Стив «Зетро» Суза: «В Бэй-эриа мы были одной большой семьёй»

Написал Dimon 10 января, 2016 в Немного Другой Музыки

[Большое интервью 2012 года]

Как поживаешь?

Хорошо. У меня новая группа, называется Hatriot.

Ты сейчас живёшь в Окленде, штат Калифорния?

Рядом с Оклендом. Мне до Окленда 15 минут на машине.

Ты когда-нибудь жил в Сан-Франциско или всегда жил в Окленде?

Нет, я всегда жил с восточной стороны Залива… Я и не говорю, что я жил в Сан-Франциско… красивый город, но я ненавижу местные спортивные команды. Я – парень из Окленда и болею за команду Окленд Рейдерс. Я родился с восточной стороны Залива.

Расскажи о своей новой группе Hatriot.

Ну, я начал пару лет назад вместе с пареньком по имени Костя Варватакис… мы с ним пишем все песни. Он пишет всю музыку, а я – тексты. Мы медленно по кусочкам собирали трэш-команду из Района Залива. Нам нравятся наши песни. Это настоящий «бэй-эриевский» трэш. Люди спрашивали: «А что же Стив будет делать дальше?» Ответ прост. Буду продолжать заниматься тем, чем всегда занимался. Играть трэш в стиле Exodus/Legacy. В нашей музыке много этих элементов… В каждой песне есть что-то от каждой из этих групп. Даже некоторые новые песни, которые ещё никто не слышал, звучат в типичной «бэй-эриевской» манере.

Значит, записываете пластинку. Отличные новости. Вы сами себя финансируете? Как вообще дела на сегодняшний день?

Ну, это не совсем пластинка, мы записали демку. Финансируем мы себя сами, да. Есть люди, которых я знаю много лет, а также молодые ребята, которые хотят чего-то добиться, поэтому выходит не так дорого. Мы всё делаем сами. Правильнее будет сказать, я сам всё делаю. Плачу за всё из своего кармана.

У вас своя звукозаписывающая студия или вы арендуете?

Арендуем. Но у меня полно различных предложений и вариантов, я знаю многих людей в этом бизнесе, много где я уже записывался. Я, в принципе, могу много где записать пластинку за копейки. Ну и ребята в группе отлично владеют музыкальными инструментами, так что много времени нам не требуется. Алекс Бент (барабанщик) у нас всё делает почти с первого дубля. В общем-то, все ребята молодцы. Все приходят подготовленными, так что много времени это не занимает. Мы репетируем дважды в неделю.

Я заметил, что в группе играет твой сын.

Да, мой старший сынок Коуди (Суза), он басист. Я дал ему в руки бас, когда ему было 13 лет… купил бас у Джека Гибсона (Exodus) и сказал: «Вот тебе бас, давай учись играть». Это была пятиструнка ESP, и теперь Коуди лабает будь здоров. Я его даже заставил проходить прослушивание в Hatriot. Чтоб не думал, что папаша сейчас всё устроит на халяву. Я сказал ему: «Сначала тебе придётся сыграть с этими ребятами, и если ты им понравишься – мы тебя берём», а он мне: «Бать, ты серьёзно?». Он очень талантлив. Все участники в группе молодцы, все они крутые музыканты и знают своё дело.

Вы уже где-нибудь выступали?

Да. Мы отыграли четыре или пять концертов. Уже успели сыграть с Testament, Forbidden. 19 мая будем выступать сами по себе, а 31 мая сыграем с D.R.I. Если будет желание – можешь приходить к нам на концерт… знаешь, сейчас уже не те сумасшедшие времена, как в 80-х. Играли чуть ли не в пиццериях. Больше такого нет. Я очень требователен к своим ребятам; я хочу выступать в нормальных клубах. К счастью, у меня такая возможность есть. Я готов продвигать группу, я уже пообщался с прессой. Я хочу, чтобы эта группа стала успешной. Этим летом я хочу записать альбом, а выпустить его осенью либо в начале 2013 года… вот такие у меня планы.

А в чём заключается преимущество контракта с лейблом в наши дни? Похоже, что если тебя знают в музыкальной индустрии и твоё имя им знакомо, можно выпустить альбом и самостоятельно.

