Жажда жизни. Светлой памяти Чарльза Майкла Шульдинера посвящается

Написал Dimon 15 мая, 2016 в Немного Другой Музыки

[Статья из журнала "Guitar Legends" за 2009 год]

Он назвал свою группу Death («Смерть»), но любил жизнь, семью и самый жёсткий и агрессивный металл на свете. В этом году будет восемь лет, как его нет с нами. Журнал Guitar Legends отдаёт дань уважения пионеру и духовному наставнику дэт-метала.

В 2001 году Чака Шульдинера снова начали мучить головные боли. А год назад он вновь стал чувствовать себя как раньше – удивительно, ведь всего лишь за год до этого гитарист едва не умер. В начале января 2000 года Чака прооперировали в Нью-Йорке, и врачи успешно удалили больше половины раковой опухоли у основания мозга. Шли месяцы физиотерапии, пока Чак восстанавливался дома, в Алтамонте-Спрингс, штат Флорида. Чак не любил находиться далеко от дома и семьи, в пригороде Орландо, где вырос вместе с сестрой Бет и братом Фрэнком. Там он прекрасно себя чувствовал, черпал вдохновение для мелодий, которые превращал в острые осколки музыки своей будущей группы Death. Именно он в середине 80-х стал одним из первых, кто использовал в своей музыке дикие маниакальные звуки, дав начало ещё никому тогда неизвестному жанру «дэт-метал». И действительно, вернувшись домой после операции, Чак начал сочинять песни для своей новой группы Control Denied.

«Летом 2000 года мы репетировали и записывали демки новых песен, – вспоминает Ричард Кристи, – было весело, и Чак чувствовал себя очень хорошо». Знакомый многим актёр шоу Говарда Стерна с 2004 года, Кристи является профессиональным барабанщиком, лучше всего известным своим участием в Iced Earth, Death и Control Denied. На момент 2000 года Кристи был знаком с Чаком всего несколько лет, но они были близки словно братья. «Мы с ним страстно любили металл, ходили и зависали в одних и тех же барах Орландо» – объясняет он.

«Но мы друг друга постоянно смешили и подкалывали. Звонили кому-нибудь во время репетиции и разыгрывали. У Чака был пёс, и когда он был доволен, делал забавную морду и похрюкивал как свинья. И когда мы с Чаком были довольны, повторяли за собакой».

2000 год подходил к своему завершению, и было чему радоваться. Чак чувствовал прилив сил и снова начал сочинять музыку. Его новые песни звучали отлично, и в них он продолжал нагромождать технические и прогрессивные тяжелые риффы, как на дебюте Control Denied ‘The Fragile Art Of Existence’ (1999).

«Потом мы поехали в студию, – вспоминает Кристи, – и у Чака снова начались проблемы со здоровьем».

Следующие 11 месяцев здоровье Чака становилось всё хуже, но он не собирался сдаваться и всячески старался выиграть время, чтобы поработать над музыкой. Независимо от состояния, Чак всё равно сочинял новые песни, либо работал в студии над альбомом.

«Тот последний год он работал на износ и доводил себя до изнеможения, – рассказывает мать Чака, Джейн Шульдинер, – мы за него очень переживали и умоляли сделать перерыв. Но Чак был перфекционистом, поэтому отвечал, что с ним всё в порядке, но лучше от его упорства ни фэнам, ни ему самому не было. Он сочинял музыку и работал над песнями, пока совсем не обессилил».

«Чак жил музыкой. Именно она давала ему силы, – говорит Кристи, – удивительно было наблюдать, как человек, переживающий непростые времена, продолжает играть на гитаре и писать музыку. Чак был предан своему делу и отдавал себя без остатка».

Назвать свою группу «Смерть» мог человек либо лукавый и надменный, либо невероятно честный и искренний, а легкомыслия и несерьёзности в своей музыке Чак не терпел. Музыка была для него так же важна, как и семья, и он знал, что честен перед собой. Назвав группу «Смертью», Чак приравнивал жизненные цели к самому невообразимому её завершению, столкнуться с которым предстоит каждому из нас: всё предопределено и человек не в праве что-либо изменить. Назвав группу Death, Чак утвердил свою жизнь.

Путь, выбранный Чаком, кажется пророческим. Когда он начал сочинять музыку, жанра «дэт-метал» не существовало – это был зрелый, но незначительный поджанр хэви-метала, который, по всей вероятности, играли британцы Venom. Низко настроенные гитары, гуттуральный вокал и экстремальная скорость были основными музыкальными ингредиентами, а в лирике воспевалась хвала дьяволу, аду и бесславные мрачные деяния. Когда в 1983 году Чак создал свою первую группу, Mantas, разбросанные по Штатам сегменты рычащих тёмных лордов продвигали свой стиль металла в различных частях Америки – в основном, в Тампе, Орландо, Районе Залива Сан-Франциско и Чикаго. Чак пришёл в этот музыкальный мир с целью «рубить самые мощные агрессивные риффы на свете» – как говорил он журналу Guitar School, но почти сразу же его амбиции начали расти. «Несмотря на то, что эта музыка была «сырой» и мало кому понятной, я всё равно верил, что у меня всё получится, и моя дэт-металлическая команда будет успешной».

