял это решение и подумал: «А х*ли? Чего я теряю?»

Как твоё здоровье?

Пока всё хорошо. Если ты про рак – я вылечился ещё в 2001 году. Раз в год проверяюсь, всё хорошо. Я уже не мальчик, поэтому слежу за здоровьем, спортом занимаюсь. Пить я бросил; хочу пожить подольше, поэтому слежу за собой.

Группа реформировалась уже после того, как ты победил рак. Каково было вернуться в старый Testament?

Первая репетиция прошла так себе. Все сбивались, вспоминали партии, но уже на следующий день всё было, как в старые добрые времена. Эрик с Алексом – абсолютно разные гитаристы, но вместе они формируют фирменное звучание Testament. И когда он, Грэг и Луи вернулись – мы снова почувствовали себя единым целым. Я был безумно рад, что мыс снова вместе, потому что пока лечился от рака, не думал, что мы когда-нибудь вместе соберёмся и выйдем на сцену. Я не планировал, что так случится. Я смотрел на себя в зеркало и видел там совершенно незнакомого человека. Я не мог узнать в себе вокалиста Testament.

Должно быть, реюнион для тебя стал ещё более особенным.

К счастью, идея пришла в голову промоутеру из Голландии. Он спросил, можем ли мы собраться в оригинальном составе и выступить на фестивале Dynamo, потому что там играл оригинальный состав Anthrax. И я сказал: «Знаешь, а было бы здорово», потому что Anthrax – близкие друзья Testament – именно с ними мы в 1987 поехали в свой первый европейский тур. Получается, наша первая поездка в Европу после реюниона снова была с ними. Символично. Я обзвонил ребят, и через неделю у нас был оригинальный состав. Собирались отыграть только один концерт, но один превратился в пять, затем мы поехали в тур «Десять Майских Дней» и вот, спустя все эти годы мы до сих пор здесь.

Должен спросить тебя о негативных комментариях Грэга Кристиана в прессе.

На прошлой неделе мы снимались для фильма, посвящённого 30-летию пластинки ‘The Legacy’. Надеюсь, выпустим юбилейное издание альбома или что-нибудь в том роде. Мы пригласили для интервью Грэга. Да, он наговорил много неприятного, но мы подумали, что всё равно пригласим его, потому что он тоже записывал дебютный альбом. Он сказал нам: «Никакого негатива не будет, ребята – только позитив». Он приехал, дал интервью, мы поздоровались, выкурили косячок и он уехал – никаких проблем. Не знаю, что на него нашло, когда он вернулся домой, но к вечеру его снова понесло. Могу лишь сказать, что он не прав. Он считает, что мы с Эриком его обобрали, но пусть он не забывает, что ушёл из группы на 10 лет. А мы с Эриком вдвоём тянули Testament все эти годы. Если он думал, что вернётся в группу и снова будет получать столько же, сколько мы с Эриком – он ошибается.

И напоследок скажи мне: когда мы увидим живое акустическое выступление Testament по MTV?

(смеётся) живое акустическое выступление Testament вы увидите, когда нас уже в живых не будет!


ЧАК БИЛЛИ О ПРОСЛУШИВАНИИ В SEPULTURA В 1997 ГОДУ


Рассказывает вокалист Testament Чак Билли (Chuck Billy):

Да. Это было перед альбомом ‘Demonic’. Контракт с лейблом Atlantic Records у нас истёк, и мы думали, с кем будем работать дальше. Контракта у нас ещё не было, и в последний момент я сказал: «А знаешь что? Может быть, мне стоит найти более стабильную группу?», и ребята из Sepultura устраивали прослушивание. И по окончании прослушивания я подумал: «На х*р всё! Надо попробовать!». Спел я, кажется, три песни: ‘Refuse/Resist’, ‘Territory’ и написал свою версию ‘Choke’, и отдал парням. Но они к тому моменту взяли Деррика Грина, и, наверное, так и должно было быть.

Было бы странно, конечно. Не знаю, был ли я готов. Если бы они дали добро, я бы, наверное, попросил дать мне время подумать. Не знаю, что бы было. Я спонтанно принял это решение и подумал: «А х*ли? Чего я теряю?»

Вот что сказал по этому поводу гитарист Sepultura Андреас Киссер (Andreas Kisser):

«Чак спел ‘Choke’… Мы всем потенциальным кандидатам присылали инструменталку новой песни. Мы не хотели, чтобы люди пели ‘Roots Bloody Roots’ или ‘Refuse/Resist’, потому что клоны нам были не нужны. Хотелось, чтобы кто-нибудь привнёс свои идеи, вывел Sepultura но новый уровень. Чак спел гроулингом, и получилось здорово. Недавно мы выступали в составе Metal Allegiance в Лос-Анджелесе, и играли песни Sepultura – Чак Билли пел. Круто получилось. Он молодец, отличную работу проделал. Но он всё-таки Чак Билли – голос Testament. Нам нужен был кто-нибудь неизвестный.

Оригинал последней статьи: www.eonmusic.co.uk
Перевод: Станислав “ThRaSheR” Ткачук


Dimon

  1. Дед сказал тебе 29 октября, 2016 в 11:15 дп

    неплохо бы сам альбом прилепить сюда

    Ответить
  2. ThRaSheR сказал тебе 29 октября, 2016 в 1:47 пп

    @Дед:
    Неплохо было бы его скачать или купить

    Ответить
  3. Севастополь сказал тебе 29 октября, 2016 в 9:23 пп

    Не знал, что Чак в Сепульку прослушивался. Если бы его взяли то…. я думаю он бы самоотвод потом взял. Хорошо, что всё есть, как есть.

    Ответить

Чего задумался? Ну давай, напиши ответ...

Как сменить аватару?

Иди на gravatar.com и загрузи аватар туда.

Архивчик

Весь Архив