Когда у тебя контракт с лейблом – всё доступнее. Мы уже выпустили сами пластинку Dublin Death Patrol, и я тогда все равно думал, будь у нас лейбл, нам было бы куда проще её продвигать. За пределами Соединённых Штатов полно людей, которые не скачивают музыку постоянно, они хотят держать альбом в руках. Поэтому с лейблом всё проще. Сразу появляется много привилегий. Я до сих пор считаю, что лейблы – важная штука.

А как сегодня выглядит музыкальная сцена Района Залива?

Не так уж и круто. Есть классный клуб в Санта-Кларе, называется он Avalon… я слышал, в конце года его закроют, но клуб очень красивый и там сейчас все и выступают. Ещё в Сан-Франциско есть клуб Regency Ballroom, и там обычно проходят концерты для аудитории человек в 1000-1500. Ещё есть Fillmore, он может вместить около 1500-2000 человек. А после него идёт Warfield – довольно большая концертная площадка. Есть небольшие клубы, и мы играем в местечке Rockit Room, что для нас необычно. Сейчас там не так, как в 80-е, но этого и следовало ожидать.

Это как раз мой следующий вопрос. Вы, ребята, принимали участие в становлении одной из наиболее исторических музыкальных сцен в истории тяжелой музыки – трэш-сцены Района Залива. Я знаю, что это невозможно, но всё-таки не мог бы ты рассказать о том времени?

Блин, чувак… тогда музыкальная сцена только разрасталась. Оглядываясь назад, мы не осознавали, что это было целое движение. Сегодня никто не играет в середине недели. Концерты проходят только по пятницам и субботам, и то не каждую неделю. А раньше играли чуть ли не каждый день… возможно, даже по воскресеньям. Вот тебе типичный концерт того времени: июль 1985 года, клуб Ruthie’s Inn, выступают Legacy, Suicidal Tendencies, Mace, Death Angel. В толпе угорают абсолютно все музыканты Metallica, Exodus, Vio-Lence, Forbidden, да там были все, кто тогда представлял нашу местную музыкальную тусовку. А после концерта ТУСОВКА у кого-нибудь на хате до 4, 5, 6 часов утра. Все БЕСЯТСЯ, угорают, нажираются и делают то, что мы тогда делали. Это были типичные сутки после концерта. Потом мы пробивали где и кто играет на следующей неделе, а потом ещё через неделю… минуточку, в воскресенье играют Death Angel и Blind Illusion, играют у Залива в 5 часов вечера. Потом во вторник концерт в Ruthie’s Inn, потом «металлический понедельник» в Old Waldorf. О, да. Я раньше думал, что такое творится в каждом городе. Потом мы стали старше, многие группы подписали контракты, начали гастролировать, пришла популярность и успех и трэш стал целым жанром… и оказалось, что такое творилось далеко не в каждом городе.

А в Лос-Анджелесе вы тогда выступали?

О, конечно. Помню, мы приехали туда в 1985 году и сыграли с Anthrax, Abattoir… я тогда ещё выступал в составе группы Legacy… кто там ещё был… Были MMM (Mike Muir Music Presents), Майк Мьюир (Suicidal Tendencies) был промоутером. В общем, там были мы, Dark Angel, Abattoir, кто-то ещё и Anthrax. Так что мы туда время от времени ездили, но почти все из нас знали, что трэш был в Сан-Франциско, и нам не нужно было никуда уезжать. Постоянно проходили концерты в Беркли, Окленде, Сан-Франциско, Пало-Альто… повсюду, так что за пределы родного Района Залива мы редко выезжали.

Наверное, было удивительно наблюдать за тем, как все эти группы из Сан-Франциско, в том числе, и твоя, превращались из местных команд в группы с мировым именем.

О, братан, Metallica. Помню, Клифф тогда разъезжал на своём старом зелёном [Фольксвагене] «Жуке»… такая была у Клиффа тачка, которая разваливалась на части… и даже тогда мы смотрели на этих ребят как на богов… а парни были без копейки денег в кармане. Помню, я приезжал в дом Metallica в Сан-Пабло, где жили Ларс с Джеймсом, и после концертов они устраивали там безумные, сумасшедшие пьянки и тусовки. Они были такими же, как и все остальные. Они не пропускали ни один местный концерт. На каждом выступлении обязательно присутствовали все ребята из Exodus, Legacy, Testament, Death Angel, Possessed, Forbidden, Vio-Lence… хм, Mordred… кого там только не было. Казалось даже, что в клубе больше музыкантов, чем фэнов, пришедших на концерты.