Видение Чака сыграло ключевую роль в его судьбе. Веря в свои силы, в 1984 году он создал группу Death, и определил новый жанр металла, покорив андеграунд. Выход полноформатного дебютного альбома Death ‘Scream Bloody Gore’ в 1987 году сформировал новую музыкальную сцену и способствовал дальнейшему продвижению жанра «дэт-метал». Несмотря на то, что музыкальные стандарты давно уже были утверждены, Чак поднял планку, предложив миру свои техничные и мелодичные риффаы, добавив ещё больше ужаса в тексты, которые рождались в его воображении под вдохновением от фильмов вроде «Каннибалов», «Зловещих Мертвецов» и «Реаниматора».

Дэтовая сцена, как и публика, постепенно развивалась и росла. Появилось множество новых команд, и каждая старалась уделать своего предшественника. К началу 90-х сцена была перенасыщена быстрыми риффами и текстами о Сатане. «Дэт-метал стал ассоциироваться исключительно со злом, Сатаной и безумной скоростью, – жаловался Чак британскому журналу Metal Forces в 1991 году, – а мне всё это совершенно не интересно». Сам Чак на тот момент уже затрагивал в своих текстах проблему аборта (‘Altering The Future’), борьбу смертельно больного пациента (‘Suicide Machine’) и право на смерть (Pull The Plug’).

Следуя своим идеям и видению, Чак придал дэт-металу форму, а затем возвёл его на новый уровень. Но без жертв не обошлось. Его чрезмерные требования к себе и своим коллегам часто приводили к тому, что многие уходили из группы. И не без скандалов. Деловая сторона вопроса и контракты угнетали Чака и погружали в депрессию: «Больше всего Чака раздражала политика лейблов, – говорит Джейн Шульдинер, – он мне говорил, если бы можно было обойтись без лейблов и просто играть для фэнов, он был бы счастливым человеком». Как и все пионеры, Чак мог быть чересчур импульсивным, и однажды он даже отказался ехать в европейский тур лишь за несколько дней до его начала.

Однако, несмотря на вспыльчивый характер, Чак был очень скромным парнем. «Он всегда удивлялся, когда к нему подходили и говорили, что являются огромными поклонниками его творчества, – говорит Кристи, – он был очень скромным и простым парнем. Не знаю, осознавал ли он когда-нибудь, насколько он важен для металлической сцены, потому что САМ он себя считал таким же поклонником, как и остальные».

В 2000 году, пока Чак восстанавливался после операции, они с Кристи посетили концерт Кинга Даймонда в Сент-Питерсберге, штат Флорида. Трэшевый певец в корпспейнте был любимцем Чака, а гитарист Кинга Даймонда, Энди ЛаРок даже сыграл на альбоме Death ‘Individual Thought Patterns’ (1993). Он-то и проводил Чака с Кристи за кулисы.

«Помню, перед встречей с Кингом мы ужасно нервничали. Чака просто трясло, – говорит Кристи, – а для меня все это было необычно: я сам давний поклонник Чака Шульдинера, а тут уже ОН не знает, что сказать своему кумиру. Но Чак был простым скромным парнем. Он сам был фэном. Именно поэтому он, как и его музыка, столь велик и уникален».

Чарльз Шульдинер родился 13 мая 1967 в Лонг-Айленде, штат Нью-Йорк. Он был самым младшим из трёх детей Малкольма и Джейн Шульдинеров. Малкольм был еврейско-австрийского происхождения; Джейн родилась и выросла в южном «библейском поясе». Дети воспитывались в соответствии с религиями обоих родителей, «соблюдали традиции и праздники», говорит Джейн – «в итоге, многому научились».

Когда Чаку исполнился годик, родители переехали в соседний пригород Алтамонте-Спрингс. Джейн говорит, детство Чака напоминало фильм «Предоставьте это Биверу». Инфраструктура Алтаманте-Спрингс в то время была неразвита, а дом Шульдинеров располагался в лесу, где однажды охотились индейцы племени семинолов. «Чак с братом [Фрэнком] и сестрой [Бэт] всё детство играли в этих лесах, строили крепости на деревьях и общались с дикой природой, – говорит Джейн, – Чак с Фрэнком много раз уходили с палатками на природу, недалеко от дома. Брали с собой фонарь и сухой паёк. Домой к нам постоянно приходили детишки, жившие по соседству».

Судя по всему, детство у Чака было счастливым и обычным. Глядя на семейные фотографии того времени, можно заметить, чем увлекался юный Чак. Он любил нарядиться в костюм индейца, ходить на рыбалку и бегать в футбольной форме. Уже тогда начала проявляться его артистическая жилка. По словам Джейн, «Чак с ранних лет интересовался искусством и скульптурой».

Фрэнк был старше Чака на семь лет, но мальчики очень дружили. Их дядя жил в другом штате, и однажды, возвращаясь домой на машине, Фрэнк попал в аварию и разбился. Ему было всего 16. Смерть брата стала для Чака сокрушительным ударом, и он никак не мог свыкнуться с мыслью о том, что Фрэнка больше нет. «Он так и не смирился с потерей брата, – говорит Джейн, – ему всегда его не хватало».

Прошли месяцы после ужасной трагедии, Малкольм с Джейн начали думать, как помочь Чаку справиться с горем. Он начал интересоваться музыкой и захотел научиться играть на гитаре. «Мы с ним поговорили и решили, что акустическая гитара будет идеальным вариантом, – говорит Джейн, – её можно было взять с собой на природу, на каникулы в лагерь или к другу домой».

Чак записался на курсы классической гитары, но после скучных и монотонных занятий весь энтузиазм пропал. «Я сходил на два урока, и инструктор показал мне, как играть ‘Mary Had A Little Lamb’, – вспоминал Чак в разговоре с журналисткой печатного издания Pit Брук Эверитт в 1999 году – я решил, с меня довольно и начал обучаться сам».

