Роб Кавестани из Death Angel: «Позерам в Районе Залива действительно могли хорошенько надрать задницу»

Написал Dimon 24 марта, 2016 в Немного Другой Музыки

[Статья из специального выпуска журнала "Metal Hammer" за 2008 год]

УЛИЦЫ САН-ФРАНЦИСКО

Во времена своего рассвета трэш был олицетворением Района Залива Сан-Франциско и команд, которые создали музыкальную сцену, ставшую вскоре легендарной.

«Впервые увидев Metallica, я подумал: «Ого! Это же панки с длинными волосами» – говорит гитарист Фил Кеттнер, пришедший летом 1982 года к прото-трэшерам Laaz Rockit. Ставшая быстрым и неистовым продолжением «пристовского» британского металла, группа оказалась в эпицентре значительных событий – новая сцена впитала в себя техничность зарождающейся Новой Волны Британского Хэви-Метала и высокоскоростную агрессию жесткого хардкор-панка из Лос-Анджелеса с той же преданностью и любовью. Этой сценой мы во многом обязаны недавно переехавшим трудным подросткам из Лос-Анджелеса, среди которых был мажор и неудачники-отщепенцы, называвшие себя Metallica, и к концу того очень значимого года во всем мире Сан-Франциско стал столицей «бэй-эриевского» трэша – самой быстрой, громкой и тяжелой музыки в мире.

«У нас тогда было пару трэшевых песен вроде ‘Take No Prisoners’ и ‘Back Breaker’, – говорит Кеттнер, – но некоторые песни на нашем первом альбоме были написаны под сильным влиянием AC/DC. Ещё мы слушали что-то вроде Thin Lizzy и альбома Дио ‘Holy Diver’. Мы и тяжеляк тоже играли, да и трэш у нас присутствовал, но увидев Metallica, я понял, в каком направлении нам теперь надо двигаться».

«Термина «трэш» в 1982 году не было, – говорит Рон Куинтана, один из архитекторов трэш-сцены Района Залива. Куинтана работал редактором легендарного фанзина Metal Mania, который предоставлял исчерпывающую информацию о металлических и панковских музыкальных сценах Сан-Франциско c некоторой долей иронии и юмора. Фотографии были небрежно вырезаны, а бумага жутко пачкала руки. Ещё он работал ди-джеем на местной радиостанции KUSF, которая вещала на вселенную Сан-Франциско. «Я думаю, термин этот скорее появился году в 1984, когда о себе заявили лихачи вроде Exodus, Slayer, Possessed и Suicidal Tendencies – тогда мы и стали называть их трэшем, а не просто металлом и панком».

Как бы оно там ни называлось, а звучание, выработанное самыми первыми командами Сан-Франциско, было не похоже ни на что, что существовало раньше. Молодые, бренчащие дикари вроде Metallica, Death Angel, Exodus, Laaz Rockit, Possessed, Blind Illusion и целая плеяда других команд раздвигали границы, играли настолько быстро и сложно, насколько это было физически возможно. По всему городу было миллиард клубов, в которых эти команды могли оттачивать своё мастерство – это и ныне не существующий скандально известный “Ruthie’s Inn”, и “Kabuki Theater”, и “The Fillmore”, и “The Keystone”, и “The Stone” и “The Mabuhay Gardens”, в котором постоянно выступали хардкорщики и панки. Были музыкальные магазины и места тусовок, хорошая и процветающая сцена университетского радио, и дилетанты, с энтузиазмом оформляющие свои фанзины, в которых они освещали последние события в мире музыки. И откуда всё это взялось? Это дело рук вечного интригана Ларса Ульриха и его коллекции импортных пластинок Angel Witch? Ведь, в истории металла так и написано.

«В 1982 году на радиостанциях Сан-Франциско KUSF и KALX крутили экстремальный металл, поэтому НВБХМ уже мало кого можно было удивить, – говорит Куитана, – Ларс и компания могли сыграть две песни Diamond Head и одну Blitzkrieg перед любой аудиторией, но в городе было два потрясающих магазина с импортными пластинками, так сказать, на радость маниакальным фанатам этой музыки».

«Классные были магазинчики, – говорит Роб Кавестани, гитарист и один из основателей Death Angel, одной из первых и, безусловно, молодых трэш-команд из Района Залива – Record Exchange и Record Vault. Два основных магазина, куда приходили все металлюги, находили там свежайшие релизы, узнавали о новых командах и просто тусовались. Metallica к нам тогда ещё не приехала, а мы начали узнавать о группах вроде Tygers Of Pan Tang, Loudness, Riot. Вот такие команды мы тогда слушали».

Но как только в город приехала Metallica, всё коренным образом изменилось. «Уж не знаю, когда они там появились по сравнению с нами, – говорит Кавестани, – но я точно знаю, что движение это они начали раньше нас, мы их очень котировали, и они оказали на нас огромное влияние. Мы увидели их выступление в Keystone в Беркли и сразу же прозрели. Тот вечер, безусловно, изменил нашу жизнь».