А что насчёт Slayer? Они тоже являлись большой частью той сцены?

Конечно, являлись, потому что впервые они приехали к нам в конце 1983 либо начале 1984 года. Они выступали вместе с Laaz Rockit. Помню, раньше у них была эта дебильная подводка для глаз. Ещё помню, как в тот вечер на тусовке в Беркли Пол Бэлофф вышвырнул их телик в окно, тот который стоял у них в номере… круто было… отличная была вечеринка… раньше каждый отель был сам по себе.

Просто взял и выбросил их телевизор в окно?

Ага, они сняли номера в отеле прямо черед дорогу от Ruthie’s Inn, и там, в итоге, мы устроили пьянку и тусовку после концерта. Помню, Бэлофф просто сорвал телевизор с подставки и вышвырнул его в окно (смеётся) – со второго этажа прямо на стоянку. Такой тогда творился беспредел. Мы считали себя неуязвимыми.

Первыми вышли пластинки Slayer и Metallica, верно?

Не стоит забывать альбом Exodus ‘Bonded By Blood’. Я пришёл в группу уже после выхода альбома… ничего мощнее тогда не было. Помню, за два месяца до того, как я перешёл в Exodus, я пошёл на концерт Judas Priest в Cal Expo и почему-то мы припарковались именно там, где была платная стоянка. Я думаю, после концерта мы не хотели ждать, пока мы выйдем оттуда. Но из каждой машины на парковке звучали песни с альбома ‘Bonded By Blood’… из каждой, мать её, машины… и эти ребята хотели, чтобы я стал их новым вокалистом? Твою же мать!

Долго ли ты пробыл в группе Legacy? (позднее группа переименовалась в Testament)

В Legacy я пришёл в конце 1983. Мне тогда было 22 года, а ушёл я… 19 июня 1986.

Это было рождение трэш-метала; жанра, оказавшего огромное влияние на многие другие жанры.

Верно. Мы были одними из первых. Когда я пришёл на первую репетицию Legacy и послушал их песни, к которым мне надо было написать тексты, я думал: «О, Боже, быстро как панк, но мелодично как Iron Maiden. Вот таким было моё первое знакомство с этой музыкой. Я понимал, что это такое, но тогда такую музыку играли всего несколько групп. Не забывай, что в то время по MTV крутили глэмерские группы вроде Ratt и Quiet Riot. Многие мои друзья из глэмерских команд говорили мне: «Да ладно, ты думаешь, они когда-нибудь станут крутить по радио Metallica? Думаешь, они когда-нибудь продадут миллион пластинок? Эту музыку никогда не будут крутить на радио». А теперь давай-ка вспомним, какая группа является величайшей в мире? Подумай об этом.

Да, удивительно, как всё вышло. Хотя последние работы Metallica у меня идут тяжело, но тогда они были одной из моих любимых групп.

Согласен.

Я потерял к ним интерес, начиная с «Чёрного Альбома». На ‘…And Justice For All’ были проблемы со звуком, но это всё равно была Metallica.

Именно. ‘The Shortest Straw’ и прочее дерьмо. Сегодня я могу слушать только первые два альбома. Тогда они были голодны и полны энергии. Ещё могу послушать следующие два альбома. ‘Master Of Puppets’ стал последним альбомом Клиффа (Бёртона) – шедевр.

Один из лучших.

А потом ‘Justice’… ладно, могу их понять, нужно прогрессировать. Потом вышел «Чёрный Альбом» и я подумал: «Нууу, ладно. Сойдёт». Он как раз и помог убить металл… я имею в виду, жанр. Тогда в 90-е самой популярной музыкой был гранж. А ребята из Metallica забили на свои корни. Они могли бы взять с собой в тур трэш-команды и может быть, металл, остался бы на плаву.

Заметь, что от гранжа больше всего досталось именно глэмерам, а не трэшерам.