«Уроки гитары и инструктор наводили на него скуку, – говорит Джейн, – ему надоедало играть одно и то же по несколько раз». Возможно, Чак забросил бы акустику, если бы родители отказали ему в покупке ещё одного музыкального инструмента, к которому он питал особый интерес. Чак отправился на местную распродажу, и его внимание привлекла электрогитара – угловатая дешёвая копия в духе B.C. Rich (гитары именно этой компании Чак и будет использовать). Как только она оказалась в его руках, он окончательно забросил свою старую акустическую гитару. «Стоило ему сыграть на электрогитаре, как в нём будто что-то загорелось, – говорит Джейн, – и не гасло до последнего дня».

Энтузиазм Чака во многом был связан с любовью к группе Kiss, которая к концу 70-х достигла коммерческого расцвета. Они долгие годы были любимой группой Чака, как видно из семейных фотографий, на которых совсем юный Чак одевался как Пол Стэнли. В 13 лет, благодаря маме, Чак впервые побывал на концерте Kiss.

К тому моменту он уже был знаком с металлом благодаря командам Новой Волны Британского Хэви-Метала. Среди них были Raven и его любимцы Iron Maiden, чей гитарный дуэт в лице Дэйва Мюррея и Адриана Смита стал главной причиной, по которой Чак влюбился в тяжелые, но мелодичные гитарные пассажи. На гитаре Чак учился играть на слух, слушая любимые песни, и с несвойственным для подростка упорством, пытался изобразить нечто похожее сам. «У него был прекрасный слух, и он отлично чувствовал музыку. Он слушал любимые песни и пытался научиться играть сам, – говорит мама – ему это безумно нравилось».

В середине 80-х металл развивался с невероятной скоростью, и Чаку было, откуда черпать вдохновение. Помимо американских команд вроде Van Halen, он был очарован скандинавскими металлическими группами вроде Hellhammer и Mercyful Fate, и британцами Venom, которые оказали немалое влияние на его пристрастие к дэт-металу в будущем. В 1983 году Чак открыл для себя трэшевые команды вроде Metallica, Possessed и Slayer – такой тяжелой и агрессивной музыки он ещё не слышал. Ему было уже 16, и он формировался как гитарист. «Мне повезло, что я начал играть на гитаре в 80-х, – рассказывал он журналу Pit, – тогда было столько потрясающих музыкантов. Я черпал вдохновение у Ингви Мальмстина, Эдди Ван Халена, и особенно Дэйва Мюррея и Адриана Смита из Iron Maiden».

Семья и друзья совершенно спокойно относились к увлечению Чака экстремальным металлом. Поводов для тревоги не было. Малкольм с Джейн всегда поддерживали интересы своих детей, а после смерти Фрэнка семья стала ещё ближе. «Всегда страшно, когда умирает ребёнок, и я как могла, присматривала за остальными, боясь, что снова что-нибудь случится, – говорит Джейн, – отец Чака работал, любил поиграть в теннис и заняться другими делами, поэтому я старалась разделять интересы Чака и остальных детей».

Когда Чак решил вместе с двумя местными одноклассниками сформировать группу, мама разрешила сделать из гаража репетиционную базу. Группа назывались Mantas – в честь псевдонима гитариста Venom Джеффри Данна. Компанию Чаку составили гитарист Фредерик ДеЛилло, которого звали Рик Розз, и барабанщик/вокалист Барни «Кэм» Ли. Басиста у них не было. Чак написал большинство песен и периодически делил вместе с Ли вокальные обязанности. Практически сразу же Mantas выпустили кассету с пятью песнями ‘Death By Metal’, которую мальчишки записали в гараже Шульдинера. На обложке трио стояло на фоне знака с надписью «Осторожно. Высокое Напряжение».

Приняли кассету просто фантастически. Однако в группе начался разлад, и в конце 1984 года Mantas развалились. И впервые (и далеко не в последний раз) Чак оказался в поиске новых музыкантов. Он понял, что в Орландо никого не найдёт – что было не удивительно, учитывая его столь необычную музыку. Спустя несколько недель после распада Mantas, Чак помирился с Ли и Роззом. Старый состав собрался заново, но уже с новым вокалистом – Чаком – и новым названием: Death.

Даже если музыка Чака настораживала его родителей, они старались не мешать сыну. И пусть название группы бередило раны Чака, ещё не затянутые после смерти безвременного ушедшего Фрэнка, родители всё равно не сказали сыну ни слова. «Я всегда считала, что Чак назвал группу из-за смерти своего брата, – говорит Джейн, – я знала, что слово это вызывало у него сильные болезненные воспоминания, поэтому не стала противиться».

Death, возглавляемые Чаком, начали вырабатывать своё фирменное звучание. Композитор и теперь уже вокалист, Чак начал пел о расчленёнке, нежели дьявольских образах, которые нравились Ли. В октябре 1984 года группа выпустила кассету ‘Reign Of Terror’ с пятью песнями, а в марте 1985 – ‘Infernal Death’ с тремя песнями. Обе записи отлично разошлись в подпольном металлическом сообществе путём обмена кассет. Музыка Death понравилась многим, но сразу же после выпуска ‘Infernal Death’ трио снова развалилось. Ли с Роззом перешли в Massacre, ещё один дэтовый коллектив, который появился в 1984 году. А Чак, тем временем, думал, что делать дальше».

