Джеймс и Кирк вспоминают «Ride The Lightning» 30 лет спустя

Написал Dimon 12 мая, 2014 в Metallica, Цитаты и Интервью

Читаем интересное интервью фронтмена Metallica Джеймса Хэтфилда (James Hetfield) и гитариста Кирка Хэммета (Kirk Hammett) об альбоме «Ride The Lightning», которому в этом году исполняется ровно 30 лет.

По своей структуре “For Whom The Bell Tolls” не очень техничная песня, если сравнивать с другими песнями, которые вы сочиняли в то время, но так или иначе она стала одной из самых известных ваших композиций.

Джеймс Хэтфилд: Я помню, как писал эту песню, и я единственный знал, как должен звучать вокал, остальные просто услышали несколько аккордов – это и стало песней. Они мне: «А ты уверен?», а я говорил: «Подождите». Я пропел слова, и теперь все отлично сочеталось. Я думаю, что простота – есть гениальность, и это, несомненно, сработало. Я бы сказал, по меньшей мере, половина «черного альбома» – очень простые песни. Там намного меньше техничных, замысловатых рифов, чем на «…And Justice For All» и «Master Of Puppets». Такая песня, вероятно, могла бы стать синглом, но этому не суждено было случиться. Получилась отличная песня, и Клифф Бёртон заметно отметился своей игрой на басу.

“Fade To Black” была немного необычна для группы, в этой песне много мелодики.

Кирк Хэммет: Песня “Fade To Black” была у нас готова ещё месяца за четыре-пять до записи. У нас было много времени, чтобы как следует поработать над композицией и сделать правильные аранжировки. После этой песни люди обвинили нас в продажности, что довольно забавно. Именно после этой песни люди начали кричать «продались!». Каждый раз, когда мы выпускаем альбом, есть вероятность того, что кому-то материал придётся не по вкусу. А что сделаешь? Нельзя же сойти с ума, чтобы угодить кучке людей. Ты должен делать то, что делаешь; что лучше всего получается; что считаешь нужным. Мы следуем интуиции и часто оказываемся в необычных местах. Для нас это часть путешествия.

“Creeping Death”, наверное, та песня, которая требует максимального участия публики на концертах, как так получилось?

Джеймс Хэтфилд: Есть парочка песен, которые мы немного растянули и решили вовлечь аудиторию, и нет ничего круче, чем слышать, как 20-40 000 людей подпевают тебе на концертах – это верх наслаждения. Ты чувствуешь, что поступаешь правильно: «Ладно, недаром я на этой планете». Все вопят и выплескивают агрессию, и мы – единая семья.

Даже когда они снова и снова скандируют «умри»?

Джеймс Хэтфилд: Не важно, какое там слово. Важно, что они это делают все вместе. В Германии «die» – это вообще артикль женского рода.

Когда я впервые в детстве услышал “Fight Fire With Fire”, я был уверен, что скорость гитар была увеличена с помощью компьютеров.

Кирк Хэммет: Помню, когда Джеймс сыграл мне тот рифф, я подумал: «Да это же быстрее любой песни с нашего предыдущего альбома, как такое вообще возможно сыграть?». Затем я подумал: «Действительно быстрый рифф, но ритмичный и качовый». Я был поражён, как Джеймс мог сочинить такой быстрый рифф, в котором в то же время были и эмоции и ритм. Я был впечатлён. Помню, после записи песни мы были поражены, насколько лучше, чем любая песня с «Kill’Em All» он звучит, очень быстрый рифф». Когда мы записывали «Fight”, звучание песни получилось очень чистым, слышно все ноты. Это был триумф для нас, мы достигли нового уровня в записи быстрых песен.

Довольно смелое решение – завершить альбом девятиминутной «инструменталкой». Как родилась “The Call Of Ktulu”?

Кирк Хэммет: Мы постоянно откладывали эту композицию, чтобы сделать из неё инструментал, и это было немного преждевременно или вычурно. В то время мы много чего пробовали. Мы следовали инстинкту и решили, что сочиним длинную инструментальную композицию, используя имеющуюся у нас музыку, и назовём трек «Зов Ктулху», поскольку Клифф Бёртон был большим поклонником творчества Г.Ф. Лавкрафта.

Что сделал герой песни “Ride The Lightning”, что в итоге оказался в камере смертников?

Джеймс Хэтфилд: Наверное, что-то очень плохое, раз оказался на электрическом стуле. Песня родилась из рассказов о смертной казни в Бэй Эриа, Калифонии, где мы тогда жили. Поскольку мы жили недалеко от тюрьмы в Сан Квентин, для нас это было насущной темой. Герой в песне вымышленный. Сделал он что-то очень плохое. Я думаю, он скачивал музыку.

Перевод: Станислав «ThRaSheR» Ткачук

P.S. Данное интервью публиковалось на Metbash.ru 30 июня 2012 года, однако тогда были замечания по поводу качества перевода. Сейчас перевод наиболее близкий к оригиналу по всем параметрам. Конечно же, вы с этим можете согласиться или не согласиться.


Dimon

  1. слава сказал тебе 13 мая, 2014 в 12:58 дп

    Fight Fire With Fire первая трэш песня,весь альбом отличный и до сих пор актуален

    Ответить
  2. Ururu сказал тебе 13 мая, 2014 в 4:58 дп

    а про Эскейп ни слова :((

    Ответить
  3. Гугенот сказал тебе 13 мая, 2014 в 5:32 дп

    “Когда я впервые в детстве услышал “Fight Fire With Fire”, я был уверен, что скорость гитар была увеличена с помощью компьютеров”
    В 84-м году уже были компы, позволяющие баловаться со звуком на профессиональном уровне?

    Ответить
  4. Sweet Anger сказал тебе 13 мая, 2014 в 9:48 дп

    Я думаю, он скачивал музыку. Приколист Жамес.

    Ответить
  5. dethharmonix сказал тебе 14 мая, 2014 в 1:19 пп

    Последняя фраза просто убила))) Джеймс умница)))

    Ответить
  6. Tankard сказал тебе 14 мая, 2014 в 4:26 пп

    @слава:
    в смысле первая трэш песня?

    Ответить
  7. Sainphony сказал тебе 15 мая, 2014 в 4:40 пп

    @Ururu:
    Общеизвестный факт, что этой песней они добивали пластинку, не более того. Поэтому нигде особливо она не светилась в творчестве группы.

    Ответить
  8. Sainphony сказал тебе 15 мая, 2014 в 4:41 пп

    @Гугенот:
    В 80-е уже активно CGI обрабатывали на рабочих станциях, что куда более ресурсоёмкая задача. Звук - наименьшая из проблем для обработки на тот момент.

    Ответить

Чего задумался? Ну давай, напиши ответ...

Как сменить аватару?

Иди на gravatar.com и загрузи аватар туда.

Архивчик

Весь Архив

Любимые Сцылочки

Наши Темы