Трэшу тоже прилично досталось. Я едва сводил концы с концами. О нас никто и слышать не желал до 2001 года. Я тогда завязал с музыкой. Мы с Перри Стриклэндом из Vio-Lence замутили небольшой проектик F-Bomb. А через полгода меня позвали обратно в Exodus, поскольку Пол (Бэллоф) умер.

Что касается Metallica, мне кажется, всё дело в вокале Джеймса Хэтфилда. На «Чёрном Альбоме» он пел совершенно по-другому. Сейчас они вроде как снова играют тяжеляк, но его голос просто невыносим.

Я думаю, такую музыку нужно петь с агрессией. Нужно быть злым, когда поёшь. Быть немного не в себе. И мне кажется, когда ты добиваешься успеха и перестаёшь пить, ты же не можешь быть злым и агрессивным. Ребят из Metallica теперь вообще не видно, они не приходят на концерты. Я полагаю, они просто не могут. Они слишком крутые, понимаешь? Но раз уж речь зашла о потере хватки – послушай новые группы. Послушай новый альбом Shadows Fall, Cradle Of Filth, Children Of Bodom, Haunted, Testament. Нужно быть в курсе того, что происходит на тяжелой сцене. Я не знаю, что там у Metallica сейчас происходит. Я полагаю, они теперь знаменитости и живут соответствующим образом (смеётся). Трэш-команда так не живёт. Ну, серьёзно, как можно быть искренним и честным после всего этого? Чтобы быть успешным в нашем жанре, нужно жить этой музыкой. Искренность не скроешь. А если ты не искренний – это, безусловно, заметят. К сожалению, эти ребята занимаются этим, потому что их альбом купит 3 миллиона человек, а потом они смогут поехать на гастроли и собрать целые арены.

Как-то даже невероятно, что парни из Metallica стали такими популярными.

Я вырос с Филом Деммелом из Machine Head. Я ходил на концерт и видел Machine Head на разогреве у Metallica. Там не было металлистов. В зале было много пожилых парочек, которые перед концертом поели в японском ресторане. Но я тебе вот скажу – стоило ребятам из Metallica выйти на сцену, все были просто очарованы. Всё внимание было направлено на каждый жест Джеймса. Никто не смотрел концерт с попкорном и колой в руке. Они были очарованы. Но я с тобой согласен. У меня это тоже в голове не укладывается.

Твой голос не меняется. Как тебе удаётся держать его в форме? Ведь петь в твоём стиле чертовски тяжело.

Ничего подобного. Мне это ничего не стоит. Всё дело в технике. Мне не составляет труда орать и визжать. Я за многие годы уже натренирован.

На гастролях у тебя никогда не бывает проблем с голосом?

На гастролях голос становится только лучше. Он как мышца, становится мощнее и сильнее. Я за годы стал петь лучше и знаю, как это делать. Люди говорят, что я деру глотку каждый вечер, но это не так. Я могу так орать хоть целые сутки. Меня это совершенно не напрягает. Я брал уроки пения; я знаю, как обращаться со своим голосом. Странно, но это так. Всё дело в технике.

Полагаю, в юности ты был большим поклонником Бона Скотта?

Полагаешь? (смеётся). Ага. Я даже пел песни AC/DC периода Бона Скотта со своей группой AC/DZ.

Надо было тебе попробовать себя в Accept, когда им нужен был новый вокалист.

Мне никто не звонил и не обращался. Слышал, что Энди Снип что-то говорил. Было бы очень естественно. Я без проблем могу петь в стиле Удо (Дикшнайдера).

Ты бы отлично вписался.

Ты прав. Весело было бы поработать со Штефаном Кауфманном и Вольфом Хоффманном. Я готов для предложений. Но сейчас я сосредоточен на своей группе Hatriot.

Давай поговорим о демке Legacy. Расскажешь нам о ней немного?

Тогда многие записывали демки в гаражах. Это было 5, 6 или 7 июля 1985 года. Записывали мы её там же, где Exodus записывали свой альбом ‘Bonded By Blood’. За три дня мы записали гитары, бас, барабаны и вокал. Крутая была студия. И наша демка получилась отличного качества. Одна из лучших на тот момент.

Вы её так и не выпустили, да?

Да, не выпустили. У меня есть копия на кассете и диске.