Ему было уже почти 18, и нужно было окончить школу. Учился Чак хорошо, но школа его утомляла, и он жаждал подписать контракт с лейблом на выпуск альбома. Как всегда, он обратился за помощью к родителям. «Мы поговорили с директором, и он убедил нас пойти Чаку на встречу и не лишать сына мечты, – говорит Джейн, – так мы и поступили, попросив его пообещать, если через год он не подпишет контракт, ему придётся окончить школу и поступить в колледж».

И пусть у Чака было всего лишь несколько кассет, но он был абсолютно готов к профессиональной карьере. При любой возможности он тут же брал в руки гитару и играл. Инструмент с каждым разом был всё лучше. В какой-то момент в начале 80-х Чак приобрёл Peavey T25, модель с двумя хамбакерами, выпущенную в 1982 и 1983. На фотографиях того времени видно, как юный Чак позирует с гитарой – создаёт свой образ. Выбор его в итоге пал на B.C. Rich Mockingbird, а потом и B.C. Rich Stealth – этот раритет ему предложили в мастерской компании. Эта гитара и стала его основным инструментом на протяжении почти всей его профессиональной карьеры.

Впервые музыкант Чак отправился в Сан-Франциско, где невероятными темпами разрасталась местная трэшевая музыкальная сцена. Поиски не увенчались успехом, но как только в январе 1986 года Чак вернулся домой, его пригласили в канадскую трэш-команду Slaughter. Он ответил согласием и перебрался в Торонто, но через две недели вернулся домой, записав с группой всего один трек. Теперь Чак понимал, что ему нужно следовать собственным музыкальным целям и амбициям.

«Конечно, мы с отцом сначала ему ненавязчиво помогали, – говорит Джейн – Чак обсуждал с нами свои планы, но решения принимал исключительно сам. Мы доверяли выбору сына, он знал, как будет лучше для группы, но хотели, чтобы было лучше и для него самого».

В марте того же года Чак вернулся в Сан-Франциско, где познакомился с барабанщиком Крисом Рейфертом, и ребята стали друзьями. В апреле они вдвоём засели в студии Района Залива, где записали демо ‘Mutation’ из трёх песен, а Чак сыграл ещё и на басу. Это была наиболее профессионально звучащая демка Death и, как и предыдущие релизы группы, быстро разлетелась среди металхэдов благодаря обмену кассет.

Таким образом, демку впервые услышал писатель Дон Кай. «Я любил обмениваться записями и слышал все кассеты Чака, начиная с Mantas. Запись Mantas была довольно примитивной, но сразу было видно, что Чак – талантливый парень. Он был отличным гитаристом и композитором и умел писать цепляющие песни в рамках жанра. Сцену наводнило множество команд, но как всегда, проблема была в том, что они старались стать как можно тяжелее, агрессивнее и жёстче, при этом песни у них были так себе. Чак был не похож на других, и к моменту создания первого альбома Death он вырос в первоклассного гитариста».

Кай тогда писал для рок-журналов, в том числе, и Kerrang!, а также подрабатывал корреспондентом на лейбле Combat Records в Нью-Йорке. Лейбл появился в 1984 году и быстро добился успеха, подписав Megadeth и выпустив их дебютный альбом 1985 года ‘Killing Is My Business… And Business Is Good’ (1985).

Зная, что Death пользовались популярностью на андеграундной сцене, Кай уговорил директора лейбла Combat Стива Синклэра подписать ребят. «Я ему сказал: «Они идеально нам подходят. Все о них только и говорят». Стив был настроен весьма пессимистично, но я так долго его уговаривал, что он в итоге сдался».

Во Флориде дебютный альбом записать не удалось, но летом того же года Чак с Рейфертом приехали в студию Music Grinder в Лос-Анджелес и за 5 дней записали около 10 песен. Басиста в группе по-прежнему не было, и снова выручил Чак. Дебютный альбом ‘Scream Bloody Gore’ свалился в мае 1987 как снег на голову. Это было не просто нагромождение мощных риффов и «кроваво-мясных» текстов как на демках Death. Альбом был записан в студии на профессиональном оборудовании, и благодаря хорошей дистрибуции Combat Records, альбом ‘Scream Bloody Gore’ оказал невероятное влияние на всю металлическую общественность. Записанные в домашних условиях кассеты Death пользовались успехом, но это был совершенно другой уровень.

Постепенно все начали говорить о Чаке Шульдинере, безумном дэтовом гитаристе из Орландо, штат Флорида. Дон Кай не прогадал, но так просто он не отделался. «Когда Стив Синклер согласился подписать контракт с Death, – вспоминает Кай, – он мне сказал: «В списке благодарностей будет фраза: «Эта пластинка – причуда Дона Кая». И если альбом обернётся провалом, виноват будешь ты». Я думал, он шутит, и согласился».
«Но Стив был крутым парнем и слов на ветер не бросал. Конечно же, когда в офис пришли коробки с альбомом, в буклете была именно эта фраза: «Эта пластинка – причуда Дона Кая». И я подумал про себя: «Боже ж ты мой!».

Но реакция Кая была цветочками по сравнению с реакцией Чака. «Чак относился к своей музыке очень серьёзно и страстно, и иногда был жёстким и резким, – вспоминает Кай, – он увидел надпись, тут же позвонил мне и отругал, на чём свет стоит: «Кто воспримет альбом всерьёз, если там написано, что это лишь чья-то причуда?». Чак был ужасно зол.

