Kreator, Sodom & Destruction… Наследие немецкого трэша

Написал Dimon 8 июля, 2016 в Немного Другой Музыки

[Статья из журнала "Terrorizer" за январь 2015 года]

Недавно Sodom выпустили новый мини-альбом, а Kreator показали Великобритании, насколько крутым и качественным может быть трэш. Журнал “Terrorizer” поднимает большую ПИВНУЮ КРУЖКУ (Tankard), чтобы выпить за здоровье трэшевой сцены Германии.

Несколько месяцев назад на этих священных страницах мы погружались в долгий и глубокий анализ дэт-метала шведской школы – безусловно, одного из самых уважаемых и невероятно влиятельных жанров и поджанров металла. Часто жанры неразрывно связаны со страной или регионом, который они представляют. Так происходит почти в любом жанре, но в хэви-метале зачастую город или регион является практически синонимом самого звучания – взять, к примеру, норвежский блэк, вышеупомянутый шведский дэт или… немецкий трэш. И действительно, удостоившийся похвалы и уважения тевтонский трэш стал чуть ли не отдельным поджанром, правда, его характеристики и отдельные черты не столь очевидны, как, скажем, в дэте шведской школы. И несмотря на то, что ключевые музыканты не кричат на каждом углу о своей значимости и не бьют себя кулаком в грудь, безусловно, «тевтонский трэш» – движение весьма влиятельное и широко распространённое, причем до такой степени, что может конкурировать за место на троне со своими соперниками из Района Залива – музыкальной сцены, которую, как правило, с исторической точки зрения большинство считает главной и основной. Если говорить о ключевых представителях данного движения, здесь как обычно есть ближний круг – костяк команд, сыгравших первостепенную роль в развитии музыкального стиля, но в данном случае ограничений гораздо больше, чем можно ожидать.

Несмотря на существование множества фантастических команд (среди которых Darkness, Deathrow, Desaster, Despair, Exumer, Holy Moses, Iron Angel, Nerconomicon, Violent Force, Witchburner, Vendetta и многие-многие другие) и более молодых коллективов, продолжающих дело своих героев, большинство из них так и остались в подполье, и многие в какой-то момент распались. Знамя немецкого трэша на протяжении нескольких десятилетий гордо несли, в основном, три команды – Sodom, Kreator и Destruction. Несмотря на большое количество достойных представителей музыкальной сцены, именно эти три группы сформировали понятие «немецкий трэш». Наиболее важно, что ключевыми представителями движения и сцены стали лидеры каждой из трёх групп – немецкий трэш неизбежно ассоциируется в первую очередь с тремя легендарными фронтменами – их имена Том Энджелриппер, Милле Петроцца и Шмир, и каждый из них даёт жару на сцене, ведя в бой свою мощную троицу. Кстати, ещё один интересный момент. Никогда не задавались вопросом, почему участников во всех трёх группах трое? Есть этому вполне очевидная условная причина, и Британия сыграла здесь не последнюю роль.

«Venom!» – громко смеясь, говорит парень по имени Томас Зух, известный нам с вами и всему миру как Том Энджелриппер, вокалист и басист Sodom. Все три группы хотели быть как Venom. Даже в буквальном смысле.

«Думаю, году в 1981 я понял, что именно этим и хочу заниматься – быть музыкантом и играть в группе, и на следующий год сколотил Sodom, но мы сами были огромными поклонниками этой музыки, и альбом Venom ‘Welcome To Hell’ был для нас священным писанием. Фантастическая пластинка, я ничего подобного ещё не слышал, и мы решили, что сами будем играть эту музыку, хотели сделать свою версию. Мы назвали группу Sodom, потому что тогда с названиями было гораздо проще… гитариста нашего звали «Агрессор», а в репетиционной студии мы играли с барабанщиком по прозвищу «Кровавый Монстр». Пытались как следует научиться играть на музыкальных инструментах».

Многие бы сказали, что Sodom не сразу научились играть, но сами музыканты этого и не отрицают – чувствуется, что две первые демки Sodom ‘Witching Metal’ и ‘Victims Of Death’ были записаны с чистейшей агрессией и искренней страстью, что куда важнее, чем ерунда вроде умения играть на музыкальных инструментах.