А почему?

Ну, я никогда об этом не думал. Я ушёл в Exodus, Чак (Билли) пришёл в Legacy и они переименовались в Testament. Тогда в этом реально не было смысла. Зато она представляет особую ценность. Найти её непросто, но на сегодняшний день она есть в интернете.

А что запомнилось во время самого процесса записи?

Это был мой первый раз, и я не знал, что я делаю. Надел наушники, смотрел через стекло на Эрика (Петерсона), Муку и Дага Пирси, которые сидели за микшерским пультом. Никогда этого не забуду. С тех пор я был в студии сотни раз. Я теперь уже как ветеран. Я знаю, что хочу услышать. Знаю свои возможности, свою технику, свои фишки. А раньше я всё думал: «А как получилось? Круто?». Мне не с чем было сравнить, и я считал, что звучит круто.

Раньше демка могла разлететься по всему миру.

Раньше демка давала тебе огромные возможности. Мне, кстати, кто-то сказал, что демка попала в Книгу Рекордов Гиннеса по количеству проданных экземпляров. Ведь раньше демки можно было продать. Я слышал, что было продано 40 000 копий.

Невероятно.

Для демки это очень много. В Голландии нами занималась девушка по имени Александрия. Наш менеджер отправил ей демку, и она помогла нам пробиться в Европе. Мы появились в рок-журналах ещё до того, как подписали контракт с лейблом.

Насколько популярными были Legacy в Районе Залива?

Все клубы были забиты под завязку. Здорово было, ведь мы тогда думали: «Контракта у нас ещё нет, однако мы можем выступать в клубах в Бэй-Эриа, и на нас приходят 300, 400, 500 человек».

А вам раньше платили за выступления?

Да, платили. Но нужно было об этом просить. Раньше деньги не играли особой роли.

Legacy (Testament) подписали контракт сразу после твоего ухода?

Да. Когда я ушёл в Exodus, у них было 12 предложений. Начиная с Metal Blade и заканчивая Def Jam. Они подписали контракт с Megaforce. Даже когда я ещё был в группе, ребята знали, что хотят подписать контракт именно с Megaforce. Джонни Зи предложил им лучший вариант. Он им очень помог с продвижением. Они были на одном уровне с Exodus.

Я так понимаю, что переход в Exodus, вероятно, был для тебя более выгодным решением, но всё равно хреново уходить из группы, у которой контракт на столе.

Ты чертовски прав. Но не надо ни о чём жалеть. Что сделано – то сделано.

И как прошла смена вокалиста?

Ребята из Testament сказали Megaforce о том, что произошло. Они сказали, что у них на примете есть пару ребят. Одним из них был вокалист Abattoir из Лос-Анджелеса, но он им не понравился. Я предложил попробовать Чака (Билли). Помню, он всем понравился кроме барабанщика Луи Клементе. Чак раньше пел в глэмерской группе Guilt. Он попросил моей помощи, потому что никогда не пел так быстро. И я вместе с ним пару раз приходил на несколько репетиций. С ребятами из Testament я с первых дней в отличных отношениях.

Почему Пола Бэлоффа выгнали из группы?

Ну, Пол он такой. За неделю до их отъезда в Нью-Йорк и концерта с Anthrax, они не могли его нигде найти. Они понятия не имели, где он и у кого. И где-то за 15 минут до вылета он объявился. Они поняли, что дальше так продолжаться не может. Он забивает на репетиции, вечно опаздывает, постоянно под кайфом, одни пьянки и тусовки на уме. Он всегда был таким милым раздолбаем. Ребятами из Exodus занимался Билл Грэм, и они хотели двигаться дальше, расти в профессиональном плане. Им нужен был более ответственный человек и тот, у которого мозги были на месте. Я же с ними не только приезжал на репетиции, я и интервью давал. Они всё это видели, потому и позвали к себе в группу.

А сколько времени прошло после выхода ‘Bonded By Blood’ и твоим приходом в группу?

Я пришёл в июне 1986, через год. ‘Bonded By Blood’ вышел в апреле или мае 1985, потому что я помню, что тусовка по случаю релиза альбома проходила в клубе Kabuki. И где-то через год ребята поняли, что дальше с Полом у них не получится. Они хотели подписать контракт с крупным лейблом, и в итоге нас подписали Capitol Records.