«Но я понял, что Чак относился к своей музыке очень серьёзно, пусть иногда и в ущерб себе. Его действительно интересовал дэт-метал, и с каждой пластинкой он готов был выводить жанр на новый уровень». Но Чак был отходчивым парнем, поэтому злился недолго. «Дебют Death на Combat стал невероятно успешным. На лейбле группа выпустила пять пластинок».

После двух лет гастролей между побережьями Чак всё же решил поселиться во Флориде, рядом с Атламонте-Спрингс. Семья его решение приняла. «Чак стал жить отдельно, переехал в городок недалеко от нас и приезжал к нам, когда был дома. Приглашал на ужин и часто заезжал» – говорит Джейн. Чак предложил Рейферту вернуться с ним во Флориду, но барабанщик отказался и предпочёл остаться в Калифорнии. Разошлись они взаимно, и в списке благодарностей к альбому ‘Leprosy’ (1988) Чак пожелал Крису «удачи в будущем». Обосновавшись во Флориде, Чак начал создавать новый состав Death – процесс этот усложняли высокие требования Чака. Впредь он так и останется единственным постоянным участником группы.

«На мой взгляд, он был перфекционистом, – говорит Кай, – у него действительно был высокий критерий и, вероятно, не каждому было просто с ним работать и отвечать этим требованиям. С каждым годом музыка в группе становилась всё сложнее и прогрессивнее. Вполсилы такую музыку играть было просто, но исполнять её на том уровне, на котором играл Чак, требовало больших усилий и умений».

На альбоме ‘Leprosy’ Чак заручился студийной поддержкой Massacre – дэтовой командой, в которую в 1985 году перешли Рик Розз и Кэм Ли. Ли на тот момент уже ушёл из группы, и его заменил Билл Эндрюс. И теперь, когда в Death появился басист Терри Батлер, Чак мог сосредоточиться на гитаре. Всё прошло удачно и успешно. Старые друзья Чака доказали, что отвечают его требованиям, и их мастерство прекрасно слышно на альбоме ‘Leprosy’. В музыкальном плане Чак продолжал расти, и его философия проявилась в ‘Pull The Plug’ – песне о системе жизнеобеспечения и праве на смерть.

Для записи альбома ‘Spiritual Healing’ (1990) на место Розза Чак пригласил виртуозного гитариста Джеймса Мёрфи. Музыка и лирика Чака выросла в несколько раз. Переключив своё внимание на заголовки ежедневных газет, Чак решил, что настоящий ужас и зло таилось в ежедневной жизни Америки. ‘Living Monstrosity’ рассказывала об эпидемии наркомании и эффекте, который наркотики оказывали на зародыша в утробе матери, а трек ‘Altering the Future’ описывал отношение Чака к абортам. Похоже, песни о проблемах реальной жизни были куда мрачнее и пессимистичнее, чем комичные тексты о «расчленёнке». Чак никогда не писал тексты, чтобы соответствовать жанру и музыке; он верил в то, о чём пел. Джейн говорит, он был «мыслителем, философом и писал тексты, смотря на жизнь и события вокруг… Ему было жаль тех, с кем обошлись несправедливо».

Альбом показал, что Чак значительно вырос как композитор и гитарист. «Я стал больше играть, совершенствоваться, и пришёл к выводу, если мы хотим развиваться, нам нужна более чёткая позиция, что-то жёсткое и шокирующее» – говорил он журналу Guitar.

Во времена, когда дэт-метал рисковал превратиться в ворчащую сатанинскую пародию на самого себя, ‘Spiritual Healing’ показал, что дэт действительно важен, и именно Чак Шульдинер выводил жанр на новый уровень.

Как это ни парадоксально, Чака выставили из его же собственной группы. Через несколько недель после завершения работы над альбомом Чак переживал личные и деловые проблемы и отказался ехать в уже запланированный европейский тур. «В какой-то момент мне показалось, что всё обречено на провал» – рассказывал он в 1991 году Арно Полстеру, не вдаваясь в подробности. К его удивлению, коллеги по группе решили ехать без него. Это было уже чересчур, и ситуацию усугубили обвинения в адрес Чака на сцене и в прессе.

Батлер сказал журналу Rock Hard, что Чак остался дома стричь газон. В ответ на эти действия Чак нанял адвоката и вернул себе права на имя Death. «В конце концов, Death до сих пор моя группа, – говорил он Полстеру, – я считал их лучшими друзьями, но я ошибался. Музыкантов всегда можно заменить. Друзей – нельзя».

Чаку не нужно было оправдание, чтобы бороться за свою музыку. Он ответил более чем достойно. На следующем альбоме ‘Human’ (1991) он как следует отомстил своим бывшим коллегам, утверждавшим, что он никому не нужен – прессе, которая выставляла его самодовольным монстром; да и вообще всем, кого ввели в заблуждение его завистники. «Для меня это больше, чем пластинка, – рассказал Чак журналисту Metal Hammer Роберту Хигу в выпуске за декабрь 1991 – это заявление. Моя месть».

Замысловатые и тонкие аранжировки лишний раз доказывают, что весь последний год Чак был занят делом. Он стремился добиться того, чтобы у Death было более техничное звучание, и на альбоме ‘Human’ ему это удалось, отчасти благодаря прекрасному выбору музыкантов. Чак пригласил гитариста Пола Масвидала и барабанщика Шона Рейнерта из флоридской прогрессив-техно-металлической команды Cynic, а также басиста Стива ДиДжорджио из калифорнийской супертехничной трэш-команды Sadus.Оторванные конечности и зомби Чаку были больше не интересны, теперь он писал личные и глубокомысленные тексты. Несложно догадаться, что в песне ‘Secret Face’ он обращается к Батлеру в строках: «Надевая маску, человек скрывает свои истинные намерения», либо в первых строчках песни ‘Lack Of Comprehension’: «Страх осуждения поражает тебя, они не могут этого осознать. Это лишь оправдание, чтобы скрыть свои слабости. Ложь!»