«Клубы всегда были забиты под завязку, – добавляет Кеттнер, – тогда были частые аншлаги. Наш менеджер упорно не хотел, чтобы мы играли с командами из других городов. Мы, кстати, привезли Metallica, чтоб те впервые выступили в Old Waldorf. Тогда в 1983 году состоялось наше знаменитое шоу с Metallica. Они выступали хэдлайнерами, а открывали вечер Exodus. Было это в клубе The Stone».

«Среди местной публики было полно будущих музыкантов, – вспоминает Куинтана – но публика была разношёрстная, без позеров тоже не обходилось».

«Впервые мы выступили с Metallica в Kabuki Theatre, – говорит Кавестани, – там были Metallica и Armored Saint. Но до этого мы уже несколько лет играли сами. Сформировались мы в 1982 году. Мне тогда было лет 13-14. Энди [Галеону, барабанщику] было лет 9-10. Я к тому, что мы были очень юными. Но в некоторые клубы пускали ребят всех возрастов, там устраивались вечеринки, тусовки – вот там мы и выступали. А потом, когда в некоторых клубах появились возрастные ограничения, нам удавалось тайком проникнуть внутрь и отрываться. Мы выступали с Exodus, Legacy – которые позже стали Testament – Megadeth, Mercyful Fate, Laaz Rockit. Ещё мы играли со всеми панк-группами».

В 1982 году панк-рок в Сан-Франциско был в отличной форме, однако не все местные металлические группы в него въезжали. «Панк был довольно обособлен, – говорит Кеттнер, – уверен, были и те, кто ходил и туда, и туда, но мы с командами вроде Black Flag или TSOL не выступали. Мы никогда с ними не играли, и я теперь об этом жалею, потому что мы могли бы многим открыть глаза. Ведь трэш появился благодаря панку. А «мош-питы» «сёрк-лпиты» и прыжки со сцены в толпу пришли к нам непосредственно из панковской сцены».

В отличие от Laaz Rockit, Death Angel с головой нырнули в смешение металла и панка. «Мы играли со многими панк-командами, – говорит Кавестани, – таким образом, и смешались два стиля. Мы постоянно выступали с Cro-Mags, GBH, DRI, Verbal Abuse, Suicidal Tendencies и Dr. Know».

«Бедные фэны из Лос-Анджелеса могли ходить либо на глэм-команды, либо на панк-концерты, смешения стилей у них не было, – говорит Куинтана, – но в Районе Залива панки ходили на метал-концерты и наоборот. В Лос-Анджелесе хардкор-панк концерты были очень агрессивными и опасными. Группе Suicidal Tendencies запретили выступать в родном городе, и они были вынуждены приезжать играть к нам. В результате смешения двух стилей в Бэй-Эриа появилась здоровая дружеская конкуренция».

Death Angel

К середине 1980-х жители Сан-Франциско, наконец-то, прониклись панком и полюбили его. А что же глэмеры? Да не очень-то. «Мы тогда знали многих ребят, которые готовые отчаянно «трясти башкой, которая не трясётся» – говорит Кеттнер.

«В Сан-Франциско были глэм-команды, и некоторые из них были классными ребятами, – объясняет Кавестани, – были группы Jetboy, Sea Hags, Vain. Кстати, наш альбом ‘Frolic Through The Park’ (1988) продюсировал Дэйви Вейн. Мы с некоторыми из них даже поначалу выступали, а потом трэш стал пропагандировать «смерть позерам», и тогда мы от них сильно отделились, чтобы кого-нибудь ненароком на наших выступлениях не замочили».

«Глэмеры плодились, словно крысы, – ворчит известный ненавистник позеров Рон Куинтана, – Van Halen тогда были королями, и даже у их клонов были огромные армии поклонников».

Безусловно, в музыкальном плане Exodus были самой агрессивной группой в Районе Залива, ещё они любили прямо со сцены пропагандировать «смерть позерам». Пол Бэлофф с Гэри Холтом отлавливали на улице глэмеров, рвали на них футболки с изображением глэмерских групп, резали и повязывали себе вокруг запястья как трофей. На концертах Exodus всегда призывали своих фэнов найти позеров и замочить их, где бы они ни были. Трэш-концерты в Сан-Франциско всегда превращались в драки и беспорядки.

«О да, в толпе чувствовалась агрессия, – говорит Кеттнер, – парни швыряли друг друга, мошились, слэмились но после концерта все вместе шли пить пиво. Уверен, на некоторых указывали, что они тут лишние, либо они пытались строить из себя тех, кем не являлись, и обычно таких ребят либо изгоняли из компании, либо просто пиздили в парке. Но лично я этого не видел».