«Сегодня очень забавно слушать эти демки, – говорит Том с широкой ностальгической улыбкой, – но я ими очень горжусь! Это было классное захватывающее время, мы только начинали учиться играть. Делали первые шаги, и я знаю, многим до сих пор очень нравятся эти записи. После первой демки контракт нам так и не предложили, поэтому пришлось записать вторую и отправить её в офисы лейблов в Америке и Германии. Нам повезло, что в 1984 мы смогли подписать контракт и выпустить мини-альбом ‘In The Sign of Evil’. Но да, я до сих пор слушаю эти песни. Многие фэны спрашивают, почему мы их не играем, но это тяжело. Мы тогда и играть-то толком не умели, поэтому сегодня нынешним музыкантам группы это было бы сделать весьма непросто. Но в любом случае, я очень горжусь теми работами. Всё началось именно с ‘Witching Metal’ – благодаря этой демке мы стали частью музыкальной сцены».

Сцены, на которой в начале 80-х Destruction (изначально носившие имя Knight Of Demon, но к счастью, быстро его сменившие) уже вовсю заявляли о себе, записав несколько убойных агрессивных демок, благодаря которым ребята смогли записать дебютный альбом ‘Infernal Overkill’ – как и Holy Moses, которые, между прочим, сформировались раньше всех вышеперечисленных команд. На них тоже сильное влияние оказали Venom, к тому же они могли похвастаться уникальными вокальными способностями Сабины Классен – если сегодня тяжело найти трэш-команду с вокалисткой, представьте, что было в 1980… уже по одной этой причине Holy Moses заслуживают упоминания и внимания. Несмотря на то, что команда была не столь влиятельной, как те же Kreator, Sodom и Destruction, карьера их была всегда стабильна, и пока другие коллективы все ещё пытались понять, как же подключить гитару к усилителю, Holy Moses уже вовсю нарезали металл.

Ещё одно молодое трио постоянно торчало на репетиционной студии. Они, как и все, были одержимы Venom. Изначально они, как и сотни остальных коллективов, назывались Tormentor, но вскоре быстро стали известны под именем Kreator. Мы уже привыкли, что сегодня Kreator постоянно колесят по мировым турне, потому тяжело представить, что тогда они были чудаковатыми подростками, которым не оставалось ничего другого как постоянно репетировать, поскольку выступать им никто не давал. Кстати, когда вышел их канонический второй альбом ‘Pleasure To Kill’, концертов они отыграли всего-то ничего. Сегодня в это трудно поверить.

«С 1982 года мы просто собирались вместе и репетировали, – вспоминает вокалист/гитарист Kreator Милле Петроцца, – мы мечтали выступать на сцене, но мечтать, как говорится, не вредно. На самом же деле мы были обычными мальчишками в косухах и хотели сочинять свои собственные песни, вот и всё. Мы тогда слушали Venom, Raven, команды НВБХМ и других. Мы очень любили металл и хотели играть похожую музыку».

Поскольку с выступлениями было туго, ребята просто взяли и пошли в студию – так на свет появился ‘Endless Pain’, не идеальный, но весьма убедительный ранний шедевр.

«Мы были совсем мальчишками, и было не важно, как записать альбом. Нам хотелось просто его выпустить, – рассказывает Милле о пластинке, на запись которой ушло всего десять дней, – мы назывались Tormentor, но группы с таким названием в Германии уже были, поэтому мы решили стать Kreator, и после столь важных перемен хотели поскорее выпустить новый альбом. Мы раньше только и делали, что зависали на репетиционной студии – и очень быстро написали ещё шесть песен к тем, что у нас уже были, и отправились в студию. Мы были совсем «зелёные», но альбом мне нравится. Мне нравятся все песни, а вот качеством я не доволен. С нами работал неопытный паренёк, он просто записал нас и всё. Но слушая пластинку, я до сих пор считаю, что песни получились классными. Она такая, какая есть… это наша первая пластинка – с неё началась наша карьера и это невероятное путешествие, поэтому, конечно же, альбом занимает в моём сердце особенное место».