Своё музыкальное мастерство Чак продолжил совершенствовать на следующих двух альбомах ‘Individual Thought Patterns’ и ‘Symbolic’ . Однако к 1997 году он стал уставать от роли гитариста и фронтмена. Уже в 1993 году он говорил журналу Guitar School, что «в будущем я планирую создать более мелодичный и прямолинейный металлический сторонний проект с вокалом в стиле Роба Хэлфорда». Он хотел на время отодвинуть Death на второй план и воплотить свою идею в проекте Control Denied.

«Чак хотел просто играть на гитаре, поэтому пытался найти для своего проекта подходящего вокалиста, – говорит Джейн – вокал Чака сказывался на его голосе». Ричард Кристи добавляет: «Он хотел попробовать нечто более традиционное, с вокалистом в стиле Роба Хэлфорда, поскольку был огромным поклонником команд вроде Iron Maiden, Manowar и Judas Priest. Не думаю, что он хотел завязать с Death, потому что знал, насколько эта группа была важна для фэнов. Он лишь хотел попробовать что-то другое».

Кристи был одним из первых, кого Чак выбрал для проекта Control Denied. Познакомились они совершенно случайно в 1996 году. Кристи со своей группой Burning Inside только переехал в Орландо, и вместе с гитаристом пошёл в торговый центр Атламонте, как вдруг заметил в книжном магазине Чака. «Мы зашли посмотреть кое-какие журналы, и вдруг видим – перед нами стоит Чак и читает журнал! Ну, мы думаем: «Слушай, наверное, надо поздороваться?» Мы поздоровались, и он был с нами очень вежлив и добр. Мы сказали ему, что очень любим его творчество и – никогда не забуду – он отложил журнал и уделил нам время. Мы с ним минут 15-20 болтали о тяжелой музыке. Было реально круто. Мы поверить не могли, что в торговом центре в Орландо (Флорида) можно встретить Чака Шульдинера».

Вскоре Кристи с Чаком стали постоянно пересекаться. «В Орландо все металхэды зависали в одних и тех же местах, – говорит Кристи, – ходили на одни и те же концерты и вечеринки». Чаку нужен был барабанщик для проекта Control Denied, и чисто случайно общий друг предложил ему кандидатуру Кристи. «Мне дали его контакты, – рассказывает барабанщик, – и я очень нервничал, когда звонил ему и приехал на прослушивание. Помню, привёз барабаны и сыграл четыре самые сложные песни Death подряд, без единой ошибки. Было очень круто, потому что эти песни я знал назубок. Я постоянно их слушал и играл. Но сыграть их, находясь в одной комнате с Чаком, было для меня чем-то невероятным».

Кристи получил работу, а заодно и небольшой приятный сюрприз: несмотря на то, что Чак был готов продолжать работать с группой Control Denied, он решил выпустить для лейбла Nuclear Blast ещё один альбом Death. «Я был в восторге, потому что являлся огромным поклонником Death» – говорит Кристи. Вместе с басистом Скоттом Кленденином и гитаристом Шэнноном Хэммом, Чак довольно быстро приступил к записи ‘The Sound Of Perseverance’ – наиболее агрессивного, прогрессивного и технически сложного альбома Death. Начиная с диких мощных ударов ‘Scavenger Of Human Sorrow’, альбом представлял собой беспощадную ярость и музыкальные виртуозные пассажи, кульминацией которых стала молниеносная песня Judas Priest ‘Painkiller’. Вышедший в 1998 году, ‘The Sound Of Perseverance’ стал седьмым альбомом Death и, по мнению многих фэнов, лучшим в дискографии группы.

Тур, последовавший после выхода альбома, Кристи вспоминает с широкой улыбкой. «Помню, гастролировали по Италии, и в Милане приехали к клубу на автобусе. Там нас ждали сотни ребятишек. Мы вышли и пошли в ресторан, а они пошли за нами и выкрикивали имя Чака. Это напоминало парад. Мы пришли в ресторан, заказали еду и начали есть, а ребятишки наблюдали за нами с улицы, прислонившись лицом к окну. Это было похоже на фильм о зомби! Чак был очень польщён таким вниманием и чувствовал себя очень неловко».

Откатав тур в поддержку ‘Sound Of Perseverance’, в начале 1999 Чак вместе со своей новой группой приступил к работе над дебютной работой Control Denied. На дворе стоял май, вовсю шёл процесс, и вдруг Чак начал ощущать боль в области шеи – сам он считал, что просто защемил нерв, возможно, от растяжения. Однако МРТ показала, что он был прав по поводу нерва; к сожалению, это оказалась опухоль, росшая у основания головного мозга. 13 мая, в свой 32-ой день рождения, Чак узнал свой диагноз – глиома варолиева моста, редкая форма рака ствола головного мозга, которая обычно бывает у детей. «Врачи Чака решили, что опухоль была у него с детства, – говорит Джейн, – просто симптомов многие годы не было».