«Но такова была реальность, – говорит Кавестани, – позерам действительно могли хорошенько надрать задницу. Не дай бог их бы увидел Пол Бэлофф!»

«Иногда мы действительно слетали с катушек и становились чересчур агрессивными и оголтелыми, – говорит Кеттнер, – не уверен, как на всё это смотреть, потому что с одной стороны да, творилось настоящее безумие и хаос, но мы в то время славились невероятным товариществом и братством. Помню, я думал: «Какого чёрта нас до сих пор никуда не забрали?»»

К 1980-х когда Metallica, Slayer и Megadeth стали стадионными группами, и трэш Сан-Франциско начал превращаться во что-то менее панковское и агрессивное. Команды «второй волны трэша» вроде Testament и Machine Head добавили немного свежих элементов, от прогрессива до «грува». А группы «первой волны» стали либо миллионерами, либо культовыми героями, либо оказались на грани вымирания. А потом и клубы начали накрываться медным тазом.

«Из клуба Kabuki сделали кинотеатр, – говорит Кавестани, – все три клуба Keystone снесли. The Mabuhay Gardens недавно открылся заново, там теперь новый владелец, но в основном, всех клубов, в которых мы выступали, теперь не существует».

«Kabuki Theatre закрыли, – вздыхает Кеттнер, – потрясающее было место, большой старый театр. Помню, я там видел, как Metallica выступала на разогреве у Raven, Mercyful Fate… Приходя туда на концерт, можно было ощутить, каких огромных масштабов достигло это движение, и мне кажется, из-за этого в конце 80-х и начале 90-х наша сцена и развалилась. Keystone в Беркли снесли, Wolfgang’s снесли, клуб The Stone снесли…»

Рон Куинтана

«Группы, как и музыкальные сцены, периодичны, и поскольку городок наш был довольно небольшим, трэш-команды из Района Залива либо подписывали контракты, либо распадались, либо меняли звучание и направление, – говорит Куинтана, – и мало кто мог заменить изначальную мощь и энергетику. Я очень рад, что многие основные команды из Залива до сих пор дают жару – Heathen, Exodus, Death Angel, Testament, Forbidden, ещё Stone Vengeance и Brocas Helm».

Что же случилось с выпускниками класса «1982» после тех впустую потраченных лет? Ну, ребята из Metallica ударились в терапию. Дэйв Мастейн тоже, но он вроде как уже пришёл в себя. В Сан-Франциско пока не снесли ни один клуб, году в 1985 Possessed изобрели дэт-метал, но им так никто и не сказал за это «спасибо». Распавшись в середине 90-х, Laaz Rockit реформировались в 2004 году. Они отыграли несколько фестивалей в Европе и Америке, и этим летом собираются выпустить новый альбом ‘Left For Dead’ на лейбле Massacre Records.

«Чувак, пластинка чумовая! – говорит Кеттнер, – да, да, так и запиши».

Куинтана только что закончил писать книгу о былых деньках Metallica, и в настоящее время работает редактором фанзина в стиле Metal Mania, NC Music. Он до сих пор крутит металлические пластинки на подпольном радио KUSF.

«Работа на коммерческом радио – не моё. Я бы блевал от той музыки, которую там обычно крутят, – говорит он, – у нас тут недалеко есть офис коммерческой радиостанции. И вот там такую музыку любят, а у нас тут своя атмосфера».

Death Angel распались в 1991 году, но реформировались в 2001, и продолжают оставлять за собой кровавый след. В начале этого года на лейбле Nuclear Blast вышел их пятый альбом ‘Killing Season’ («Сезон Убивать»). «Мы в восторге, – говорит Кавестани, – многие рассказывают нам, что видели нас ещё 20 лет назад, и иногда приводят с собой детей, которые становятся нашей новой публикой. Круто видеть в первых рядах молодых ребятишек в футболках Death Angel и слышать, как они поют каждое слово. Теперь в нас энергии и сил гораздо больше, чем раньше».

Клуб Mabuhay Gardens теперь называется «Клубом 443»; панков там теперь не увидеть, зато время от времени выступают металлические команды. Ребята из Blind Illusion отрастили усища и стали называться Primus. А Exodus до сих пор с удовольствием рады замочить какого-нибудь позера, как только у них появляется для этого настроение.

Материал и перевод: Станислав «ThRaSheR» Ткачук


Dimon

  1. Севастополь сказал тебе 25 марта, 2016 в 2:16 пп

    Как всегда огромное спасибо за материал.

    Ответить
  2. Blitzer сказал тебе 26 марта, 2016 в 2:47 дп

    Статья как машина времени, начал читать попал в 80тые в СФ) спасибо.

    Ответить

Чего задумался? Ну давай, напиши ответ...

Как сменить аватару?

Иди на gravatar.com и загрузи аватар туда.

Архивчик

Весь Архив

Любимые Сцылочки

Наши Темы