Как раз приблизительно к этому времени все три команды уже имели за своими плечами по пластинке, и вот тогда-то их пути и начали пересекаться.

«Помню самый первый тур после выхода ‘Endless Pain’. Destruction были хэдлайнерами, а мы выступали в середине программы, ещё с нами были Rage, – вспоминает Милле, замечая, насколько ключевой была немецкая тяжелая сцена в развитии хэви-метала в Европе (Rage, Helloween, Running Wild, Blind Guardian, Grave Digger). Все они помогали трэшевому младенцу, который начал превращаться в огромного монстра, – это был классный тур, три недели в дороге, мы жили в одном автобусе, и группы отлично друг с другом ладили. Если я не ошибаюсь, мы проехались по Германии, Швейцарии и Австрии. Было круто. Отличный был опыт, потому что опыта у нас тогда не было никакого!» – смеётся он.

Отсутствие опыта и привычка решать проблемы по мере их поступления, вероятно, сыграли огромную роль в развитии немецкого трэша. Обычно считается, что эта музыка более жёсткая и агрессивная, чем у американских конкурентов (речь идёт о Восточном и Западном побережье). Это были шайки пьяных подростков, пускавшихся во все тяжкие и пытавшихся худо-бедно научиться играть на своих инструментах.

«Когда лейбл впервые отправил нас в настоящую профессиональную студию в Берлине, мы понятия не имели, что делать, – вспоминает Том запись ‘In The Sign Of Evil’, – мы записывали каждый инструмент отдельно, а потом сводили их, и продюсер говорил, что делать и всячески помогал, всё это было для меня в новинку. После каждой студийной сессии мы, конечно, шли в бар… прямо как во время гастролей в конце 80-х, когда каждый вечер мы были в говно. Не важно, был концерт или выходной день, мы всегда нажирались. Сегодня я уже немолод и не могу выпить даже перед выступлением! Раньше мы отрывались на полную катушку. Сегодня я уже в начале тура думаю, скорей бы последний концерт и домой, но тогда мы считали, что можем вести такой образ жизни вечно. Но да, запись в студии была невероятным опытом. Мы в отличие от многих других команд, до сих пор еле-еле могли сыграть два аккорда, зато ни одна из них не звучит как альбом ‘In The Sign Of Evil’. Наша музыка сильно отличалась от того, что делали Tormentor/Kreator и Destruction – даже не только музыка, но и подход у нас был совершенно другой. Музыканты Destruction были гораздо профессиональнее. Мы же хотели быть как Venom. Раньше про нас очень часто говорили, что мы были тяжелее Venom и быстрее Metallica – вспоминает Том, подмигивая, а затем делает очень важное заявление, – о термине «трэш-метал» поначалу даже и речи не было. Название появилось позже». Зачастую пионеры движения не совсем осознают, что делают что-то новое и уникальное. Опять же, как часто бывает в истории металла, эти юные мальчишки лишь хотели во всём походить на своих кумиров, создавая при этом своё собственное уникальное движение, однако сами становились кумирами уже для целого нового поколения. Взять, к примеру, скандинавов – альбом Sodom ‘Obsessed By Cruelty’ оказал на их сцену огромное влияние.

«Я знаю, что альбом ‘Obsessed By Cruelty’ оказал огромное влияние на скандинавскую блэковую сцену, и это удивительно, – говорит Том с неким недоверием, – альбом очень сырой, беспримесный, мы записали музыку, как она есть. Это действительно нечто особенное, и забавно, что мы записали альбом дважды. В Берлине мы записали альбом целиком, но потом нам сказали, что звучание получилось настолько ужасным, что нужно перезаписать материал в другой студии. Было две версии альбома, и мы в итоге выбрали вторую».

Эти скромные успехи вскоре стали воспоминаниями, поскольку в конце 80-х было выпущено много нетленной классики немецкого трэша. После успешных альбомов ‘Infernal Overkill’ и ‘Eternal Devastation’, у Destruction появился талисман, который визуально ассоциировался с мини-альбомом ‘Mad Butcher’ («Бешеный Мясник»), а Kreator и Sodom установили свои правила, выпустив ‘Pleasure To Kill’ и ‘Agent Orange’.