Опухоль располагалась в опасной зоне мозга, поэтому операция была исключена, но чтобы стало понятно состояние опухоли, Чак прошёл курс лучевой терапии. Врачи пытались найти альтернативное лечение. Поскольку у Чака не было медицинского страхования – обычная ситуация для многих музыкантов, даже тех, которые подписаны на лейбл – лечение членам его семьи пришлось оплачивать самостоятельно. Терапия обошлась им около 90 000 $. Бет заморозила все свои сделки по продаже недвижимости и начала собирать сумму на лечение брата. «Я ему в шутку сказала: «Теперь моя работа – это ты», – рассказывала Бет MTV, – я берегла каждый цент, но я знаю, на моём месте Чак поступил бы точно так же».

В ноябре вышел дебютный альбом Control Denied ‘The Fragile Art Of Existence’ («Такое Хрупкое Искусство – Жить»). К тому моменту фэны уже знали о состоянии Чака и многие предположили, что название группы, как и заголовок альбома, был намёком на его болезнь, однако названия были придуманы до того, как стало известно о болезни.

В первые дни 2000 года Чак и члены его семьи узнали об экспериментальной хирургической операции, благодаря которой можно было бы избавиться от опухоли. В течение лишь одной недели удалось собрать команду из пяти специалистов для проведения операции, и медлить было нельзя: главный хирург сообщил, что Чаку «угрожает смерть», и назначил операцию на 19 января. Операция стоила огромных денег, но врачи готовы были отказаться от оплаты. К сожалению, администрация больницы, в которой должна была проходить операция, эту идею не одобрила. Семье Шульдинеров сообщили о том, что операция обойдётся им в сумму от 70 000 до 100 000 $. Администрация больницы была готова пойти навстречу и принять в рассрочку сумму в 5000 $, при условии, что все будущие авторские гонорары Чака пойдут на оплату его лечения. Эти бумаги Бет подписывать категорически отказалась.

Однако операция прошла, как и планировалось. Была удалена почти половина опухоли, и жизни Чака, казалось, ничего не угрожало. Вскоре он начал ходить на физиотерапию, чтобы восстановиться от последствий опухоли и хирургической операции. В течение двух месяцев он рассказывал новостям MTV, что «всё хорошо. Благодаря физиотерапии я довольно быстро двигаюсь, результаты радуют». Чак сказал, его особенно тронули пожертвования со стороны фэнов и коллег-музыкантов, устроивших благотворительные концерты. «Удивительно, как люди могут сплотиться и поддерживать друг друга, стоит столкнуться с бедой. Поддержка просто невероятная. Такие поступки вселяют веру».

Чак действительно был настроен положительно. Опухоль была удалена не полностью, но она якобы омертвела; то есть, ткань фактически отмерла. И потом, если бы, как сказали врачи, опухоль у Чака была с детства, скорее всего это была бы малоразвитая глиома – она растёт медленнее и менее агрессивна, чем развитая. В любом случае, прогноз Чака на полнейшее выздоровление имел свои основания.

Работа над новым альбомом Control Denied продолжалась – называться он должен был ‘When Man And Machine Collide’ («Когда Человек Сталкивается с Машиной»). Но в начале 2001 года симптомы Чака снова дали о себе знать, и оправдались худшие опасения. Опухоль снова начала расти, причем в тех областях мозга, оперировать которые было слишком опасно для жизни. Однажды утихнув, рак вернулся с роковой местью. «Чак жил один до начала 2001 года, – говорит Джейн, – я приехала к нему на один день, но в итоге стала с ним жить и присматривать».

Наступил май, и врачи считали, что операция возможна и должна быть выполнена немедленно. Но снова вмешалась бюрократия, и лечение Чака было под вопросом. После первой операции Чак получил медицинское страхование, однако вторую операцию страховая компания оплатить отказалась – сумма от 70 000 до 120 000 $ – потому что опухоль у Чака появилась ещё до того, как он получил страхование. Все свои сбережения семья Шульдинеров потратила на предыдущее лечение. Для второй операции требовалась рассрочка в размере 30 000 $, но такой суммы у них просто не было.

Узнав о трудном положении Чака, ему на помощь пришло множество музыкантов – в том числе, участники Pantera, Disturbed, Korn и Slipknot. Они продавали атрибутику с онлайн-аукциона, пытаясь собрать сумму. Музыканты Chimaira старались собрать некоторую сумму, находясь на гастролях, и по всему миру были организованы благотворительные концерты. Поддержка была невероятной.

Пока Чак болел, его регулярно навещал Кристи, изо всех сил стараясь подбадривать своего друга. «Мы вместе слушали металл, разыгрывали друзей по телефону и просто валяли дурака. О плохом старались не думать, и всегда были на позитиве, думали о музыке и чем-то хорошем. Просто болтали, предавались вспоминаниям, и ждали, когда поедем в следующий тур».

«Чак никогда не сдавался, он вселял надежду и любовь в тех, кто его окружал и никогда не винил судьбу, – говорит мама, – потеряв Фрэнка, он переживал, что с нами будет – Бет, [его племянником] Кристофером и мной – если он вдруг умрёт. Я пообещала ему, что мы будем держаться изо всех сил».

К ноябрю состояние Чака улучшилось, но поскольку организм и иммунитет был ослаблен, Чак мог легко заболеть. В конце месяца он заболел пневмонией, и его положили в больницу. 13 декабря его выписали и привезли домой. Через час, в 4 часа вечера, его организм перестал бороться. Умер Чак, как, вероятно, ему бы и хотелось – дома, в окружении любящей семьи.

«Он успел поблагодарить меня за потрясающее детство» – говорит Джейн.