А почему сейчас ты не в Exodus?

Я сам так решил. Я не мог оставаться в группе в 2004 году. У меня были другие дела в жизни и я не смог поставить группу на первое место, как раньше. Пришлось уйти.

Ты ушёл перед туром?

Да, ушёл перед туром. Поступил неправильно – подвёл ребят. Честно, поступил как мудак. Это полностью моя вина. Они ни в чем не виноваты. Я рад, что им удалось найти нового вокалиста. И они смогли продолжать дальше, и сейчас этот парень ОТЛИЧНО справляется.

Не хочешь говорить, почему ушёл из группы?

Пришлось выбирать между семьёй и группой. В группе я оставаться не мог. У меня тогда были маленькие дети и совсем другая жизнь. Было тяжело пробовать себя сразу везде – быть и отцом семьи, и работать прорабом, а потом ехать в тур и возвращаться домой. Тогда группа мало зарабатывала и я бы на те деньги не смог прокормить семью. На работе я получал больше, поэтому пришлось выбирать. Поверь мне, это печально, я этого не хотел, но был вынужден. Лишь раз в жизни тебе предоставляется шанс играть в такой группе. И я осуществил свою мечту.

Когда в 1986 году ты пришёл в Exodus, вы сразу же начали выступать?

Да, у них были запланированы небольшие туры. ‘Bonded By Blood’ уже вышел. Мы пытались заключить контракт на выпуск следующей пластинки и не знали, будет это крупный лейбл или нет. У ребят был контракт на один альбом с лейблом Torrid Records. На нём вышел ‘Bonded By Blood’. У них началась грызня с лейблом Torrid, но потом в дело вмешался Combat и отстегнул Torrid бабла, чтобы парни смогли выпустить следующий альбом, которым стал ‘Pleasures Of The Flesh’ (1987). Так что был простой. Я тогда гастролировал гораздо больше, чем раньше, но я и с текстами ребятам помогал. Я написал ‘til Death Do Us Part’ и ‘Faster Than You’ll Ever To Be’… ну и ещё кое-какие песни.

Exodus были одними из самых первых, если не первой трэш-командой в истории… жаль, что ваш второй альбом вышел только в 1987 году.

Да, простой случился очень не вовремя. Тогда был самый рассвет трэша. Я думаю, именно поэтому мы и не добились большого успеха. Slayer выпустили ‘Hell Awaits’ и ‘Reign In Blood’, Metallica выпустили ‘Ride The Lightning’ и ‘Master Of Puppets’, Клифф уже погиб. Megadeth уже выпустили ‘Peace Sells’. Anthrax выпустили ‘Among The Living’ и ‘State Of Euphoria’. Все эти группы были на подъеме, а мы пролетели. Но мы до сих пор считаемся одними из пионеров и новаторов жанра, просто не получилось у нас как у групп из «Большой Четвёрки» (Metallica, Slayer, Megadeth, Anthrax).

Да, но если бы это была «Большая Пятёрка?»

Согласен.

А сколько лейбл Combat Records выделил Exodus на запись альбома?

60 000 баксов. Это было в 1986 году; тогда это были большие деньги. Потом мы перешли на Capital Records и сделка была на 3,5 миллиона, а на запись пластинок нам выделили почти 300 000 баксов.

У меня есть друг, который продюсирует альбомы для крупный лейблов и он говорит, что сейчас обычно выделяют на запись 10 000 долларов.

Верно. Сейчас можно уложиться и в 5 000. Теперь всё делается в цифре и намного быстрее.

Что тебе больше всего нравится в нынешнем цифровом веке?

Не нужно записывать одно и то же по сто раз. Достаточно спеть припев, и можно перекинуть его куда нужно, а не петь его три раза, как раньше.

Долго ли вы записывали альбом ‘Pleasures Of The Flesh’?

Месяц.

Где записывали?

В студии Apha & Omega в Сан-Франциско (сейчас она находится в Сан-Рафаэле, штат Калифорния). Там у одного нашего друга была студия, и мы записали там альбом.

С кем поехали на гастроли в поддержку альбома?