Среди прочих дисков (тут и классика ‘Extreme Aggression’ или ‘Persecution Mania’) именно эти альбомы дали группам статус бессмертных – «классические альбомы», определившие карьеру каждой группы. Но у авторов этих шедевров на этот счёт смешанные чувства.

«Альбом ‘Pleasure To Kill’ для многих очень важен, о большем мы и не мечтали, – дипломатично говорит Милле, – альбом очень мощный, намного мощнее чем ‘Endless Pain’, это был огромный шаг вперёд по сравнению с той работой. Я до сих пор очень доволен результатом – мы тогда делали нечто уникальное, и мало кто играл такую музыку. В нём присутствует юношеская энергия, и мы были рады заниматься любимым делом. Было приятно, что наш труд оценили по достоинству, и эти песни до сих пор важны для многих людей» – говорит он, однако Том рассказывает о своей «классике» с меньшим энтузиазмом.

«Безусловно, альбом ‘Agent Orange’ был нашей самой успешной пластинкой, но любимым я его не назову, – прямо заявляет Том, – я предпочитаю более тяжелые работы вроде ‘Get What You Deserve’, ‘Masquerade In Blood’ или даже нашу последнюю пластинку ‘Epitome Of Torture’. Но должен согласиться, что для своего времени ‘Agent Orange’ был действительно идеальным альбомом. Вылизанное чистое звучание, потрясающая обложка и мощные песни – неудивительно, что он самый продаваемый. Просто лично я любимым его не назову» – смеётся он.

Так что же случилось в Германии в 80-х, что несколько музыкантов коллективно выпустили потрясающие изменившие историю трэшевые альбомы? В чём заключается особенность тевтонской школы трэша? Чем эти альбомы отличаются, скажем, от трэшевых альбомов, записанных в Калифорнии? Всегда сложно точно определить причину, и у наших героев на этот счёт разное мнение. Давайте пригласим их на ринг.

«Я никогда не считал, что немецкий трэш чем-то сильно отличается от американского, – на удивление начинает Милле, – уверен, американцы со мной не согласятся, но я считаю, что отличия немецкого трэша от трэша Района Залива всегда были минимальными. Да, конечно, мы немцы, и поём с акцентом, а они поют на родном языке. Но это мелкая деталь, и мне кажется, именно это и есть уникальная фишка немецкой и европейской сцены. На мой взгляд, это и есть самое главное отличие. И конечно, у нас был разный подход. Американцы были более преданы своему делу и много гастролировали, а мы – нет».

А Том считает ровно наоборот: «Я люблю американский трэш. Я большой поклонник Exodus, и сегодня Slayer одна из моих любимых команд, – замечает он, начиная разговор, – но я действительно считаю, что музыка у нас очень разная. Мы родом из районов, где полно угольных шахт и фабрик, везде грязно и серо, и в этом отношении мы похожи на Venom из Ньюкасла или Raven. На мой взгляд, звучание трэша в Районе Залива более вылизанное и чистое. То есть, они после репетиций могли пойти на пляж и наслаждаться солнышком. Думаю, это отразилось и на звучании. Одно дело играть музыку перед угольной шахтой, а другое – на пляже нежиться. Ну и деньги тоже играют роль. Мой отец был шахтёром, и мы жили бедно, он мне даже не мог купить бас-гитару. Мне пришлось очень долго копить себе на бас. На поддержку родителей мы, в отличие от ребят с Залива, не рассчитывали – нам всё приходилось делать самим. Даже тексты отличались. Послушайте старые альбомы Sodom и старые альбомы Exodus или Slayer, и тут же заметите разницу».

Однако, в чём они оба согласны, так это в полном отсутствии каких-либо конфликтов и жёсткого соперничества между двумя трэшевыми странами. К счастью, в трэше никогда не было никакой грязи, и всё это благодаря хорошим отношениям между группами.