После смерти Чака судьба записей Control Denied стала предметом разбирательства. В марте 2003 года Джейн рассказала о том, что хотела выложить незаконченные песни Чака для бесплатного скачивания в интернет, однако в апреле она передумала, сказав, что «Чаку бы это не понравилось». Семья Шульдинеров и Гуйдо Хейджненс, владелец ныне несуществующего лейбла Hammerheart Records, с которым у Control Denied был контракт, судились, и каждая из сторон претендовала на записи. Хейджненс уже успел издать некоторые песни против воли семьи Чака. Двойной сборник 2004 года получил название ‘Zero Tolerance’ – в нём были демки и концертные записи Death. «Судебная тяжба продолжается, – говорит Джейн, – и мы надеемся, что скоро всё решится. Могу вам сказать, что последний альбом Чака выйдет именно таким, каким он его задумывал и попросил свою сестру заняться его релизом. Бет дала Чаку обещание, и она его сдержит».

Если называть вещи своими именами, битва за музыку Чака была битвой за его душу. Он жил ради своей музыки и умер во имя неё. Если бы он играл более популярную музыку и зарабатывал больше денег, возможно, он смог бы оплатить лечение и победить болезнь. Но продажность Чаку была не знакома; всё, что он делал – делал от чистого сердца, вкладывая всю душу. За свою жизнь Чак не только ни разу не изменил ни своей музыке, ни жанру, но и являлся примером того, как проживает свою жизнь артист: без компромиссов и на своих собственных условиях.

«Чак установил критерий в жанре «дэт-метал». До сих пор многие стремятся сочинять песни в его стиле, – говорит Дон Кай, – он был пионером и пробовал играть интересную и прогрессивную музыку. Таким образом, он сформировал целый жанр».

«Музыка Чака безвременна, – добавляет Кристи, – сегодня она звучит так же свежо, как и в день своего релиза. Стиль игры Чака на гитаре не имеет аналогов в экстремальной музыке, повторить его невозможно: потрясающее сочетание мелодии, техничности и агрессии. Я невероятно счастлив, что был не только частью группы, но и близким другом Чака. Он вдохновил меня и продолжает вдохновлять каждый день».

Безусловно, Кристи такой не один.

«Я до сих пор получаю кучу писем от фэнов Чака, – говорит Джейн, – читая письма, я знаю, что Чака помнят не только как потрясающего музыканта, но и человека, изменившего жизнь миллионов людей по всему миру. Его музыка вдохновляет по сей день. Среди них не только взрослые – многим не больше 11 лет. Подумать только: ещё одно поколение открывает для себя музыку Чака. Он бы очень этим гордился».

Материал и перевод: Станислав «ThRaSheR» Ткачук


Dimon

  1. Blitzer сказал тебе 15 мая, 2016 в 4:24 дп

    Огромное спасибо!

    Ответить
  2. metla сказал тебе 15 мая, 2016 в 12:30 пп

    Покойся с миром дорогой Чак! Огромное спасибо за статью и перевод!!!!!

    Ответить
  3. Victor Wizz сказал тебе 15 мая, 2016 в 6:26 пп

    Превосходная статья с акцентом на ранние и последние годы жизни Чака

    Ответить
  4. Methead09 сказал тебе 15 мая, 2016 в 8:40 пп

    Станислав, как всегда спасибо за классный материал!

    Ответить
  5. Гугенот сказал тебе 15 мая, 2016 в 9:17 пп

    Материал супер! Спасибо!

    Ответить
  6. Astral сказал тебе 16 мая, 2016 в 12:42 дп

    Никогда не был фанатом Дэт, но к Чаку всегда относился с уважением, за его работу. Жаль, что такие талантливые ребята так рано уходят. Очень жаль… Спасибо за представленный материал.

    Ответить
  7. Denalex сказал тебе 16 мая, 2016 в 12:38 пп

    Огромнейшее спасибо! Хоть и не поклонник его творчества, но история зацепила! У меня иногда бывает такая хрень, когда музыка не интересна, но интересна сама личность музыканта! Как раз тот случай!

    Ответить
  8. ThRaSheR сказал тебе 16 мая, 2016 в 12:46 пп

    @Denalex:
    Думаю, после прочтения статьи ты взглянешь на его творчество по-другому) так тоже часто бывает.

    Ответить
  9. Макс сказал тебе 16 мая, 2016 в 9:12 пп

    Металлика помогала ему материально вместе с другими музыкантами? Что такое 100.000 баксов для них - вообще ничего!

    Ответить
  10. endlessminder сказал тебе 17 мая, 2016 в 12:11 дп

    Ух, какой подгон)

    Ответить
  11. metla сказал тебе 17 мая, 2016 в 11:57 пп

    Е с ч ё перечититал, повторюсь спасибо!!

    Ответить
  12. Виктория сказал тебе 3 февраля, 2017 в 2:07 пп

    До глубины души тронула его история. То, что узнала о нем как личности, заставило переосмыслить и его музыку. Покойся с миром, Чак!
    п.с. грустно от того, что от нас ушли талантливые и неповторимые в своем роде музыканты: Питер Стил, Чак Шульдинер, Пер Ингве Олин и другие, русские и зарубежные. Они ушли, но оставили свое прекрасное творчество. Спасибо!

    Ответить

Чего задумался? Ну давай, напиши ответ...

Как сменить аватару?

Иди на gravatar.com и загрузи аватар туда.

Архивчик

Весь Архив

Любимые Сцылочки

Наши Темы