С Anthrax, Celtic Frost и… с кем же ещё… а, M.O.D., ещё с ними ездили.

Это было как раз тогда, когда Celtic Frost начали играть глэм?

Нет, глэм они начали играть позже.

И сколько продлился тот тур?

Почти весь год.

И потом вы сразу пошли в студию?

Именно так мы и сделали. Я думаю, пару недель мы сделали перерыв, чтобы прийти в себя, и пошли в студию сочинять песни для следующего альбома ‘Fabulous Disaster’. Последний концерт в поддержку ‘Pleasures Of The Flesh’ прошёл в марте 1988, а к апрелю мы уже сидели и репетировали песни в Окленде. К сентябрю мы пошли в ту же самую студию (Alpha & Omega Recording). Потом, помню, в январе 1989 года мы снимали клип, и в том же месяце вышел альбом. Раньше время летело очень быстро. Особенно, тот период в 5, 6, 7 лет.

Лейбл считал пластинку ‘Pleasures Of The Flesh’ успешной?

О, конечно.

Бюджет для третьей пластинки был больше?

Чуть больше. Кажется, около 90 000 баксов.

А на что потратили остальную часть аванса?

Купили новое оборудование, кое-какую аппаратуру для студии и новую систему оповещения, чтобы звук на концертах был лучше. Ещё оплатили всякие счета, потому что мы получали зарплату. Не важно, работали мы или нет, у нас была ежемесячная зарплата. Классное было время. Тогда казалось, что мы будем заниматься этим всю жизнь. Потрясающее время.

Какие твои три любимых воспоминания о том времени в Exodus?

Поездка в Голландию. Я впервые был на фестивале с Exodus перед аудиторией в 30 000 человек. Мы выступали хэдлайнерами на фестивале Dynamo. Ещё здорово, что после концерта в Warfield, билеты на который были проданы все до последнего, к нам за кулисы пришли все ребята с лейбла Capitol Records… мы подписали контракт с Capitol. Ещё я вместе с Тоби Магуайром снялся в одной серии «Великого Скотта». Это была комедия. Exodus были в гостях, а Тоби Магуайр был звездой шоу.

Неудачные моменты твоей карьеры.

Когда в 1992 году группа развалилась.

А что потом делать?

Что потом делать? Идти работать плотником. Это работа не для души, но что делать…

Все ребята в Exodus устроились на работу?

Нет, не все. Некоторые просто слонялись без дела.

Ты был в шоке?

Абсолютно. Должен признать, был.

Вы гастролировали с Pantera?

Да, мы взяли их с собой в тур. Это были их первые серьёзные гастроли. Когда вышел альбом ‘Cowboys From Hell’, они выступали на разогреве у Suicidal Tendencies и Exodus. Если посмотреть те концерты, видно, что они выходили петь с нами на сцену… они тогда ещё катались на своём фургоне. Я был с ним в том туре. Помню, они выходили на сцену и люди спрашивали: «Это ещё кто такие?». Они продавали по три футболки за вечер, а потом в течение года добились невероятных успехов.

Когда ты впервые заметил, что трэш возвращается?

Когда мы выступали на вечере ‘Thrash Of The Titans’ для Чака Билли в Сан-Франциско. Тогда многие группы реформировались и до сих пор на плаву.

Твоя самая отвратительная привычка.

Пержу.

Твои бабские замашки.

Их нет.

Какой бы вопрос ты задал Богу, когда оказался на небе?

Какого х*я?

Величайшая рок-группа всех времён?

AC/DC

Чем занимался до этого интервью?

Давал другое интервью.

Перевод: Станислав «ThRaSheR» Ткачук


Dimon

  1. Севастополь сказал тебе 11 января, 2016 в 9:45 дп

    Класс! Как же интересно читать такие интервью! Не могу не нарадоваться.

    Ответить
  2. Севастополь сказал тебе 13 января, 2016 в 10:57 дп

    Все обсуждают как Кирк целовался, что Ларс как бомж пришёл, блевотину и т.д. А интереснейший материал без комментариев никому не нужен. Беда с нынешним племенем.

    Ответить

Чего задумался? Ну давай, напиши ответ...

Как сменить аватару?

Иди на gravatar.com и загрузи аватар туда.

Архивчик

Весь Архив