«Мы дважды прокатились по Америке в 80-х. Первый раз в 1987, а потом в 1988, и подружились с музыкантами многих американских коллективов. Мы же одна большая семья, – признаётся Милле, – на мой взгляд, с первых же дней американские трэш-музыканты считали нас своими коллегами и соратниками, и мы всегда чувствовали эту поддержку и дружбу. Мы откатали с американскими командами огромное количество туров, и с первых дней между нами не было никаких конфликтов и эгоизма – только братство и товарищество. Конечно, между нами существует здоровая конкуренция, но без неё никуда».

Том добавляет, что ребята дружат не только с заокеанскими «конкурентами», но и между собой: «С Kreator у нас всегда были фантастические отношения, за многие годы мы дали немало совместных концертов. Мы знаем их ещё как Tormentor… В 80-х Sodom и Kreator были одной большой семьёй. Destruction тоже наши хорошие друзья, правда, жили они чуть дальше от нас, но мы с ними много раз выступали на одной сцене и давно дружим. Мы всегда друг друга уважали, и для меня это очень важно».

В 90-е многим старым жанрам пришлось несладко, и естественно, трэшу тоже досталось. После десяти лет расцвета многие группы захотели избежать деградации и каждый начал по-своему справляться с переменами в музыкальном климате. Больше остальных досталось Destruction, и после того, как в 1989 из группы ушёл Шмир, они фактически выбыли из обоймы на десять лет. Гитарист Майк Зифрингер пытался удержать эту плывущую неизвестно куда лодку, выпустив два никуда не годившихся релиза, которые многими не воспринимаются и даже не считаются частью дискографии Destruction. Kreator решили прислушаться к внутренней музе, и принялись экспериментировать, пытаясь изведать новые территории и вырваться за узкие границы жанра, выпустив в 1992 альбом с сильным индустриальным налётом, ‘Renewal’. Фэны во всем мире одинаково и любят и ненавидят этот период в карьере группы, но для коллектива такие перемены были необходимы.

«Мы сколотили группу ещё подростками. Вся наша музыкальная карьера до ‘Coma Of Souls’ пролетела в тот очень ранний период нашей жизни, – рассуждает Милле, – когда я записывал тот альбом, мне было 23 года, и если подумать, то я всё ещё находился в начале своего музыкального путешествия. Хотелось пробовать новое и неизведанное. Я хотел исследовать новые территории, уходить глубже, быть более амбициозным и делать то, чего ещё никто не делал. Я немного устал от нашего стиля, поэтому сочинил ‘Renewal’, и тогда этот альбом был для нас единственным правильным решением. Безусловно, некоторые фэны сильно насторожились и многие до сих пор его не принимают, но я их прекрасно понимаю. Однако если бы мы в 90-х не записали те экспериментальные альбомы, сегодня нас бы тут не было. Группе в тот момент это было просто необходимо. Иначе мы бы не смогли двигаться дальше. Если бы мы продолжили штамповать альбомы в одном стиле и выпустили ещё один ‘Coma Of Souls’ или ‘Extreme Aggression’, не думаю, что я смог бы сохранить команду. Мне нужно было попробовать что-то новое, я был честен перед собой. У нас никогда не было плана стать популярным или продать больше пластинок – в каждый свой альбом мы вкладываем всю душу».

А Sodom послали всех «на х*й» и продолжили штурм.

«Думаю, с появлением цифровых технологий компании начали испытывать трудности, но у нас никогда проблем не было. Многие команды ударились в коммерцию или сменили звучание, а мы наоборот решили стать ещё тяжелее и мощнее, и на мой взгляд, это было абсолютно верное для нас решение, – объясняет Том, – мы любим своих фэнов, они для нас всё, но мы всегда сочиняли музыку строго для себя, и не важно, сколько человек купят альбом и сколько из них придут на концерт. Поэтому мы не стали ни у кого идти на поводу. К примеру, Штрали [Дирк Штральмайер – гитарист Sodom 1995-1996, умер в 2011] был одним из самых убойнейших гитаристов в нашей группе. Мы никогда не смотрели на остальные команды, музыкальную сцену или рецензии в журналах, чтобы изменить направление и стиль группы – мы продолжали сочинять музыку для себя и, как следствие, для своих фэнов. Звукозаписывающие компании всегда говорили нам, что нужно меняться, что времена другие и надо идти в ногу со временем, быть мелодичнее. Но нет. Ни фига.

И как здесь не поверить в то, что высшая демоническая сила действительно существует, когда вопреки всем трудностям 90-х, в начале нынешнего столетия эта нечестивая троица снова вернулась к своим корням. Kreator снова выдали агрессивный трэш на альбоме ‘Violent Revolution’, Sodom продолжили сминать и разрушать, а Шмир вернулся в Destruction, и группа выпустила альбом ‘All Hell Breaks Loose’ (2000), возобновив свою карьеру и превратившись в одну из самых трудолюбивых команд в жанре. На «Большую Тройку» свалились многочисленные альбомы, DVD, мировые туры, сайд-проекты и хвала критиков. Все три коллектива до сих пор в отличной форме. Наконец-то, ветеранам воздалось, и они гордо развевают флаг немецкого трэша, демонстрируя, что старая лошадь не только полна жизни, но и, вероятно, лучшие её годы ещё впереди.

«Я думаю, мы до сих пор много экспериментируем, просто не так, как в 90-е. Но да, на мой взгляд, наша карьера в новом тысячелетии пошла в гору, – оценивает ситуацию Милле, – чтобы достичь нынешнего статуса, мы прилично вкалывали – мы ездим хэдлайнерами в мировые туры, в поддержку последнего альбома у нас было три мировых тура, и мы до сих пор отлично проводим время. Мы знаем, многим командам это не по силам либо просто не надо, но мы выкладываемся перед своими фэнами на 150 процентов. Честно говоря, я никогда не думал о том, чтобы всё закончить, и сегодня не вижу таких причин. Завязать лишь потому, что мне за 40? Я чувствую себя гораздо моложе! Если физически ты всё ещё в хорошей форме, зачем прекращать? Я с юных лет мечтал играть эту музыку. Каждый вечер, выходя на сцену, я чувствую себя отлично».

Том также демонстрирует удивительно несгибаемый дух и мотивацию:

«Я всегда оглядывался на прошлое, особенно когда мы сняли первый DVD. Мне приходится проверять весь материал, находить старые фотки, ты словно оказываешься в машине времени и возвращаешься в 80-е. Это классно, и мне нравится, но я должен смотреть в будущее, потому что я творческий человек и не хочу стоять на месте, – говорит он с восторгом, желая упомянуть о новом готовящемся к выходу миньоне, – настанет момент, когда я пойму, что больше не смогу этим заниматься и тогда остановлюсь. Но не сейчас. У меня ещё куча идей и планов, и даже в мыслях не держу заканчивать. Я пока никуда не собираюсь».

Нерушимые, несгибаемые и неудержимые – Том Энджелриппер, Милле Петроцца, Шмир и весь немецкий трэш.

Материал и перевод: Станислав «ThRaSheR» Ткачук


Dimon

  1. Blitzer сказал тебе 9 июля, 2016 в 5:07 дп

    Немецкий Трэш это сила! огромное спасибо за перевод!

    Ответить
  2. Stormbringer сказал тебе 9 июля, 2016 в 10:48 дп

    Спасибо за статью и немецкому трэшу! Sodom отдельный респект!

    Ответить
  3. Севастополь сказал тебе 9 июля, 2016 в 11:54 дп

    Да. Спасибо огромное! Отличный материал.

    Ответить
  4. Гугенот сказал тебе 9 июля, 2016 в 7:54 пп

    Спасибо!

    Ответить
  5. panglos86 сказал тебе 10 июля, 2016 в 11:38 пп

    Darkness мои фавориты, всем рекомендую. Альбомы 87 и 88 годов гениальны. Более 10 лет слушаю.

    Ответить
  6. D сказал тебе 11 июля, 2016 в 10:02 дп

    Можно ещё вспомнить группу Ливинг Дет…..

    Ответить
  7. Севастополь сказал тебе 11 июля, 2016 в 10:57 дп

    А я Холи Моузес люблю и Танкард прицепом.

    Ответить

Чего задумался? Ну давай, напиши ответ...

Как сменить аватару?

Иди на gravatar.com и загрузи аватар туда.

Архивчик

Весь Архив